ДРСМД окончательно канул в Лету

Регистрация
27.02.2017
Сообщения
9 329
Адрес
Харьков
Пол
мужской

2 августа Россия и Соединённые Штаты окончательно вышли из Договора о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД), подписанного более 31 года назад. Это означает, что Москва и Вашингтон отныне могут без каких-либо ограничений разворачивать крылатые и баллистические ракеты наземного базирования дальности от 500 до 5500 км, которые могут быть оснащены ядерными боеголовками. Об этом пишет внештатный обозреватель Forbes Себастьен Роблен.

Россия имеет в данном отношении определённую «фору»: у Москвы имеется как минимум 13 бригад, оснащённых тактическими баллистическими ракетами «Искандер» мобильного базирования, отмечает Роблен. Некоторые из этих бригад имеют на вооружении крылатые ракеты 9М729 запрещённой по ДРСМД дальности, а остальные легко могут на них перейти, подчёркивает обозреватель Forbes. В свою очередь, Китай, который вообще не подписывал договор, обладает арсеналом в 1400 ракет средней и малой дальности, пишет он. Впрочем, Пентагон отставать не намерен — там вот уже некоторое время строят планы по разработке собственных ракет наземного базирования, а теперь, после прекращения действия ДРСМД, появилась возможность увеличить их дальность, говорится в материале.
Как поясняет Роблен, американские вооружённые силы, которые несколько десятилетий воевали главным образом против повстанческих группировок, привыкли осуществлять тактические и стратегические удары не при помощи тяжёлой артиллерии и наземных комлпексов, а посредством вооружённых высокоточными управляемыми боеприпасами самолётов. Однако в последнее время Пентагон всё сильнее беспокоит перспектива конфликта «на уровне великих держав» — то есть, с Россией и Китаем.

Американские стратеги убеждены, что авиация в подобной войне не сможет играть настолько серьёзную роль, как раньше — в том числе в связи с наличием у противника высокотехнологичных средств ПВО, продолжает автор. По этой причине сухопутные войска США планируют «вовсю» запустить процесс «возвращения ракет наземного базирования», дабы не только дать своим подразделениям более гибкие инструменты для удара по удалённым целям, но и получить возможность подавлять вражескую ПВО для последующего задействования авиации.
Неспроста одним из «Большой шестёрки» приоритетов — масштабного плана модернизации сухопутных сил — является программа под названием «Средства высокоточного дальнобойного поражения» (Long Range Precision Fire, LRPF), отмечается в статье. Как пишет Роблен, программа LRPF на тактическом уровне подразумевает оснащение сухопутных сил гаубицами M109 c удлинёнными стволами и улучшенными ракетами с GPS-наведением, а на стратегическом — целый ряд проектов, включая разработку гиперзвуковых ракет с дальностью более 2200 км, а также так называемой «Стратегической дальнобойной пушки», которая должна получить возможность вести огонь снарядами с ракетной тягой на расстояния более 1600 км.
Что же касается промежутка между тактическими и стратегическими крайностями, его планируется покрыть за счёт проекта «Высокоточной ударной управляемой ракеты» (Precision Strike Missile, PrSM), разрабатываемой специально для поражения важных стационарных объектов противника вроде аэродромов, портов, складов ГСМ, мостов и РЛС, подчёркивается в статье.

По данным Роблена, ракета PrSM должна будет запускаться с имеющихся на вооружении американских сухопутных сил реактивных систем залпового огня HIMARS и M270A1. Данные РСЗО изначально разрабатывались для «опустошения» огромных площадей залпами 227-мм НУРСов, каждый из которых несёт более 500 кассетных боевых элементов, однако в последние годы эти машины получили средства для нанесения точечных ударов в виде управляемых ракет M31 с GPS-наведением, отмечает автор. Кроме того, на данный момент и HIMARS, и M270A1 могут вместо стандартных НУРСов с дальностью около 70 км оснащаться одной-двумя ракетами MGM-140 для поражения изолированных целей на удалении до 300 км.
Всего с 1991 года американские войска запустили более 500 таких ракет в боевых условиях, причём большинство из них — в ходе вторжения в Ирак в 2003 году; между тем, к 2016 году сухопутные силы США рассчитывали заменить их на более «продвинутые» ракеты проекта PrSM с дальностью 500 км — то есть, максимальной доступной по условиям ДРСМД. Американские официальные лица неоднократно давали понять, что дальность новинки ограничена исключительно условиями ДРСМД, что подразумевает, что теперь, после прекращения действия договора, разработчики будут увеличивать этот параметр, говорится в материале.
Глава программы LRPF полковник Джон Рафферти заявлял в одном из интервью, что после оснащения улучшенными двигателями дальность PrSM должна будет вырасти до 700 км, однако признал, что для разработки этих двигателей может понадобиться несколько лет, поэтому первые варианты ракеты будут иметь предельную дальность в 500 км, как планировалось ранее. Как бы то ни было, такое «резкое выскакивание в среднюю дальность» считают разумным далеко не все — высказываются мнения о том, что это может «спровоцировать Россию на более жёсткие шаги», и что оснащение сухопутных сил высокоточными ракетами будет ненужным в связи с тем, что подобное оружие уже есть у авиации и флота, отмечается в материале.

Среди требований, выдвинутых к новой ракете сухопутными войсками, значатся, в частности, уменьшенные габариты. В случае, если разработчики смогут этого добиться, комплекс HIMARS будет способен запускать две PrSM, а M270 — четыре, в результате чего огневая мощь каждого подразделения ракетной артиллерии будет по сути увеличена вдвое, полагает автор. В сухопутных войсках также хотят, чтобы PrSM могли сохранять эффективность в районах, где не функционирует GPS, оснащались «малочувствительными» боеголовками, не подверженными случайной детонации, а также имели способность нести кассетные элементы, перечисляет обозреватель Forbes. Наконец, PrSM должна иметь «открытую архитектуру» и «запас по полезному пространству» для последующих доработок и усовершенствований; в войсках, в частности, планируют разрабатывать варианты PrSM для ударов по медленно движущимся наземным и водным целям вроде боевых кораблей, конвоев и танков, а также для поражения наземных РЛС и тех же кораблей посредством наведения на радиолокационное излучение, уточняется в статье.
Контракты на разработку и испытания прототипов PrSM были заключены с компаниями Raytheon и Lockheed-Martin, пишет Роблен. Ракета, представленная в рамках конкурса PrSM компанией Raytheon, носит название DeepStrike; представители компании утверждают, что при разработке новинки использовалась архитектура от производимых Raytheon зенитных ракет морского базирования SM-3 и SM-6, но стоимость «снизилась в два раза».
Как предполагает обозреватель Forbes, разработчики DeepStrike в данном случае скорее всего сравнивают её с упомянутой MGM-140, стоимость которой, по некоторым данным, достигает $ 725 тыс. за единицу. Боевой компонент DeepStrike прошёл испытания в мае 2019 года, и, как говорят в Raytheon, он «более чем» соответствует требованиям сухопутных сил в плане радиуса разлёта осколков, подчёркивается в материале.

О конкурсной ракете Lockheed-Martin известно гораздо меньше, однако компания скорее всего будет иметь преимущества перед конкурентом, поскольку является производителем пусковых установок для M270A1 и HIMARS, а также ракет MGM-140, полагает автор.
Как сообщают профильные американские СМИ, полётные испытания «кандидатов» должны были состояться в августе, однако из-за технических накладок и повреждения испытательной аппаратуры в связи с погодными условиями они были отложены до ноября, в заключение отмечает Роблен. Как пишет журналист, победителя конкурса планируется определить к 2021 году, а развернуть ракеты — уже не к 2027-му, как задумывалось ранее, а к 2023-му.

EADaily
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
9 329
Адрес
Харьков
Пол
мужской

Россия предпримет все необходимые меры для защиты своих национальных интересов и не будет сидеть сложа руки после выхода США из Договора по ракетам средней и меньшей дальности(ДРСМД) – уверен военный эксперт Алексей Леонков.


Россия будет внимательно следить за действиями США
Дело в том, что официальный представитель МИД РФ Мария Захарова отметила, что Россия будет отслеживать все действия США по разработке и размещению ракетного вооружения, которое до 2 августа 2018 года подпадало под запреты ДРСМД.
Напомним, что министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу в феврале 2019 года заявил, что Россия сможет ответить на все риски, которые связаны с выходом США из ДРСМД в рамках существующей военной программы и без всякого увеличения военного бюджета. Это Шойгу сказал на совещании у президента РФ Владимира Путина, где присутствовал и министр иностранных дел РФ Сергей Лавров.
По мнению Шойгу, России необходимо сделать комплекс необходимых научно-конструкторских работ, чтобы получить технологические возможности по запуску крылатых ракет «Калибр» с наземных установок. Кроме того, в России на протяжении последних лет активно ведутся работы по созданию гиперзвуковых баллистических ракет средней и меньшей дальности, что также нужно использовать.

