Понеслась......))) ЕС & США

Регистрация
27.02.2017
Сообщения
9 323
Адрес
Харьков
Пол
мужской
США принудили Германию к откату за «Северный поток — 2». Но у нее есть план Б

Дата публикации: 26 июля 2018, 12:25

…Изощренная и в то же время по-детски наивная комбинация сейчас воплощается на территории Федеративной республики Германия вокруг строительства «Северного потока — 2». Одновременно с началом укладки газопровода в этой стране согласован новый терминал для приема сжиженного газа.

Впрочем, по порядку.
Как сообщает Handelsblatt, в Германии скоро появится новый терминал для приема СПГ, причем, судя по подаче информации, СПГ именно американского. Как отмечает издание, проект мгновенно поддержали не только федеральное правительство и местные власти, но и Еврокомиссия. Последняя как-то уж очень быстро, несмотря на собственную уже легендарную «забюрократизированность», согласовала строительство.
Казалось бы, все предельно просто: нынешняя американская администрация банально «продавила» немцев и выходит со своим «сланцевым» СПГ на прибыльные германские газовые рынки.
Но это как минимум не совсем так.
Точнее — это лишь самый первый, наиболее видимый слой реальности. И в нем, как в гигантской «энергетической матрешке», прячутся все новые и новые, пусть и не совсем видимые уровни.
Как сообщает «Немецкая волна», уже началась физическая укладка труб для приема газа из трубопровода «Северный поток — 2». Причем делается это довольно демонстративно, несмотря на все противодействие американской дипломатии и угрозы санкций германским энергетическим предприятиям.
И ситуация уже выглядит иным образом: как «сделка, лежащая в области политической коррупции». А если переводить на бытовой язык — банальная взятка.
Но и это еще не все.
Это — всего лишь «второй слой реальности», а в матрешке их много больше. Смотрим, что там у нас есть еще, а есть у нас для вас много чего интересного.
Итак, следим за руками.
Германия уже сегодня получает русский газ по трубопроводу Nord Stream с проектной мощностью 55 миллиардов кубометров в год и фактической — почти 62 миллиарда (так «случайно» получилось). Nord Stream 2 — еще столько же.
В принципе, этого объема главным бенефициарам обеих «потоков» на сегодняшнем уровне потребления должно хватить за глаза, без всякого СПГ. Более того: немцы, которые сейчас рассматривают себя как потенциальный основной хаб для русского газа в ЕС, собираются его еще и экспортировать.

И значит, «третий слой реальности» приобретает еще большую пикантность: сделку Германия оплачивает не своими деньгами, а средствами покупателей будущего газа — русского трубопроводного и СПГ с нового терминала. И поскольку Австрия представлена в проекте не только финансами своей OMG, но и подземными хранилищами, это будут, видимо, не австрийцы, а прочая Европа.
Кстати, комбинация, в которой Германия будет получать смесь СПГ и российского трубопроводного газа, имеет смысл только в одном случае: если украинская труба как инструмент транзита окончательно умрет. Иначе просто «по математике не бьется». Тут, правда, как раз ничего нового. Судьба лимитрофа: как-то наивно было бы предполагать, что большие страны готовы принести свои интересы в жертву украинской мрии. Но и этот «слой реальности» в данной матрешке еще не окончательный.
В настоящий момент к побережью США движется очередной танкер со сжиженным природным газом вполне российского происхождения. Из Сабетты. Причем, согласно данным американского навигационного портала Marine Traffic, газовоз Gaslog Hong Kong емкостью чуть более 100 миллионов кубометров должен достичь Америки уже сегодня, 26 июля.
Это будет уже третий груз СПГ из России в этом году. Эксперты отмечают, что США выгодно закупать сейчас более дешевый газ, чтобы экспортировать собственный СПГ на растущие рынки Азиатско-Тихоокеанского региона. Вообще фактически одновременный выход на рынок СПГ таких новых мощных игроков, как Россия и Соединенные Штаты Америки, должен со временем весьма закономерно закончиться формированием единых газовых рынков. И, что вполне естественно, с близкой к единой ценой: идея «газового ОПЕК» напрашивалась уже давно. Теперь же, на фоне нефтяного «ОПЕК+», к которому вполне не против присоединиться и американские нефтяники, идея и «газового ОПЕК+» также становится понятна и весьма актуальна.