Такие меры, как считает Шойгу, позволят России в сжатые сроки и при умеренных затратах получить вооружение, которое сможет эффективно купировать риски, связанные с той агрессивной внешнеполитической линией, что в настоящее время проводит Вашингтон.
«Если мы посмотрим на ситуацию в рамках выхода США из ДРСМД, то сразу увидим, что за океаном сегодня полным ходом идут работы по созданию данного ракетного вооружения. Их ведет компания Raytheon, которая объединилась с United Technologies для создания такого оружия, причем данный союз стал вторым по величине военно-промышленным концерном в США», — заключает Леонков.
Еще нужно отметить, что Raytheon пользуется колоссальной поддержкой со стороны американских властей, поскольку текущий глава Пентагона Марк Эспер являлся ранее официальным лоббистом данной компании и явно не забыл про это на своем новом посту.
Так что, то, что Эспер занял пост министра обороны США перед официальным выходом американцев из ДРСМД, не только символично, но и напрямую связанное с этим событие. Ведь Эсперт как раз и будет проводить новый военно-политический курс Вашингтона.
«В текущем году компания Raytheon должна провести ряд испытаний своего нового вооружения, чтобы убедиться в том, что поставленные задачи достигаются, и дальше начать подготовку к серийному производству данных образцов», — резюмирует Леонков.

Американцы должны развернуться во второй президентский срок Трампа
Как считает эксперт, серийное производство сухопутных крылатых ракет средней и меньшей дальности начнется в США в конце 2020 года, а само размещение в заданных ракетных районах начнется в 2021 году, поэтому все здесь давно запрограммировано.
«Такие сроки связаны с тем, что президент США Дональд Трамп в конце 2020 года должен переизбраться на второй президентский срок. Как раз вторая каденция должна стать основой реализации тех планов, которые давно вынашивали в Вашингтоне. Это в первую очередь размещение по всему миру нового ракетного вооружения средней и малой дальности», — констатирует Леонков.
По словам Алексея Петровича, американцы считают, что такое решение должно будет выравнять баланс в Юго-Восточной Азии и Европе, который на сегодняшний день складывается не в пользу Соединенных Штатов. Так что, перед нами стратегический проект.
«Получается, что Трамп первый свой срок собирал силы и средства в кулак, а во второй срок будет показывать этот кулак всему остальному миру, причем единственным ограничением для всего этого выступает соглашение СНВ-III», — заключает Леонков.
Просто в рамках этого последнего на сегодня соглашения между Россией и США по контролю над вооружениями определено количество всех носителей и боеголовок России и США. Так что, без разрыва СНВ-III американцы получат проблемы со своим новым оружием.

«Поэтому американцы не могут без прямого нарушения СНВ-III произвести большее количество носителей и большее количество боеголовок, что вытекает из их военной программы, связанной с созданием ракет средней и меньшей дальности», — резюмирует Леонков.
Соответственно, как только американцы денонсируют СНВ-III, у них окажутся развязаны руки в плане размещения носителей, а также ядерных боеголовок по всему миру. Здесь как раз и имеется в виду то ракетное вооружение, над которым работает компания Raytheon.
«Главный интерес американцев в плане размещения ракет средней и меньшей дальности вызывает Европа, а также Дальний Восток и Азиатско-Тихоокеанский регион. Подобные ориентиры уже определены в базовой стратегии Пентагона», — констатирует Леонков.
В Пентагоне уже запланированы районы размещения новых ракет.
Эксперт полагает, что Россия не будет ближайшие два года сидеть сложа руки и ждать действий от США, а сконцентрирует свои усилия на создании гиперзвукового оружия, которое даст нашей стране асимметричное преимущество.
«Данный вопрос уже фактически в работе Минобороны РФ, причем результаты этих начинаний, возможно, будут известны к концу текущего года. Дальше встанет вопрос уже о каких-то практических действиях со стороны России», — заключает Леонков.

Дмитрий Сикорский, Экономика сегодня
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
9 329
Адрес
Харьков
Пол
мужской

В преддверии одностороннего выхода США из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД) военно-политические руководители НАТО и Европейского союза вновь выступили с критикой России по этому вопросу.

Позицию Североатлантического альянса изложил во «Франкфуртер альгемайне цайтунг» его генеральный секретарь Йенс Столтенберг. Точку зрения ЕС поведала глава европейской дипломатии Федерика Могерини, которая дала отдельное интервью представителям СМИ, подкрепленное специальным заявлением этой европейской структуры. Оба выступления касались дальнейшей судьбы ДРСМД, но со странным подходом.

Два заявления, один смысл
К сожалению, оба высокопоставленных представителя обратились с прямыми призывами воспользоваться последним шансом, чтобы оставить в силе этот договор, адресовав их только России, а не Соединенным Штатам. Словно не было февральского заявления Дональда Трампа о готовности Вашингтона денонсировать ДРСМД в полном объеме. Следует отметить ряд положений публичных выступлений высокопоставленных представителей НАТО и Евросоюза, имеющих принципиальное значение и которые было бы неправильно оставить без внимания.
И в НАТО, и в ЕС в своих демаршах вновь вытащили тему «создания и развертывания» в России крылатой ракеты наземного базирования (КРНБ) 9М729 с максимальной дальностью 480 километров, то есть не запрещенной ДРСМД, который охватывает своими ограничениями только баллистические и крылатые ракеты средней и меньшей дальности такого же способа базирования – способные преодолевать расстояния от 500 до 5500 километров. По этой причине в изложенной критике прослеживается явный непрофессионализм.
Названные заявления высокопоставленных представителей НАТО и Евросоюза объединяет и то обстоятельство, что они уже в десятый раз не представили никаких доказательств нарушений Россией договора 1987 года, хотя обвинения с их стороны по этому поводу сыплются как из рога изобилия уже семь лет. Для справки: США провели более 30 встреч с Россией на высоком уровне по этому вопросу и всякий раз пытались навести тень на плетень.

Странно, что и Столтенберг, и Могерини проигнорировали тот факт, что США начиная с октября 1999 года при проверке эффективности их системы ПРО активно использовали в качестве учебных перехватываемых мишеней баллистические и крылатые ракеты средней и меньшей дальности, запрещенные ДРСМД. То есть открыто нарушали этот акт. Невозможно предположить, что оба лидера столь высокого ранга не знали о пресс-релизах Пентагона и справочных материалах исследовательской службы конгресса, которые описывали проведенные «эксперименты», указывая не только место и время, но и класс перехватываемых ракет-мишеней, а именно средней, меньшей и промежуточной дальности. К последнему варианту военные США относят образцы с дальностью стрельбы в пределах 3000–5500 километров, которые однозначно вписываются в ограничительные пространственные параметры договора 1987 года. Таким образом, за последние 20 лет американская сторона использовала в общей сложности шесть типов ракет этих классов общим числом 117 единиц.
Потенциальная установка американских КРНБ и беспилотных летальных аппаратов (БЛА), имеющих схожие тактико-технические характеристики с ними, в пусковые шахты операционных баз системы ПРО США в Румынии (уже на боевом дежурстве) и в Польше (приобретет такой статус в 2020 году) также явится нарушением ДРСМД. Такая замена ракет системы ПРО на КРНБ или БЛА наступательного характера может быть произведена довольно быстро, диаметр ПУ и их программное обеспечение позволяют это сделать. А это в общей сложности 48 ракет – по 24 на каждую базу, которые по названным причинам являются комбинированными объектами оборонительно-наступательного характера, да к тому же выдвинутыми «на передовые рубежи» относительно территории России.

Важная деталь: именно новая стратегия противоракетной обороны США, одобренная в начале 2019 года, предусматривает их использование для нанесения удара по России еще «до запуска» российских МБР.
Подобными заявлениями НАТО и ЕС уже давно пытаются переложить ответственность за разрушение ДРСМД с Вашингтона на Москву, хотя именно американская сторона инициировала его денонсацию в одностороннем порядке под фальшивыми предлогами.
В этой связи обращения руководства альянса и Евросоюза к Москве по поводу «спасения» ДРСМД некорректны и несостоятельны. Адресатом должен быть в первую очередь Вашингтон как инициатор курса на слом всей системы контроля над вооружениями. «Нью-Йорк таймс» справедливо отметила 15 июля: «Приверженность Трампа новым соглашениям вызывает вопросы, учтивая общий скепсис его администрации по вопросам контроля над вооружениями».
Стоит напомнить, в чем проявляется скепсис. Из 13 двусторонних и многосторонних договоров и соглашений в этой области, к которым США испытывают крайне негативное отношение, шесть касаются ракетно-ядерных вооружений и укрепления режима нераспространения. Как результат нарушения Соединенными Штатами Договора СНВ-3 и ДНЯО, выход из ДРСМД, отказ от ратификации ДВЗЯИ, одностороннее расторжение СВПД (Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе) и неполное соблюдение Соглашения об утилизации оружейного плутония.

Чем закончились консультации?
Итоги состоявшейся встречи в Женеве, которая была проведена на уровне заместителей руководителей внешнеполитических ведомств России и США, не добавили оптимизма ни по поводу ДРСМД, ни относительно возможной пролонгации другого договора, касающегося стратегических наступательных ядерных вооружений сторон, который в феврале 2021 года может прекратить свое существование в связи с окончанием срока действия. Речь идет о СНВ-3.
Никаких сдвигов по теме ДРСМД в ходе женевских консультаций не произошло, позиции сторон не изменились, заявил заместитель главы МИДа России Сергей Рябков. Вполне естественно, что делегация РФ отклонила все попытки Вашингтона возложить на Москву ответственность за ожидаемую судьбу договора 1987 года.
Как и ожидалось, сообщил глава российской делегации на женевских консультациях об их итогах, американская делегация вообще не зафиксировала какую-то позицию по теме продления Договора СНВ-3, подписанного в Праге девять лет назад.
Первая причина такого подхода американской стороны в том, что президент Дональд Трамп обещал изложить свою точку зрения по этому вопросу только в следующем году. Вторая в том, что среди высших представителей нынешней американской администрации пока превалирует мнение, будто его продление до 2026 года не отвечает национальным интересам США: он будет мешать создавать принципиально новую стратегическую ядерную триаду с заменой всех трех ее компонентов.

В то же время в Вашингтоне пробрасываются намеки, что американская сторона будет готова пойти на компромисс, то есть продлит его на последующие пять лет, если Россия не будет создавать новые перспективные виды вооружений, которые, как хорошо известно, даже не прописаны в пражском договоре. Ловкий трюк. Видимо, в этом контексте будет справедливым задать простой вопрос: а что США могут уничтожить из своих собственных перспективных вооружений, если российская сторона заявит о готовности продлить Договор СНВ-3 на пять лет?
Наша делегация в Женеве сделала акцент на обязательном соблюдении положения Договора СНВ-3 об органичной взаимосвязи между наступательными и оборонительными стратегическими вооружениями, особо подчеркнув ее возрастающую значимость. Известно, что американская сторона такую взаимосвязь фактически обнулила, приступив к развертыванию глобальной системы ПРО. Такая сцепка будет подорвана в еще большей степени после создания Пентагоном ударных космических вооружений, в том числе развертывания на орбите ударных элементов системы ПРО. Российская же сторона в Женеве особо подчеркнула, что любое новое гипотетическое соглашение с США в сфере контроля над вооружениями должно в обязательном порядке отражать эту взаимосвязь и соблюдать ее.

Делегации обсудили и многие другие темы, которые вызывают вопросы, в том числе аспекты возможного применения ЯО. Известно, что нынешняя ядерная стратегия США имеет 14 положений, позволяющих применить ЯО стратегического и тактического назначения либо в первом, либо в ответном ударе, в то время как соответствующая доктрина России предусматривает только два случая, которые не представляют никакого секрета, и лишь в ответ.
Вызывает беспокойство сохранение в ядерной стратегии США таких установок, как эскалация с целью деэскалации, то есть наращивание возможностей применения ЯО для урегулирования конфликтов с применением обычных видов вооружений. В настоящее время в странах НАТО происходит трансформация военных учений с упором на усиление в них ядерного фактора.
В российской доктрине нет такого положения, равно как и установки о нанесении первого превентивного и упреждающего ядерного удара. Нет и концепции расширенного ядерного сдерживания, которая есть у США. Она предусматривает прикрытие американских союзников по НАТО и ряда государств, не входящих в этот альянс.
В российской ядерной доктрине отсутствует положение о применении ядерных боезарядов малой мощности, в то время как в американской оно присутствует.

На консультациях американская сторона пыталась обвинить Россию в модернизации тактического ЯО, как будто Пентагон не занимается тем же. Прозвучало, что Москва якобы имеет превосходство по этому оружию. Странно, что при изложении своей путаной позиции по этому вопросу американские представители напрочь забыли упомянуть и такой существенный географический фактор, как сохраняющееся в четырех государствах Европы (Бельгии, Италии, Нидерландах и ФРГ), а также в азиатской части Турции американское ЯО тактического значения, способное выполнять стратегические задачи. Подобная забывчивость объясняется тем, что Россия не развертывает такой вид ядерных вооружений за пределами своих рубежей. Сохраняя свое ТЯО на территории неядерных государств, США нарушают Договор о нераспространении, в частности, статью 1.
Что же касается количества тактических ядерных вооружений России и США, то обе стороны никогда не обменивались количественными показателями по ним, поскольку прежде не вели официальных переговоров об их ограничении или сокращении, а лишь указали в начале 90-х процент их добровольного взаимного сокращения относительно неназванной общей величины.
Российская сторона считает, что географический фактор в данном вопросе должен быть раз и навсегда устранен. То есть все американское ТЯО, развернутое в Европе и Азии, без исключения, безо всяких увязок и оговорок должно быть вывезено на континентальную территорию США. Возможные переговоры по ТЯО между Россией и Соединенными Штатами могут начаться только при условии продолжения полного и ответственного участия Вашингтона в Договоре о ликвидации РСМД и полного соблюдения СНВ-3. Но не только в увязке с ними.

Как и в случае с СНВ Россия при рассмотрении вопроса о начале переговоров о сокращении или ограничении ТЯО будет принимать во внимание другие аспекты проблематики нераспространения оружия массового уничтожения и контроля, прежде всего над ядерными и противоракетными вооружениями, а также учитывать объективные факторы, самым непосредственным образом оказывающие влияние на стратегическую стабильность и баланс сил в мире. Речь идет о размещении тяжелых стратегических ядерных бомбардировщиков и тактических ядерных средств передового базирования США в Европе и Азии, продолжающемся процессе создания ими глобальной системы ПРО и других аспектах.
Европа раз и навсегда должна быть освобождена и от новых ядерных ракет средней дальности США, и от их авиабомбы В-61-12, так как она может использоваться в региональных конфликтах, поскольку имеет два варианта боезарядов малой мощности, то есть меньше пяти килотонн. США одновременно должны прекратить нарушать статью 1 ДНЯО, которая запрещает размещение ядерного оружия на территории неядерных государств.
Странно, что в ходе дискуссии в Женеве делегация США настаивала на соучастии КНР в «обновленном» договоре 1987 года, хотя Пекин уже давно решительно и твердо отклонил «трогательную заботу» Вашингтона о сокращении китайского ядерного арсенала на американских условиях.

Намерение создать новые ракеты средней и меньшей дальности в ядерном снаряжении не единственная причина выхода США из ДРСМД. Преследуется еще несколько целей. США намерены искусственно создать в Европе ситуацию, которая возникла после декабрьского (1979) двойного решения НАТО о развертывании ядерных «Першингов» и «Томагавков», заставить Россию отказаться от перспективных видов стратегических ядерных и иных видов вооружений, которые не упомянуты в ДРСМД и Договоре СНВ-3, вовлечь КНР в переговорный процесс о сокращении ее ядерных вооружений, а также побудить своих партнеров по НАТО повысить к 2024 году уровень расходов на военные цели с двух до четырех процентов ВВП.
Объявленные в США и НАТО ответные действия в случае прекращения ДРСМД (в частности усиление потенциала противоракетной обороны, увеличение масштабов военных учений, дополнительная концентрация тяжелых вооружений в Европе, расширение разведывательной деятельности и наращивание военно-морской и военно-воздушной активности вблизи рубежей России) уже успешно преодолеваются военно-техническими мерами и активной деятельностью Вооруженных Сил РФ.
В ответ на выход Вашингтона из договора 1987 года Москва уже на самом высшем государственно-политическом уровне зарезервировала за собой право поступить зеркально и адекватно в ответ на неизбежное изменение военно-стратегической ситуации.

Что же касается возможного развертывания российских ракет средней и меньшей дальности в европейской части страны уже после прекращения существования ДРМСД, здесь также действует принцип зеркальности. Если американские оппоненты не откажутся от своих планов, получат симметричный вариант противодействия. Естественно, вина за такое развитие событий полностью ляжет на Вашингтон. А не на Москву, как заявляет Столтенберг.

Владимир Козин, ВПК
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
9 329
Адрес
Харьков
Пол
мужской

Денонсация 2 августа с.г. по инициативе США Договора по ракетам средней и меньшей дальности (ДРСМД от 1987 года) угрожает вызвать цепную реакцию распада всей построенной за последние полвека системы контроля над ядерным оружием. Под сомнением продление срока действия Договора по стратегическим наступательным вооружениям (ДСНВ-3 от 2010 года) и тем более следующее стратегическое соглашение. Угроза нависла над договорами о нераспространении ядерного оружия и о запрещении его испытаний. Такая ситуация чревата развертыванием неконтролируемой многосторонней гонки ядерных и неядерных, наступательных и оборонительных вооружений.


Крутой поворот
Этот опасный перелом назревал давно и произошел далеко не случайно. В ряде стран нарастало давление военно-промышленных комплексов и группировок великодержавных шовинистов. Процесс стал обслуживаться большой военно-политической идеологией, завоевавшей популярность в политических и профессиональных кругах некоторых государств. Как и всякая идеология, она основывается на амальгаме разных мифов о прошлом, настоящем и будущем стратегических отношений ядерных держав.
Один из мифов состоит в том, что после глубоких сокращений ядерного оружия его применение больше не станет вселенской катастрофой и ядерную войну можно начать и выиграть. Другой – что новые системы оружия и военные технологии не поддаются прежним методам ограничения вооружений. Еще один заключается в том, что поскольку биполярный мир прошлой холодной войны (альянсы США против лагеря СССР) ныне сменился на многополярность, постольку это требует замены двустороннего сокращения ядерного оружия на многосторонние меры.
Все эти аргументы стоят отдельного рассмотрения, но прежде всего имеет смысл остановиться на последнем. Ведь он стал одним из двух официальных поводов выхода США из ДРСМД (помимо обвинения России в его нарушении), а также используется в Вашингтоне против продления срока действия ДСНВ-3 и двусторонних переговоров с Россией о следующем соглашении по стратегическим вооружениям.