И если все обстоит действительно так, то не исключено, что в новом германском терминале начнут разгружаться газовозы с нашего Ямала.

Дмитрий Лекух, РИА Новости
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
9 323
Адрес
Харьков
Пол
мужской
Lockheed Martin теряет Европу

Еще год назад в Lockheed Martin уверенно говорили, что эти самолеты будут проданы как минимум в 11 стран — все они разместили заказы суммарно на 743 F-35, из которых чуть более 50 уже поставлено. Но теперь ситуация резко изменилась.

Началось все с того, что конгресс США принял законопроект, запрещающий передачу F-35 Турции, если эта страна не откажется от закупки в России систем ПВО С-400. Этим же актом конгрессмены обязали Пентагон в течение трех месяцев оценить влияние российско-турецкого контракта на национальную безопасность США и возможные последствия исключения Турции из программы производства F-35. Это ни что иное как «сигнал турецким властям отыграть назад» пока это еще возможно.
Но ультиматум имел прямо противоположные последствия. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган публично пообещал выполнить сделку с Россией по С-400 и даже предложил нашей стране совместно разрабатывать С-500. Такое решение поставило Lockheed Martin в сложное положение. Если законопроект будет подписан президентом, то корпорации придется вернуть Турции аванс в 800 млн долларов и расторгнуть контракт с Анкарой на поставку 100 F-35 общей стоимостью около 12 млрд долларов. Но самое важное то, что теперь даже лояльные США союзники по НАТО четко осознали необходимость сократить сотрудничество с Вашингтоном в сфере ВТС дабы не стать следующим объектом шантажа. Так, министр обороны Италии Элизабетта Трента заявила, что намерена как минимум пересмотреть существующие контракты на приобретение американских истребителей, а как максимум — их аннулировать. «Мы больше не будем закупать F-35. Это приведет к штрафам и на первых порах негативно скажется на авиастроительной индустрии Италии. Но зато у нас высвободятся значительные ресурсы, которые могут быть инвестированы в европейские оборонные проекты, а также направлены на укрепление нашей экономики» — сообщила Трента.

Заметим, что вначале Италия планировала закупить 131 F-35 истратив 13 млрд евро. Но шесть лет назад количество самолетов сократили до 90, из которых 10 Италия уже получила. Если теперь Рим откажется от закупки оставшихся 80 машин, то Lockheed Martin придется не только распрощаться с многомиллиардными доходами, но еще и полностью поменять производственные процессы в Европе. Италия — партнер Lockheed Martin второго уровня. На производственной площадке FACO в Камери уже запущена линия сборки сразу двух версий самолетов – F-35A и F-35B (с укороченным взлетом и вертикальной посадкой), стоимостью 2,5 млрд евро. Причем этот завод – единственный за пределами США, где делают F-35B. Именно здесь планировалось выпускать самолеты для ВМС Италии и Великобритании, а также для ВВС Нидерландов. Но в случае аннулирования контракта завод в Камери придется закрыть, а производство перенести в другую страну, что неизбежно потребует новых расходов. Конечно, у Вашингтона есть много способов надавить на итальянцев и сохранить существующий контракт на F-35, но вот о новых сделках на поставку этих самолетов в Европу, американцам, скорее всего, придется надолго забыть. И вот почему.

Из платежеспособных европейских государств, которые могли бы приобрести F-35, но этого не сделали, осталось всего 4 страны – Франция, Германия, Бельгия и Швейцария. В Швейцарии такие вопросы традиционно решаются на референдуме. И последний раз – четыре года назад – более половины населения альпийской республики высказалось против закупки новых самолетов. Новый референдум по этому вопросу состоится не ранее 2020 года, но не факт, что швейцарцы поменяют свое мнение. С Бельгией ситуация вроде бы намного проще. Госдеп США предварительно уже одобрил поставку этой стране F-35. Но на самом деле Брюссель не намерен просто так закупать американские самолеты. Правительство Бельгии требует индустриального участия своей промышленность в производственной программе F-35, но его-то американцы предложить сейчас не могут. Есть и еще один важный момент. Бельгия традиционно ориентируется в оборонной сфере на своих соседей – Франция и Германию. А эти страны приобретать F-35 совершенно точно не будут.

Более того, на совместном заседании правительств двух стран канцлер ФРГ Ангела Меркель и президент Франции Эммануэль Макрон подписали соглашение о разработке нового европейского истребителя, причем уже не пятого, а сразу шестого поколения. «Это будет настоящая революция, но мы не ее не боимся, так как она мирная и хорошо продуманная» — заявил Макрон. И это не просто красивые слова. Уже известно, что в рамках франко-германского проекта получившего название FCAS (Future Combat Air System), предполагается сделать не только новый самолет, а интегрированную систему воздушной безопасности, которая будет включать в себя спутники и разведывательные и ударные беспилотные аппараты, работающие в единой информационной среде. При этом сам истребитель, который впервые поднимется в воздух в 2040 году, сделают пилотируемым лишь опционально. Над его созданием уже работают Dassault Aviation и Airbus Group. «Мы не намерены копировать F-35, у нас гораздо более амбициозный проект» — заявил журналистам глава Dassault Aviation Эрик Траппье. Что конкретно имел в виду сейчас можно только гадать. Но как считают эксперты, новый самолет сможет развивать скорость близкую к гиперзвуковой (до 4 Махов) и оперировать в верхних слоях атмосферы. При этом он будет оснащен радиофотонной РЛС, боевыми лазерами и оружием направленной энергии, в том числе электромагнитными пушками. В ВВС Франции и ФРГ эти истребители заменят машины четвертого поколения – Rafale и Eurofighter Typhoon, соответственно. «Это будет огромным шагом вперед как в развитии технологий, так и в обеспечении европейского суверенитета» — говорит глава Airbus Defense Дик Хорхе – «Европе нужно более четко заявить, что нам необходимо быть независимыми в оборонной и космической сфере». Заметим, что США всячески пытались предотвратить реализацию нового франко-германского проекта и даже привлекли на свою стороны командующего Люфтваффе генерал-лейтенанта Карла Мюльнера. Он открыто лоббировал закупку F-35, но по прямому указанию Меркель был досрочно отправлен на пенсию. Что, впрочем, легко объяснимо. Как заявил Дик Хорхе, если бы Германия купила F-35, то сотрудничество с Францией в конструировании нового самолета «встало бы намертво». Но сейчас уже ясно, что этого не произойдет. А значит, у немцев и французов есть все шансы убедить и Бельгию не покупать F-35, а присоединиться к новому европейскому проекту.

Но самое интересно то, как в этой ситуации повела себя Великобритания. Эта страна, прежде возлагавшая все надежды на F-35, неожиданно для всех приняла решение реализовать свой собственный проект по созданию истребителя шестого поколения Tempest. И даже начала по этому поводу переговоры со Швецией. Как заявила премьер-министр Великобритании Тереза Мэй, на НИОКР в рамках проекта Tempest будет выделено 2 млрд фунтов до 2025 года – «чтобы сохранить имеющийся потенциал в авиационных технологиях». А создадут новый самолет, как ожидается, тоже к 2040 году. Таким образом, рынок сбыта F-35 начал исчезать как шагреневая кожа. Теоретически США могут попытаться продать эти самолеты арабским монархиям Персидского залива. Но против этого открыто возражает Израиль, позицию которого американцы не учитывать просто не могут.

Алексей Хазбиев, «Expert Online»
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
9 323
Адрес
Харьков
Пол
мужской
Станет ли Германия ядерной державой?

Немецкий политолог Кристиан Хакке выразил убежденность, что Трамп фактически объявил Германию врагом номер один. ФРГ уже не может считать США гарантом своей безопасности. А значит, и позаботиться о ней вынуждена самостоятельно.