А есть ли многополярность?
Поскольку речь идет о ядерном оружии, следует обсуждать не многополярность вообще, а ее ядерное измерение. Дополняя пробелы открытых официальных данных СССР/РФ и США экспертными оценками (например, Стокгольмского института мира – известного СИПРИ), можно подсчитать, что к началу 1990-х годов семь ядерных государств того времени (СССР, США, Великобритания, Франция, КНР, Израиль и ЮАР) имели в сумме примерно 46 тыс. ядерных боезарядов. Из них на две сверхдержавы приходилось 98%. Когда в 2010 году был заключен последний двусторонний Договор СНВ-3, ядерная «девятка» (в нее вошли Индия, Пакистан и КНДР, а ЮАР – вышла) имела в совокупности около 26 тыс. боезарядов, а доля двух ведущих государств составляла 95%. В настоящее время в мире суммарно насчитывается примерно 15 тыс. ядерных боеприпасов (включая находящиеся в складском резерве, а также ожидающие утилизации), из которых 92% приходится на Россию и Соединенные Штаты.
Таким образом, за 30 лет произошло глубокое снижение общего количества ядерного оружия в мире, но удельный вес двух сверхдержав уменьшился весьма незначительно. Если учитывать все виды и типы ядерного оружия, то у каждой из них такой арсенал в 3–4 раза больше (по 4–5 тыс. единиц), чем у остальной ядерной «семерки» в совокупности. Иными словами, в мировой ядерной расстановке сил не случилось революционных перемен, которые сделали бы неприемлемым продолжение двустороннего процесса.

Российская территория в отличие от американской находится в пределах досягаемости носителей ядерного оружия всех остальных восьми ядерных государств. Впрочем, ситуация не так страшна, как кажется на первый взгляд. Отношения России с Великобританией и Францией как членами НАТО в ядерном контексте определяются ее отношениями с США. Две европейские державы никогда самостоятельно не нападут на Россию, они вполне открыты по части своих ядерных сил, существенно уменьшили их в последние десятилетия и планируют дальнейшее сокращение (Великобритания сейчас имеет 200, а Франция – 300 боезарядов).
Ядерный потенциал остальной «пятерки» не направлен против России ни поодиночке, ни коллективно. Китай, стратегический союзник РФ, ориентирует свои ядерные силы на США и Индию. Индия, давний друг России, направляет оружие на КНР и Пакистан, а последний – всецело на Индию. КНДР – на зарубежные базы США в регионе. Израиль негласно держит под ядерным прицелом соседние исламские государства, которые не признают его права на существование и спонсируют атаки суннитских и шиитских террористов.
Поэтому у России нет нужды поддерживать суммарный потенциал ядерного сдерживания против совокупности ядерных сил остальной «восьмерки». Что достаточно для сдерживания США – с избытком хватает для устрашения остальных ядерных государств всех вместе или по отдельности.

Лирика и проза многостороннего разоружения
Конечно, было бы замечательно, если бы после глубокого снижения ядерных арсеналов России и США к ограничению такого оружия присоединились остальные страны. Вся штука, однако, в том, что ограничение оружия такой сложности, дороговизны и огромной важности для национальной безопасности государств не предпринимается из общих благих побуждений. Как показал полувековой опыт переговоров и десятка крупнейших договоров между СССР/Россией и США, подобные соглашения достигаются лишь при наличии ряда вполне прагматических условий.
Во-первых, государство идет на указанные меры только в обмен на физическое ограничение вооружений другой страны. Это предполагает наличие у них отношений взаимного ядерного сдерживания и политической воли для обоюдного снижения взаимной угрозы и финансовых затрат. Во-вторых, желателен примерный объективный паритет сил. Он не обязательно нужен для сдерживания, но уравнивает заинтересованность сторон в договорах, причем ни одна из них не согласится юридически легализовать превосходство другой.
В-третьих, предметом договора являются только сопоставимые классы, виды и типы вооружений, хотя внутри договоров нередко предусматривается «размен» ограничений разных систем оружия. Наконец в-четвертых, решение столь кардинальных вопросов предполагает адекватную систему верификации, а технические возможности последней во многом определяют пределы достижимых договоренностей.
Поэтому к переговорам США и России по сокращению ядерного оружия не могут просто взять и ради всеобщего блага присоединиться страны остальной «семерки». Это объясняется отсутствием между ними или отношений взаимного ядерного сдерживания или паритета, несопоставимостью наличных систем оружия, либо невозможностью надежной верификации соглашений. Необходимые объективные условия (прежде всего взаимное сдерживание и паритет) присутствуют лишь в стратегических отношениях между Россией и США, между США и КНР (с оговорками по поводу паритета), а также между Индией и Пакистаном.

Новый китайский синдром
Необходимость подключения Китая к соглашениям об ограничении вооружений средней и стратегической дальности стала официальной позицией администрации Трампа как в связи с выходом из ДРСМД и возможностью его замены на новое соглашение, так и по вопросу переговоров о следующем договоре СНВ.
Пока Пекин категорически отвергает предложения Вашингтона по обеим темам, присоединившись к Москве с осуждением отказа США от ДРСМД. Интересно отметить двойной поворот традиционной позиции России, которая до конца 2018 года весьма скептически относилась к ДРСМД (он оценивался как «одностороннее разоружение» СССР, подписанное «бог знает почему») и которая 10 лет настаивала на подключении к договору третьих государств с аналогичными системами оружия. Правда, поддержав КНР в отказе от переговоров, Россия предложила подключить к ним Великобританию и Францию. Но это в корне изменило бы предмет договора ввиду отсутствия у этих двух стран наземных ракет средней и меньшей дальности.
Отношение Пекина к данному вопросу, по всей видимости, диктуется крайне консервативной позицией китайского военно-политического аппарата и мотивами внешней пропаганды (мол, Китай принадлежит к лагерю неприсоединившихся стран, а не к дуумвирату ядерных сверхдержав). При этом КНР держит свои ядерные силы и программы их развития в полной тайне и имеет финансовые и промышленно-технологические возможности существенно (в разы) нарастить ядерный арсенал за десяток лет. Впрочем, если бы Китай изменил своим традициям и занял более гибкую позицию, то мог бы извлечь из этого немалые политические выгоды.

Как известно, США более всего опасаются китайских высокоточных ракет средней и меньшей дальности в обычном оснащении, которых насчитывают до 2 тыс. единиц и которые способны поражать американский флот и цели в Японии, Южной Корее, на Тайване и Гуаме. Причем сам Вашингтон после денонсации ДРСМД декларирует планы размещения в регионе как раз неядерных наземных баллистических и крылатых ракет средней дальности. Значит, в рамках следующего договора, к которому вроде бы призывает Вашингтон, речь пойдет о наземных ракетах средней и меньшей дальности и в ядерном и обычном оснащении (тем более что пока нет возможности их различить, а прежний ДРСМД относился ко всем таким ракетам независимо от класса их боезарядов).
Понятно, что ни США, ни КНР не согласятся легализовать превосходство другой стороны. Если равенство установят на уровне нынешних китайских ракетных сил средней дальности или под более низким потолком, то в чем может состоять стратегический интерес Пекина при ограничении или сокращении множества своих уже развернутых ракет? Поскольку КНР многократно уступает США и России по стратегическим вооружениям, скорее всего в качестве компенсации он потребовал бы засчета под общим равным для трех держав потолком всех крылатых ракет средней дальности морского базирования в любом боевом оснащении.

Таких средств у США имеется свыше 7 тыс. единиц на всех флотах и, видимо, много сотен у России (которая, по сообщению ее министра обороны, за последнее время увеличила их число в 30 раз). При этом огромную проблему верификации создает не только класс боезаряда, но и общее число таких ракет. Они размещаются в универсальных пусковых установках надводных кораблей (наряду с зенитными и противолодочными ракетами), на переоснащенных стратегических и многоцелевых подводных лодках, в том числе в торпедных аппаратах последних. Ко всему, мобильность кораблей и скрытность подводных лодок не позволяют ограничить и проверить их вооружения в региональном масштабе, и потому Китай будет вправе требовать глобальных потолков.
Приведенная гипотетическая позиция КНР, вполне обоснованная с точки зрения логики контроля над вооружениями, поставила бы США (и в известной мере Россию) в исключительно трудное положение. Они не готовы к радикальным мерам верификации на флотах и имеют военно-морские интересы во всех океанах мира. А Китай получил бы как большой политический бонус в случае тупика переговоров по вине партнеров, так и огромный стратегический выигрыш при достижении соглашения.

Что касается участия Китая в следующем договоре по СНВ, то проблемы двух сверхдержав могут быть еще больше. Например, КНР мог бы запросить равенства по стратегическим вооружениям на нынешнем китайском уровне (что потребовало бы сокращения потолков ДСНВ-3 на ядерные носители в 7–8 раз) или легализации права Китая нарастить свои вооружения такого класса в 7–8 раз до уровня России и США. Трудно сказать, что из двух вариантов вызвало бы больший ужас Вашингтона. То же относится к России, даже если попутно сбылась бы ее давняя мечта включить в соглашение английские и французские ядерные вооружения.
Впрочем, теоретически компромиссный вариант все же возможен. Например – заключить следующий договор СНВ в трехстороннем формате примерно на тех же уровнях носителей и боезарядов (сейчас соответственно 700 и 1550 единиц), но включить в него помимо стратегических вооружений наземные баллистические и крылатые ракеты средней дальности. Тогда Китай будет иметь право наращивать свои стратегические силы (ныне насчитывающие около 100 носителей), параллельно сокращая ракеты средней дальности, которые так беспокоят США. А две ядерные сверхдержавы смогут по своему усмотрению развертывать наземные ракеты средней дальности, но лишь за счет соразмерного сокращения своих стратегических вооружений.
С точки зрения идеала ядерного разоружения это было бы шагом назад по сравнению с положением до момента расторжения ДРСМД. Но это лучше того, что будет в отсутствие ДРСМД и при отказе от продления Договора СНВ-3 и заключения следующего стратегического соглашения. Остальные государства с их весьма скромными ядерными потенциалами способны выдвинуть еще более трудные условия своего подключения к двустороннему разоруженческому процессу России и США.