Разговоры о собственном ядерном оружии в Германии ведутся давно. В то же время атомный арсенал, состоящий из американских бомб, существует в Германии еще с послевоенного времени. Но эти бомбы как минимум требуют усовершенствования и модернизации.
Известный немецкий политолог Кристиан Хакке оживил идею создания собственного ядерного щита сразу после саммита НАТО, на котором Дональд Трамп, по мнению политолога, предпринял вербальные атаки на Федеративную республику.
Хакке выразил убежденность, что Трамп фактически объявил Германию врагом номер один. Поэтому ФРГ, оказавшаяся впервые с 1949 года без американского ядерного зонтика, уже не может, как раньше, считать США гарантом своей безопасности. А значит, и позаботиться о ней вынуждена самостоятельно.
Важным считает политолог и то, что наличие ядерного оружия придаст дополнительный вес в глазах международного сообщества, что позволит ФРГ занимать особое место во внешней политике.
Плюсов от обладания ядерными боезапасами для Германии множество, но один из важнейших – предотвращение какого-либо шантажа другими странами. Не секрет, что кризисная дипломатия напрямую зависит от военной мощи государства.

То есть Хакке убежден, что Германия незаслуженно не занимает это особое место. Правда, политолог забывает о постоянно развязываемых войнах в тысячелетней немецкой истории и, прежде всего, о Второй мировой, после которой Германия до сих пор не стерла с себя след нацизма.
Мнения дипломатов, военных и учёных разделились, а дискуссионная волна набирает обороты.
Сторонники нуклеаризации говорят, что стране без атомного оружия отводится лишь роль мяча, тот же, кто им владеет, и является игроком в мировой политике. И вообще, по их мнению, перед Германией стоит вопрос выживания в современном мире.
Все эти выкладки сторонников создания нового направления в военной стратегии, возможно, и правильны в интересах именно ФРГ. Но уже и раньше эти мечты разбивались о твердые позиции международных организаций (таких как ООН) о невозможности Германии с её прошлым владеть смертоносным оружием.
По мнению некоторых политиков, Германия, имеющая на вооружении атомное оружие, не только не принесёт пользы общей европейской безопасности, но может привести к разрушению всего миропорядка.
Ко всему прочему, наличие ядерного потенциала будет означать нарушение международного права.
Придётся выйти из соглашения о нераспространении ядерного оружия. Но главное – договор «два плюс четыре», заключённый после окончания войны и заменяющий мирный договор (был применен и в 1990 году для объединения Германии), также предписывает лидеру Евросоюза определённые рамки в области военного оснащения. Уже не говоря о том, что Германия до сих пор не суверенная страна – американские и британские войска находятся на её территории.
Кроме того, что наличие атомного потенциала у Германии вызовет недовольство партнёров в ЕС, это приведёт к дополнительным трениям в рамках Евросоюза, в котором и без того пошли трещины из-за миграционной политики. Скорее всего, они тоже захотят иметь равный Германии военный потенциал.
По мнению генерала Бундесвера Харальда Куята, для укрепления своего международного положения Германия должна развивать экономику, укреплять армию и вести правильную политику. А основа обороноспособности Германии лежит в мультиполярности мира и крепких связях в ЕС и НАТО.

#{author}Немецкие сторонники нуклеаризации не учитывают того, что Трамп в этом случае задавит страну санкциями, от которых лидер ЕС не отмахнется. В результате Германия окажется в изоляции и вернётся в то положение, в котором оказалась после окончания Второй мировой войны.
Ну а пока что состояние Бундесвера, развращённого членством в НАТО, не способного воевать самостоятельно, плачевно. Поэтому уже сами разговоры о собственном ядерном щите представляются по меньшей мере нелепыми.
Тем не менее это сигнал всему остальному миру: реваншистские настроения в Германии существуют уже не только на низовом уровне правых экстремистов и неонацистов. И такая откровенная активность элит не может не пугать.

Наталия Янкова, ВЗГЛЯД
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
9 323
Адрес
Харьков
Пол
мужской
https://news-front.info/2018/08/03/pod-vidom-borby-s-korruptsiej-ssha-kontroliruyut-vlasti-evropy/

Президент Румынии Клаус Вернер Йоханнис освободил от занимаемой должности руководительницу Национальной дирекции «Антикоррупция» (DNA) Лауру Кодруцу Ковеши. Закончилась карьера любимицы либеральных американских и западноевропейских политиков, награжденной свидетельством о признании особых заслуг и высокого вклада в деятельность секретных служб Соединенных Штатов, премией «Мужественной женщине» от посольства США, а также получившей титул и премию «Европеец 2016 года».

Теперь представителям США будет труднее вести то, что они называют борьбой с коррупцией. Вообще, внешнюю политику этой страны можно охарактеризовать как вечную борьбу. США боролись всегда. В XIX веке они боролись под звучным лозунгом «Америка для американцев». При этом под словам «Америка» они понимали всю территорию Северной и Южной Америки, а под словом «американцы» — только граждан США.
В ходе борьбы использовался метод кнута и пряника. Кроме интервенции американских войск и военных переворотов использовался и подкуп правящей верхушки латиноамериканских стран. В результате из Латинской Америки были вытеснены европейские конкуренты, американцы получили базу дешевых ресурсов и огромный рынок сбыта своих товаров. Они могли с гордостью сказать: «Латинская Америка — задний двор США».
В первой половине XX века они боролись за свободу торговли. В результате доллар США вытеснил английский фунт стерлингов в качестве главного средства платежа при международной торговле. Американцы завоевали прочные позиции на богатых европейских рынках. При этом они всегда подчеркивают свои особые дружественные отношения с Великобританией. Однако, например, когда в июне 1940 года после разгрома Франции Великобритания осталась один на один с нацистской Германией и попросила США передать ей 50 старых эсминцев времен Первой мировой войны, которые готовились к порезке на металлолом, то американцы согласились на это только в обмен на передачу им в бесплатную аренду 25 английских военных баз в Канаде и на островах Карибского моря сроком на 99 лет.
Во второй половине XX века США начали борьбу за права человека, но не во всем мире, а только в социалистических странах Восточной Европы. В результате жители этих стран практически утратили право на бесплатные медицину и высшее образование, но получили право на безработицу и инфляцию. Интересно, что тогда они боролись и за право граждан на свободное получение информации и возмущались тем, что глушат радиостанции типа «Голос Америки» и «Свободная Европа». Сейчас об этом праве американцы не вспоминают и всячески препятствуют работе таких российских СМИ, как Russia Today, Sputnik, USA Really.

И всегда верным помощником США в их борьбе была коррупция. Этого государства еще не было на политической карте мира, а будущие американцы уже подкупали вождей индейских племен. Разумеется, если не могли уничтожить или выгнать племя. Потом стали давать взятки руководителям зарубежных государств. Тут самый яркий пример — президент Мексики Антонио Санта-Анна, которого удалось купить, когда он находился в американском плену, а после этого он снова возглавил страну во время войны с США в 1846-1848 годах. Под его руководством мексиканская армия была разгромлена, территория страны уменьшилась в два раза, но зато США выплатили 15 миллионов долларов, большую часть которых президент Санта-Анна присвоил себе. После своего свержения в 1855 году он бежал в США.
В XX веке настало время для более изысканных форм подкупа государственных руководителей. Они получают премии от различных якобы независимых фондов, контролируемые ими фирмы получают квоты на поставку своей продукции в США, дети или внуки бесплатно учатся в элитарных американских университетах, и так далее и тому подобное. При этом полученные таким образом деньги хранятся в американских банках, а при удобном случае представителю правящей элиты можно намекнуть, что он рискует потерять все, если перестанет поддерживать американскую политику.
Интересно, что и в самих США коррупция процветает. За счет высоких зарплат и будущих пенсий, а также суровых наказаний удалось в целом отучить брать взятки полицейских и госслужащих. Однако в верхних эшелонах власти этот процесс достиг недосягаемых высот, получив благопристойное наименование лоббизм.
Если посмотреть даже официальные данные, то предвыборные расходы любого конгрессмена во много раз превышают все те доходы, которые он получит за четыре года, независимо от того, будет ли он заседать в сенате или палате представителей, если, конечно, он изберется. Это однако не значит, что он патриот-бессеребренник. Его предвыборный фонд финансируют корпорации, которые делают это не из любви к программе кандидата, а в обмен на его будущие голоса в поддержку нужных им законов и статей бюджета.
Посредники между политиками и корпорациями называются лоббистами и подлежат в США обязательной регистрации. Интересно, что эта система охватывает и американских президентов: после окончания своих полномочий они читают лекции сотрудникам корпораций, которые довольны их работой и получают за каждую лекцию шестизначные гонорары.