Главный вывод из сказанного состоит в том, что расширение формата контроля над ядерным оружием потребовало бы не только пересмотра нынешних позиций третьих стран. За него пришлось бы очень дорого заплатить и двум ядерным сверхдержавам – как говорится, бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Пока эта идея не родила ничего конструктивного. Но в силу своей обманчивой простоты и убедительности она стала понятным для политиков и популярным среди общественности доводом в пользу прекращения двустороннего процесса сокращения ядерных вооружений России и США.

Туманные перспективы
Нет никакой ясности относительно того, согласятся ли две сверхдержавы принести большие политические и стратегические жертвы ради реального, а не умозрительного расширения круга участников контроля над ядерным оружием.
Несомненно, однако, другое. Если многосторонний формат ограничения вооружений будет признан слишком затратным, то прежний двусторонний процесс невозможно заменить предлагаемыми ныне расплывчатыми коллективными форумами общего диалога по стратегической стабильности, доверию и предсказуемости. Перед этим проектом ставится задача не ограничения вооружений, а предотвращения любых конфликтов и их эскалации. Однако без договоров по конкретным силам, видам и типам оружия, а также по режимам верификации такие переговоры обернутся пустым словопрением.
Яркий пример невозможности «доверия» в этой сфере без четкого договорно-правового режима продемонстрировали долгие препирательства Москвы и Вашингтона по дальности российских наземных крылатых ракет 9М729 и по классу (оборонительному или наступательному) американских ракет в пусковых установках ПРО в Румынии и Польше. Оба спора явились поводом для разрыва ДРСМД и полного краха доверия. Что касается «предсказуемости» в отсутствие конкретных договоров, стоит хотя бы напомнить об американской программе ПРО, которую США оправдывают ракетной угрозой Ирана и КНДР, а Россия воспринимает как способ «обнуления» ее стратегического ядерного потенциала сдерживания. Ни того, ни другого рокового для стратегической стабильности казуса не случилось бы при сохранении ограничений и режимов верификации Договора по ПРО и ДРСМД (в последнем случае этот режим завершился через 10 лет после подписания договора в 1987 году).

Между тем перед продолжением предметных переговоров Москвы и Вашингтона стоит множество серьезных задач. После денонсации ДРСМД двум державам следует как минимум принять обязательство не развертывать запрещенные Договором ракеты на Европейском континенте и согласовать соответствующие меры транспарентности применительно к имеющимся взаимным претензиям.
Затем необходимо продлить Договор СНВ-3 на пять лет после 2021 года и срочно начать диалог о следующем договоре. Его главная тема не столько понижение количественных потолков, сколько охват новейших систем стратегического оружия сторон и реалистические правила их засчета с целью укрепления стратегической стабильности, то есть устранение любых стимулов для первого удара. Только с опорой на переговоры по этим и другим темам ядерного разоружения, и никак иначе, могут в будущем сложиться политические и военные условия для продуманного придания процессу разоружения многостороннего характера.
Нынешнюю систему контроля над вооружениями не заменить никаким дипломатическим суррогатом. Если ее не удастся сохранить и углубить, то новому поколению лидеров и политических элит ведущих держав, как их предшественникам в годы прошлой холодной войны, придется в полной мере испытать на собственном опыте все издержки и опасности неограниченной гонки вооружений. И в конечном счете они все равно будут вынуждены вернуться к политике их материального ограничения и сокращения. Хотелось бы только надеяться, что это произойдет раньше, чем разразится ядерный катаклизм, и до того, как будет упущено слишком много времени и военные технологии бесконтрольно уйдут далеко вперед, а распространение ядерного оружия охватит новые страны и приведет его в руки международного терроризма.

Алексей Арбатов
 
Регистрация
15.11.2018
Сообщения
2 676
Пол
мужской
Много шума из почти ничего.

Вашингтон отвергает заявления Москвы о том, что США начали разработку крылатых ракет наземного базирования задолго до выхода из договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, заявил официальный представитель Пентагона, подполковник Роберт Карвер.

«Это не так», – сказал он в ответ на заявление МИД России о том, что американские разработки в этой сфере велись давно, передает ТАСС.

«США приостановили выполнение своих обязательств по договору 2 февраля и официально вышли из него 2 августа. После приостановления обязательств Пентагон приступил [к разработке] крылатых ракет наземного базирования и баллистических ракет», – отметил Карвер.

Ранее в Пентагоне также заявили, что разработка новой ракеты наземного базирования в США началась в 2019 году.

В понедельник США сообщили, что провели испытания неядерной ракеты наземного базирования. Эта ракета нарушила бы ДРСМД, однако 2 августа он прекратил свое действие по инициативе Вашингтона.

В Москве заявили, что эти испытания доказывают, что США задолго до выхода из ДРСМД нарушали договор и создавали запрещенные ракеты.
США отвергли обвинения России по нарушающим ДРСМД ракетам

Да, ипанули. Да, из наземной установки. Да, больше чем на 500 км.

Старый пошлый "Томагавк".

Господа, для кого-то все еще новость, что его ПУ можно установить не только на корабле, но и на земле, и даже - о ужас! - воткнуть старый контейнер на 4 ракеты (см. фильм "Захват", линкор "Миссури" или кто там был... :) ) на автомобильный прицеп? :) Эвон еще когда говорили про ПРО - та же самая установка, что и на эсминцах, только в бетоне и на базах...

И нахрен там какую-то новую ракету вообще разрабатывать-то? :) А наземную ПУ из имеющихся на складах всяческих запчастей ;) - за пару недель сляпать для отчета всяко могли бы даже американцы...

Смотрим видео, слоу-мо, супер-вдупер-разработка, год старались, как Лаврова кто-то уверил-подставил. :)

[video=youtube;3RvtDP2dZ9o]

Стандартный до усрачки модуль от УВП Mk41 -



- на фото на 8 ракет, на видео - на 4 ракеты, они разные бывают

- лишили обвеса для установки на корабль с подключением к его системам и кустарно, сцуко, воткнули на платформу-прицеп. Понавешали всяких чего-там надо, генераторов-аккумуляторов и прочей хни, поставили то ли старый кунг, то ли даже и сборно-щитовой домик сляпали. Водрузили над этим - а як же ж! - здоровенный старз-н-страйпс. И дистанционно нажали на кнопочку.

И эта быдла даже не рванула, а штатно (почти - из какой-то дырки все-таки вбок пламя фигачило) оно ж таки вылезло! стартовало! вознеслось и устремилось!!!

Трипищи, крававый Путен - Америка вон какая эгейн, у нее тоже есть технологии не хуже всяких там! Больше чем на 500 км, будете знать!

А кто не верит, пусть заглянет в педивикию и прочитает ТТХ "Томагавков". Там и на 2500 есть. Без всяких новых разработок, даже напротив - очень старые. Всяко старше "Калибров"...

Но главное-то - ухЪ! у нас тоже есть! мы показали этим русским!

Паритет восстановлен, можно принять таблетки и успокоиться.
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
9 329
Адрес
Харьков
Пол
мужской

Эпоха Горбачёва, позднего СССР и периода 1990-х изобилует случаями односторонних уступок и договоров, в которых США неизменно отводилась выигрышная роль. Так в рамках соглашения о РСМД Советский Союз добровольно отказался от размещения баллистических ракет средней и меньшей дальности на суше, при том, что именно там дислоцировал свой основной потенциал, но при этом обязался не запрещать размещение носителей на морских платформах, где у Пентагона было сосредоточено их основное количество.

Вследствие этого «сухопутная» Москва лишалась возможности ответить прочим странам не входящим в соглашение зеркальным размещением аналогичных типов ракет, в то время как Вашингтону подобные вооружения не угрожали, а отсутствие запрета на морскую составляющую позволяло проецировать силу. Схожие односторонние тенденции прослеживались и в договорах о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ), а также в нынешней ситуации — попытке перезаключить СНВ-III на выгодных для США условиях.