Вот что написал по этому поводу бывший сотрудник Агенства национальной безопасности и Федерального бюро расследований США Джером Исраэл в своей статье «Is the U.S. less corrupt than Russia?» («В США меньше коррупции, чем в России?») в газете The Baltimore Sun: «В российскую коррупцию верят и в США, и в Европейском Союзе — причем на самом высоком уровне. Именно поэтому после вторжения в Крым и на Украину западные державы нацелили свои санкции на российскую элиту: они пытаются надавить на «олигархов» и «богатых друзей Путина» в надежде, что финансовые проблемы заставят окружение Путина убедить его отказаться от агрессивных действий. В 2013 году Джон Маккейн заявил, что Путин правит с помощью «коррупции, репрессий и насилия».
Однако, если вспомнить о некоторых наших законах и о том, как ведет себя наш собственный политический класс, подобные заявления начинают выглядеть законченным лицемерием. Американским политикам стоило бы посмотреть на себя и вынуть бревно из собственного глаза.
Возьмем, например, законопроект о бюджетных расходах, «протащенный» через Конгресс. Благодаря усилиям лоббистов с Кей-стрит, он позволяет банкам осуществлять крайне рискованные инвестиции. При этом в некоторых случаях за убытки банков платить будут американские налогоплательщики. Это их вариант коррупции: Конгресс «продает» маленького человека.
Стоит также обратить внимание на торговые соглашения, которые сейчас рассматривает Конгресс. Их детали по-прежнему засекречены. Американцы не знают, что содержится в этих документах, да и большинство конгрессменов их явно не читали — с ними можно ознакомиться только в специальном помещении на условиях неразглашения. Такая вот законодательная деятельность в «советском стиле».
Таким образом, осуждая коррупцию на словах и одновременно поощряя ее развитие во всем мире, США вступили в XXI век, но тут ситуация в мире стала меняться: восстановила свои позиции Россия, ведущей экономической силой в мире стал Китай. Мир перестал быть однополярным и, соответственно, увеличилось число политиков, которые ставят национальные интересы выше американских. Если такой политик не крадет из бюджета собственной страны и не хранит украденное в банках и офшорах, подконтрольных американцам, то ему трудно объяснить «необходимость дальнейшего усиления взаимодействия с правительством США во всех сферах в интересах демократии» и шантажировать его невозможно.
Как раз для противодействия таким политикам, а не для борьбы с теми, кто обкрадывает свой народ, США и начали свою новую борьбу — борьбу с коррупцией. Самой известной жертвой этой борьбы стала дочь болгарского коммуниста и советского разведчика Дилма Русеф. После ее переизбрания в 2014 году президентом Бразилии она выдвинула ряд инициатив, противоречащих интересам США.

После этого Агентство национальной безопасности США начало прослушивать телефоны президента, всех членов правительства и даже все стационарные телефоны президентского дворца. Затем Дилма Русеф была обвинена в покровительстве коррупции, при помощи посольства США были устроены демонстрации протеста, и под их давлением и опять-таки с помощью подкупа парламент отстранил президента от должности. При этом уголовное дело против нее так и не было возбуждено.
Наибольших успехов в борьбе с будто бы коррупцией американцы добились в Румынии. Тут впервые была применена система, которая сейчас создается во всех восточноевропейских странах, подконтрольных США. Речь идет о специальном органе DNA (Национальный антикоррупционный директорат. — Прим.ФАН). Якобы для борьбы с коррупцией. Он практически подчиняется только президенту страны. Его работу курирует посольство США, точнее представители ЦРУ. DNA имеет и собственную силовую структуру, что позволяет задерживать подозреваемых без согласования с кем-либо.
За пять лет, что Лаура Ковеши возглавляла DNA, были привлечены к ответственности более 1300 должностных лиц: от бывшего премьер-министра и брата бывшего президента до депутатов Европарламента и Румынии, министров, судей, прокуроров и мэров разных уровней. 90% материалов, переданных в суд, закончились обвинительными приговорами. Восторгу либералов по обеим берегам Атлантики не было предела, а в Румынии многие отмечали, что среди обвиняемых почему-то большинство представителей левой Социал-демократической партии.
Скандал разразился в июле 2017 года, когда румынские СМИ опубликовали запись, сделанную на рабочем совещании DNA, где Лаура Ковеши требует от своих подчиненных любой ценой подготовить материалы для привлечения к ответственности за коррупцию тогдашнего премьер-министра страны Сорина Гриндяну и нескольких министров. Когда несколько ее сотрудников возразили, что нет никаких фактов и документов, указывающих на это, то Лаура Ковеши обозвала их трусами и предателями. Она заявила: «Все зависит от вас!»