Предыстория
Для того чтобы понять мотивы и действия Вашингтона, необходимо ответить на вопрос, почему СНВ и ДРСМД, годами навязываемые Кремлю лично Белым домом, вдруг стали для Америки невыгодными, каковы были их изначальные мотивы и что с тех пор произошло.
Так СНВ-I, будучи подписанным в 1991 году, ставил своей целью лишить Москву последнего элемента, гарантирующего суверенитет — избавиться от единственной для однополярного мира угрозы – ядерной триады. Согласно публичной части данного соглашения, Россия и США должны были в течение 7 лет сократить свои ядерные арсеналы до 6000 боезарядов, но на практике из-за своеобразных правил «взаимозачета» Москва, как и в случае с ДРСМД, оказалась вынуждена вдвое уменьшить количество главных ударных сил — МБР Р-36М2 «Воевода», ключевого оружия возмездия.
И хотя Вашингтон также сократил основную составляющую своих стратегических сил — морскую компоненту, большинство основных положений договора носили для российской ядерной триады ущербный характер. В частности, применительно к мобильным ракетным комплексам, которые на момент заключения документа стояли на вооружении лишь у нашей страны, или допуска американских инспекторов, вплоть до 2000-х годов работавших на закрытых российских заводах, выпускающих твердотопливные стратегические ракеты.
Одновременно шла и работа по развалу ядерного паритета изнутри страны, где при безраздельной власти «либерального» блока и помощи международных «советников» сокращение велось опережающими темпами, причем даже невзирая на то, что США к тому моменту уже начали неприкрыто разрабатывать концепцию Первого обезоруживающего удара.

В обновлённой американской ядерной доктрине тех лет было прямо сказано: «Министерство обороны будет реализовывать системный подход, обеспечивающий поражение мобильных целей на различных дистанциях, включая районы, закрытые для американских войск». Параллельно внедрялась и система DCGS, обеспечивающая cбор информации о местонахождении оставшихся у Москвы стратегических объектов и передачу команд на их поражение высокоточным оружием.
И, тем не менее, обязательства по Договору СНВ-I были выполнены уже к 2001 году. В результате из 2338 носителей и 9416 боезарядов у России осталось 1136 носителей и 5518 боезарядов. США сократили свои возможности до аналогичной цифры, но с многочисленными нарушениями и с меньшей базы, с 1672 носителей и 8210 боеголовок до 1237 носителей и 5948 зарядов.
Помимо этого за годы действия СНВ-I американскими экспертами по Договору было проведено 437 инспекций различного толка, причем более половины из них в расположениях секретных частей, ракетных дивизиях, местах производства и дислокации ПГРК «Тополь», на линиях размещения знаменитых железнодорожных комплексов БЖРК и так далее. Не говоря уже о том, что представители от Британии и США присутствовали на каждом уничтожении уникальных и порой не имевших аналогов ракетных образцов российского оборонного вооружения.

В итоге пока «демократический» Кремль, ссылаясь на «истечение сроков эксплуатации», «отсутствие у государства финансовых и материальных средств», «развал предприятий кооперации» и «необходимость соблюдать» 500-страничное соглашение, разоружался, США в нарушении СНВ открыто осуществляли масштабную программу по замене двигателей межконтинентальных ракет на наработки вывезенные из России.
К концу 1990-х дело дошло до того, что во втором варианте соглашения (СНВ-II) Вашингтон попытался прямо прописать пункт запрещающий российскому Минобороны: «…применять меры маскировки, затрудняющие осуществление распознавания техническими средствами образцов на испытательных полигонах», то есть попросту захотел заставить Москву самостоятельно обеспечить для американских спутников сбор секретных технических сведений и характеристик. И опять-таки, как и в случае с ДРСМД, вне договора СНВ оставались крылатые ракеты морского базирования с дальностью свыше 600 км. Ситуация начала меняться лишь после 2000-х годов.
В 1996 году Конгресс США ратифицировал новое соглашение СНВ-II, ожидая снова не встретить сопротивления, а к 2002 году без всяких согласований единолично вышел из Договора по ПРО. Но неожиданно МИД России выступил с жестким заявлением, а новый президент страны Владимир Путин прямо заявил, что Россия немедленно расторгает ДСНВ-II, поскольку тот был увязан с договором по ПРО 1972 года, и если США выходят из второго, Россия не намерена соблюдать первый.

Для Вашингтона, привыкшего к послушанию Кремля, это стало большой неожиданностью. Тем более что согласно разорванному соглашению США с учетом ограничений на наземную составляющую и иных «нюансов» планировали склонить Москву к уменьшению числа ядерных боезарядов до 800-1500 единиц уже к 2010 году.
В результате размен стратегическими договорами впервые за 10 лет состоялся не так, как планировали в Вашингтоне, а вместо СНВ-II президенты Владимир Путин и Джордж Буш-младший подписали Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов (СНП), который оказался для Москвы выгоднее альтернативы. Тем не менее, основная проблема никуда не исчезла — США продолжали подрывать стратегический паритет.
Ввиду строительства позиционных районов ПРО вокруг России и движения НАТО на Восток, важнейшим фактором баланса сил на «ядерной» арене становилось то, чья волна ракет достигнет пусковых шахт оппонента первой и в каком количестве. А поскольку Москва отказалась и далее сокращать числовой компонент, у США оставалось три варианта действий: либо увеличить число наступательных ракет и для этого выйти из договоров, либо усилить ПРО для уничтожения ракет противника, сохранив СНВ и ДРСМД, либо частично использовать оба варианта. Вашингтон выбрал третий путь — попытался связать руки Москве новым соглашением и одновременно нарастить ударную и противоракетную мощь.

По планам американские противоракеты, размещаемые на Аляске, в Румынии, Польше, а в дальнейшем в Японии и Южной Корее, должны были окончательно сместить стратегический паритет уже к 2018−2020 году. Позиционными же районами ПРО и смещением к границам России высокоточного вооружения планировалось создать ситуацию, при которой ответный удар Москвы после нападения был бы перехвачен в той мере, в которой не смог бы нанести Америке непоправимый ущерб.
Для этого еще в 2009 году в период президентства Медведева был заключен новый договор СНВ-III. Соглашение предусматривающее сокращение развернутых стратегических носителей до 700 единиц и 1550 ядерных боезарядов.
На тот момент характерной чертой переговоров стала позиция Москвы, которая сразу же потребовала «увязания» договора с отказом от строительства дальнейших элементов ПРО США в Восточной Европе. Барак Обама дал свое обещание, Конгресс и Сенат — забрали его назад, и тем не менее СНВ-III в отличие от предшественников не накладывал критических ограничений на развитие и совершенствование российской ядерной группировки, высвобождал миллиарды долларов на модернизацию армии и представлял из себя более или менее удовлетворительный компромисс.
Для Вашингтона план Первого обезоруживающего удара с дальнейшим перехватыванием ответной волны был все еще актуален, поэтому США согласились на сокращение, однако вместе с тем более чем в два раза увеличили финансирование разработок и постановки на боевое дежурство противоракетных комплексов.

Все изменилось в 2018 году со знаменитым обращением президента России к Федеральному собранию. Еще в феврале того года, за месяц до выступления Владимира Путина, официальный представитель Госдепа США Хезер Науэрт заявляла, что выполнение СНВ «улучшает безопасность США и их союзников», делает «стратегические отношения между Вашингтоном и Москвой более стабильными» и «рассматривается Америкой как благо».
Но уже в марте 2018 года, после объявления Москвы о появлении у нее прорывных средств доставки стратегического оружия (гиперзвука, ракет с ядерным двигателем, подводных ядерных беспилотников, высокоточных крылатых ракет, глайдеров, боевых лазеров и прочего арсенала, обнуляющего стратегию американских ПРО), СНВ-III и ДРСМ мгновенно стали для США невыгодными.
Как следствие уже в ноябре 2018 года сенатор-республиканец Том Коттон и конгрессмен от республиканской партии Лиз Чейни внесли законопроект, блокирующий выделение финансов на продление российско-американского договора СНВ-III после 2021 года. Причем в обосновании этого документа было прямо сказано, что Вашингтону необходим новый вариант соглашения, в котором Москва согласится на контролируемое сокращение тактического ядерного оружия и обязательное включение в него новейших типов систем доставки. Примечательно, что в законопроекте нет ни слова о том, что США (в случае появления у них аналогичных систем в будущем) в ответ сделают то же самое.

Нервозность Вашингтона и разрыв обесценившихся договоров не сложно понять, десятилетия усилий по работе над концепцией Первого обезоруживающего удара и траты на глобальную систему ПРО (8-10 млрд долларов в год или 1,2 трлн долларов к 2035 году) были обесценены. Для перспективных российских ракет, летящих через Северный и Южный полюсы в обход всех развернутых американских противоракетных комплексов, или тем более для гиперзвуковых носителей старые методы оказались неэффективны. Как следствие Вашингтон попытался выиграть время на сокращение неожиданного отставания, 2 августа 2019 года выйдя из договора о РСМД.
Разрыв соглашения о ракетах средней и меньшей дальности рассматривается США как способ «распыления» усилий России, то есть по сути как инструмент создание сакральных жертв из региональных союзников. В целом же Вашингтон пока не придумал ничего лучше, чем смещение паритета классическим способом — новым витком гонки вооружений с помощью размещения систем перехвата в космосе, а также игр вокруг СНВ.
Когда Кремль после недавнего выхода США из ДРСМД снова напомнил о том, что Россия обезопасила себя на долгие годы, и это не Москве, а Вашингтону предстоит наращивать траты ради создания круговой противоракетной обороны взамен фрагментарной, это не было преувеличением.

Еще в середине 1960-х годов в Пентагоне подсчитали, что, если Москва в обход ПРО сумеет доставить на территорию США 100 ядерных боевых блоков мощностью по 1 мегатонне каждый, этого будет достаточно для мгновенного уничтожения 2/3 промышленного потенциала Америки и большей части её населения.
Теперь же в современных реалиях, России достаточно 13-ти новейших стратегических ракет комплекса шахтного базирования пятого поколения «Сармат» (в каждой МБР предположительно 10 боевых блоков мощностью 0.75 мегатонн каждый), чтобы нанести США непоправимый ущерб. Причём число «13» здесь показательно, если учесть, что по классификации НАТО «Сармат» носит имя «Сатана-2». И это не говоря о прочих комплексах, гарантировавших после 2018 года военную безопасность России.
На фоне такого вывода попытки западных СМИ и истеблишмента представить бесконтрольное наращивании числа ракет проблемой России, выглядят натянутыми. Даже если в ходе стратегической гонки, после отказа Москвы подписывать невыгодное соглашение, США и получат возможность уничтожить нашу страну 50 раз, а мы их лишь 30, важны не соотношения, а факт того, что с новыми носителями и системами доставки, ракеты России гарантированно прорывают глобальную ПРО и обеспечивают возмездие как минимум единожды. Этого достаточно для блокировки безнаказанной атаки, а следовательно, и для удержания паритета сторон.
Москва уже заявила о том, что не повторит ошибок Советского Союза и не станет втягиваться в гонку вооружений ради равенства цифр. В этом и кроется причина резкой нервозности США — в понимании того, что старые планы провалились, Москва сохранила суверенитет, а диспаритета стратегических сил в разгар кризиса однополярного мира так и не случилось.

Руслан Хубиев, ИА Rex
 
Регистрация
15.11.2018
Сообщения
2 676
Пол
мужской
То ли журналисты что-то не так расслышали, то ли переводчики не так поняли, то ли Пентагон вообще раздухарился и пыхнул...
Вашингтон занялся разработкой гиперзвуковой ракеты с баллистической боеголовкой радиусом действия, который был запрещен договором РСМД, заявил исполняющий обязанности министра сухопутных сил США Райан Маккарти.

«Что касается, в частности, радиусов действия (подпадающих под договор) РСМД, то сейчас, не участвуя в договоре, мы смотрим, где мы можем в первую очередь найти возможности (по разработке ракет). Мы идем по пути ракетной программы. Разумеется, гиперзвуковых (ракет). Если вы поместите баллистическую боеголовку на легкую гиперзвуковую ракету, то это будет за пределами соответствия ДРСМД. Мы рассматриваем такие возможности», – сказал Маккарти, передает РИА «Новости».
США начали разрабатывать запрещенную ДРСМД гиперзвуковую ракету
https://vz.ru/news/2019/8/21/993471.html

А наоборот не пробовали - поместить гиперзвуковую боеголовку на баллистическую ракету?
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
9 329
Адрес
Харьков
Пол
мужской
Р. Хубиев. ТОЧКА НЕВОЗВРАТА: ПОСТИГНЕТ ЛИ СОГЛАШЕНИЕ СНВ-III СУДЬБА ДОГОВОРА О РСМД (аудио)
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
9 329
Адрес
Харьков
Пол
мужской
А. Запольскис. ПОЧЕМУ СПОКОЕН ПУТИН: ЗА ТРИ МИНУТЫ ДО ГЛОБАЛЬНОЙ ЯДЕРНОЙ ВОЙНЫ (аудио)
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
9 329
Адрес
Харьков
Пол
мужской

Сейчас, когда договор о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД) прекратил свое действие и, судя по сигналам из Вашингтона, такая же участь ждет и договор о стратегических наступательных вооружениях (СНВ), главный вопрос — что будет дальше? Ведь СНВ — это, без преувеличения, центральный элемент системы мировой безопасности.

Понятно, что в информационном пространстве Америка и Россия будут обвинять друг друга, но, поскольку инициатором выхода из этих договоров, а также ранее из договора ПРО в 2001 году были США, ответ, казалось бы, очевиден. В ситуации с ДРСМД Вашингтон обвинял Москву в создании ракеты, нарушающей договор. И когда РФ решила продемонстрировать «предмет озабоченности», Штаты решили проигнорировать это мероприятие, в очередной раз повторив, что именно Россия нарушает соглашение.
А на днях США провели испытания ракеты средней дальности наземного базирования, хотя договор формально прекратил действовать только 2 августа. Вызывает вопрос, можно ли меньше чем за месяц разработать подобную ракету, не нарушая действовавшее ранее соглашение.
Впрочем, для Москвы тот факт, что «инициатива» исходит от Вашингтона — слабое утешение, так как в настоящий момент ей важнее определиться со своими следующими шагами, которые будут зависеть от соответствующих действий Вашингтона.
Пока Дональд Трамп и его советник по национальной безопасности Джон Болтон заявляют, что в Европе размещения ракет средней и меньшей дальности не планируется. Но в связи с китайской угрозой такие ракеты будут установлены в некоторых азиатских странах.
Следует отметить, что, хотя Россию в конгрессе и СМИ часто называют врагом номер один, в Белом Доме и кругах, занимающихся вопросами стратегической безопасности, именно Китай рассматривается в качестве главного геополитического противника США. Еще больше Вашингтон волнует продолжающееся сближение РФ и КНР.

Однако американские ракеты в Азии, нацеленные на Китай, могут достигнуть и российской территории, что может подтолкнуть Москву и Пекин к созданию военно-политического союза, который так беспокоит Вашингтон.
Что касается американской общественности, то там всё более опасаются начала, возможно, и по трагической случайности, ядерного конфликта между Россией и США.
Один из таких сценариев недавно описали бывший сенатор-демократ Сэм Нанн и министр энергетики Эрнст Мониз в одном из самых авторитетных журналов — Foreign Affairs. Обмен сначала конвенциальными, а затем и ядерными боеголовками начался после того, как наблюдавший за ходом российских военных учений в Калининграде американский беспилотник нарушил воздушное пространство России и был сбит системой ПВО. В ответ НАТО производит кибератаку на российскую систему раннего оповещения ракетного удара. Эскалация кризиса, сначала на уровне риторики, а затем и военных действий, приводит к ядерной катастрофе, о которой еще до этой статьи предупреждали многочисленные эксперты.
Даже далекий от пацифистов телеканал Fox News — кстати, практически единственный в США, поддерживающий Трампа, — уделил внимание докладу Американского геофизического союза о глобальных разрушительных последствиях для нашей цивилизации в результате такого конфликта.
Те же Нанн и Мониз говорят не только о пугающих последствиях третьей мировой войны, но и о том, что необходимо делать для предотвращения будущего Армагеддона. Прежде всего о необходимости возобновления стратегического диалога.

Понятно, что в нынешних условиях, когда любой призыв к сотрудничеству с Россией рассматривается как оплаченная кремлевская пропаганда, оба политика не могли избежать стандартных антироссийских обвинений. Однако они предлагают конкретные шаги для поисков компромисса. И я думаю, что к идеям Нанна и Мониза следует отнестись серьезно.
Более того, влиятельная газета The Washington Times, также одна из немногих поддерживающих Трампа, даже предложила ему назначить Сэма Нанна на должность посла США в России — вместо уходящего в отставку Джона Хантсмана.
В вашингтонских кулуарах идут также и разговоры о предстоящей замене советника по национальной безопасности Джона Болтона.
В любом случае уже сейчас видно, что многие западноевропейские страны готовы к такому диалогу, однако без участия Китая добиться прогресса будет непросто, поскольку США сделали это чуть ли ни основным условием подобных переговоров.
Как известно, в случае с Ираном Европа, Россия и Китай выступают одним фронтом. Если им удастся достичь такой же договоренности в вопросах разоружения и мировой безопасности, то вероятность достижения компромисса с Америкой значительно возрастет.
В любом случае заявление Трампа и Эммануэля Макрона о желательности превращения G7 в G8 с участием России можно рассматривать как позитивный сигнал для поисков такого компромисса.

Эдуард Лозанский, газета «Известия»
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
9 329
Адрес
Харьков
Пол
мужской

О чём я неоднократно писал: Вашингтон желает поломать все существующие договоры, выйти из всех соглашений и создать свой миропорядок с блэкджеком и женщинами с низкой социальной ответственностью.

ДРСМД канул в Лету, вслед за СВПД по Ирану, выходом из СПЧ ООН, Парижского соглашения по климату и т. д. На очереди СНВ-3, который также рассыплется, ибо новые условия, на которых президент Трамп вроде бы согласен его перезаключить, не отвечают интересам глобальной безопасности в целом и России в частности.
Америка предложила ввести ограничения на все новые и перспективные системы российских вооружений без исключения. При этом сами отнюдь не собираются сворачивать схожие научно-технические работы, как не сворачивали и ранее. Пример тому – испытания нового «Томагавка», только наземного базирования. Через две недели после крушения ДРМСД.
Америка предлагает включить в новый договор СНВ только три страны: себя любимых, Россию и Китай. Позвольте, а как же члены СБ ООН и союзники американцев по НАТО – Франция и давно уже не великая Британия? Нам что, своих президентов и премьеров туда назначать, абы чего не вышло? При этом надо понимать, что есть страны с ядерным оружием, не входящие в различные военно-политические блоки. Это Индия и Пакистан, это Израиль и КНДР, да и на территориях стран Европы лежат/стоят ядерные устройства, принадлежащие США. И которые, как Израиль, например, являются союзниками Вашингтона.

Кто-то скажет: ну давайте согласимся, а деньги, выделенные на вооружения, потратим на малолетних беременных пенсионеров. Это невозможно по двум причинам. Во-первых, у нас нет малолетних беременных пенсионеров, есть кучка дебильных зажиточных маргиналов, которым скучно, а поучаствовать в движухе хочется. Во-вторых, нет совершенно никакой гарантии, что эти малолетние беременные пенсионеры вообще выживут, если Россия начнёт разоружаться. Разоружение в одностороннем порядке ещё ни одну страну до добра не довело.
Вашингтон отлично понимает, что на выставленные условия Россия не пойдёт, почему, собственно, их и выдвигает. Чтобы иметь возможность сказать: мы предлагали, русские отказались, поэтому даёшь много оружия и кровавую баню. Кто там в нюансах разбираться будет? Хомячки всё скушают.
Возникают два известных вопроса: кто виноват и что делать? И наконец-то найдена универсальная формула ответа:

Надо понять простую вещь: пока этот обезумевший подросток я ядерной палицей в некрепких ручонках существует на планете Земля, никакого покоя не будет. При этом ни в коем случае не призываю стирать континент с карты, там живет много абсолютно нормальных, адекватных людей. А вот политическое недоразумение «США» ликвидировать надо. Расчленить на отдельные республики, княжества, улусы – вообще не важно. Важно убрать мирового гегемона, пока он не убрал всех остальных.
Впрочем, согласно последним экономическим данным, гегемон сам себя убирает. Затяжная рецессия, которая в обозримом будущем приведет к внутреннему кризису, проблемы на расовой почве, вялотекущие конфликты в подбрюшье Вашингтона – та же Венесуэла – всё это дестабилизирует почти бывшего гегемона. Ну и пусть рассыпается, туда и дорога.

Валерий Усачёв, специально для News Front
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
9 329
Адрес
Харьков
Пол
мужской

Последние испытания модификации крылатой ракеты Tomahawk подтверждают не только факты нарушения ДРСМД со стороны США, но и представляют собой попытки втянуть Россию в новую гонку вооружений. Как отмечает военный эксперт, полковник в отставке Виктор Литовкин, Россия не намерена втягиваться в гонку вооружений, а симметричный ответ предполагает «приземление» ракет «Калибр».


Симметричный ответ РФ на испытания новой ракеты США
На совещании с постоянными членами Совета безопасности президент России Владимир Путин поручил проанализировать уровень угрозы в связи с испытанием США новой модификации крылатой ракеты «Томагавк», дальность полета которой составляет более 500 километров. Поручение принять меры по подготовке симметричного ответа было поручено Министерству обороны, Министерству иностранных дел и другим профильным ведомствам.
Как отметил российский лидер, такие ракеты запрещал Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД). Кроме того, во время испытаний модификации «Томагавка» использовалась универсальная пусковая установка МК-41, но ее размещение на суше также было нарушением соглашения. Испытания вооружения с запрещенными характеристиками произошло всего через 16 дней после того, как истек ДРСМД, подчеркнул Путин.
«Говорить о нарушении ДРСМД сейчас бессмысленно, так как он закончил свое действие второго августа. Но надо говорить о том, что американцы бесконечно долго врали о том, что комплексы ПРО Aegis Asshore, которые они разместили в Румынии и который строят сейчас в Польше, никак не могут служить элементом системы нарушения договора о ракетах средней и меньшей дальности.
Мы всегда им указывали, что пусковой стакан MK-41, который они используют для противоракеты, можно легко использовать и для пуска крылатой ракеты большой дальности «Томагавк», что является нарушением ДРСМД. Они же с пеной у рта убеждали нас в обратном, что корабельный и наземные комплексы отличаются по своей конструкции. Теперь они демонстративно провели испытания, и ложь всплыла наружу.
Что касается симметричного ответа, то он заключается в переносе наших «Калибров» с кораблей на землю. Крылатые ракеты «Калибр» в принципе можно назвать аналогом «Томагавков», они у нас размещены на кораблях и подводных лодках, но мы также в сжатые сроки можем перенести их на землю и сделать это довольно дешево и эффективно, не втягиваясь в гонку вооружений».

«Приземление» крылатых ракет «Калибр»
Отметим, что министр обороны РФ Сергей Шойгу заблаговременно заявил о необходимости разработки наземного варианта комплекса морского базирования «Калибр», оснащенного крылатой ракетой большой дальности, и наземного комплекса с гиперзвуковой ракетой повышенной дальности. Обе разработки Шойгу поручил создать в 2019-2020 годах. Тема создания таких ракет детально обсуждалась в ходе тематических селекторных совещаний Министерства обороны.
России еще в начале года было известно, что американцы задолго до выхода из ДРСМД начали работы созданием ракет наземного базирования с дальностью стрельбы более 500 км, выходящей за пределы договорных ограничений. Последние испытания ракеты Tomahawk лишь подтвердили небезосновательность опасений военного ведомства.
С помощью использования таких ракет как «Калибр» на земле сроки создания новых ракетных установок значительно сократятся, как и их финансирование, добавил Шойгу. Кроме того, министр подчеркнул, что новые комплексы должны быть разработаны с повышенной дальностью стрельбы. Эксперты соглашаются, что «приземление» крылатых ракет «Калибр» можно произвести в очень сжатые сроки. Достаточно лишь создать наземную мобильную пусковую установку, что займет не больше одного года.
«На первом этапе переноса «Калибров» в наземный вариант будет достаточно для зеркального ответа на действия США. Но Путин уже дал понять, что если американцы начнут размещать свои ракеты на территории Европы, то и мы разместим свои ракеты в европейской части России. Если они будут размещать их в Азии, то и мы разместим наземные «Калибры» в Сибири и на Дальнем Востоке. Мы будем действовать зеркально, анализируя действия США, но при этом не станем втягиваться в гонку вооружений», — подчеркивает Виктор Литовкин.

Тактика огульных обвинений в адрес России
Напомним, что американцы с самого начала выбрали тактику огульных обвинения в адрес России для выхода из ДРСМД. Как обращал внимание секретарь Совета безопасности Николай Патрушев, в связи с намеками на ракету 9м729 Москва предлагала Вашингтону «в закрытом режиме» посмотреть эту ракету, чтобы американская сторона получила «всю исчерпывающую информацию о ней» и убедилась, что данное оружие не нарушает договор.
Но американцы от предложения Москвы отказались. Причем не только сами отказались посетить брифинг Минобороны РФ по 9м729, но и рекомендовали отказаться от участия в нем своим партнерам по НАТО. По словам Литовкина, Европа является вассалом США, поэтому она не в состоянии иметь собственное мнение по какому-то важному вопросу.
«К сожалению, Европа заглядывает в рот Вашингтону, и повторяет все, что там говорят. Они по примеру США обвиняют РФ в нарушении ДРСМД, хотя американцы не предоставили никаких доказательств. Европа действует по принципу хайли-лайкли, и даже Ангела Меркель говорит о якобы доказанном нарушении России при отсутствии документальных свидетельств. При этом сами США постоянно нарушали ДРСМД, и история с ПРО Aegis Asshore далеко не единственный пример такого нарушения», — резюмирует военный эксперт.

Андрей Петров, Экономика сегодня
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
9 329
Адрес
Харьков
Пол
мужской

Соединённые Государства Америки через восемнадцать дней после выхода из договора о запрете наземного базирования ракет средней (от 1000 до 5500 км) и меньшей (от 500 до 1000 км) дальности испытали такую ракету.

Ракета стандартная — крылатый «Томагавк». Да и пусковая установка тоже типовая — от массового противоракетного комплекса «Эгис». Она заранее спроектирована так, чтобы «Томагавки» из неё без труда запускались. Причём «Эгис» уже размещаются в Польше и Румынии, что запланировано сразу после выхода тех же СГА — безо всякого предлога и повода! — из договора об ограничении противоракетной обороны.
То есть выход из ДРСМД спланирован по меньшей мере лет пятнадцать назад. Зато в разрыве одного из последних мирных договоров обвинили Российскую Федерацию. Якобы мы сделали ракету, способную лететь не на четыреста девяносто километров, а на пятьсот десять. Что, конечно же, ВСЁ меняет!!!
Наши военные предъявили ракету экспертам: мол, ваши утверждения ошибочны, удостоверьтесь! Но представители стран НАТО, включая СГА, отказались смотреть. Зачем? СГА тогда уже вполне подготовились к выходу из договора.
Как бывший программист, открытым текстом уверяю: за пару недель все нужные изменения в программном обеспечении ракеты и пусковой установки не то что проверить, но и написать вряд ли возможно. Выход запрограммирован давно!

Но зачем заокеанские вояки нарочито показывают, что нарушали договор и вышли из него потому, что уже не могли скрывать свои нарушения? Да именно для того, чтобы не позволить собственному политическому руководству дать задний ход.
Теперь не просто нарушено конкретное обязательство, а наглядно доказана недоговороспособность всей нынешней верхушки СГА. Даже если кто-то что-то пообещает, всегда найдутся готовые и желающие наплевать на любой договор. Даже Совет безопасности ООН, заседавший в четверг по нашему и китайскому требованию, ничем не помог: у СГА там тоже право вето.
Открытым текстом предупреждаю: вседозволенность рано или поздно доводит до деяний, убийственных для самого беспредельщика. Лишь бы СГА, готовя собственный обвал, других за собою поменьше потащили…

Анатолий Вассерман, Рен
 
Сверху Снизу