Как всегда бывает в таких случаях, либеральная общественность объявила, что запись фальшивая. Однако Лаура Ковеши потребовала пропустить всех участников совещания через детектор лжи, чтобы выяснить, кто сделал запись и передал ее журналистам, тем самым фактически подтвердила ее подлинность.
После этого началось расследование деятельности DNA, которое установило потрясающие факты. Ведомство добивалось обвинительных приговоров для высокопоставленных обвиняемых, угрожая их подчиненным уголовным преследованием, если они не дадут обличающие показания на руководство. Точно также обвинениями в коррупции угрожали судьям, если они сомневались в достоверности представленных доказательств.
Позже для лучшего управления судьями по инициативе представителей ЦРУ при посольстве США к сфабрикованным антикоррупционным процессам подключилась и контрразведка — Румынская служба информации (SRI). В соответствии с тайным договором, подписанным между ней и судебными властями, при определении вины обвиняемого судья должен верить оперативной информации, предоставленной SRI и не пытаться проверить ее подлинность или требовать доказательств ее достоверности.
Были найдены документы, доказывающие, что Лаура Ковеши и оперативный директор SRI генерал Флориан Колдя получали прямые указания от представителей ЦРУ о том, кого привлечь к ответственности, а затем писали отчеты о проделанной работе. При этом они под видом борьбы с коррупцией не только боролись с теми, кто не нравился США, но и путем угроз обвинения в ней же заставили прокуроров, расследующих деятельность в Румынии тайных тюрем США, где применялись пытки, закрыть это дело.
Более того, они прикрывали крупнейший центр прослушивания ЦРУ на Балканах, открытый в окрестностях Бухареста. Румыния была шокирована, узнав, что прослушивали шесть миллионов ее граждан, а также жителей соседних государств. Американцам удалось узнать коммерческие секреты многих румынских фирм, что привело к их огромным убыткам, а прибыль досталась корпорациям понятно какой страны. По этому поводу второй человек в государстве — глава Сената Калин Попеску Тыричану сказал: «Наша страна сейчас стала похожа на Румынию времен Чаушеску».

Если бы Ковеши и Колдя делали бы все тоже самое по заданию российской разведки, то, не сомневаюсь, они были бы признаны виновными в измене родине и получили бы суровые наказания вплоть до пожизненного заключения, а либеральная пресса всего мира неделями бы вопила о вмешательстве русских в политическую жизнь страны. Но так как они работали на разведку США, то в «демократической» Румынии отделались увольнениями.
Кстати, по поводу увольнения Лауры Ковеши посольство США в Румынии выступило с официальным заявлением, которое можно расценить как осуждение этого действия. В нем также было сказано: «Посольство США подтверждает свое обязательство поддерживать борьбу Румынии с коррупцией. Румыния — региональная модель антикоррупционной борьбы. Призываем Румынию сохранить и укрепить свои сильные органы для борьбы с коррупцией».
Это очередное доказательство того, что США позволяют себе открыто вмешиваться во внутренние дела других государств. Ведь Румыния имеет право сама решать, каких госслужащих назначать, а каких увольнять и как бороться с коррупцией. Но за последную четверть века руководители Восточной Европы уже так привыкли, что США имеют права вмешиваться в любые дела в их странах, что воспринимают это также естественно, как восход солнца по утру. Исключение составляет только Венгрия.
Еще большие «успехи» в борьбе с коррупцией в интересах США достигнуты на Украине. Здесь в апреле 2015 года было создано Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ). Его сотрудники прошли обучение в США на базе Куантико и получили оттуда же спецсредства, оборудование и даже автотранспорт. Правда, заплатили за это из украинского бюджета.

Также как и DNA, НАБУ имеет свою силовую структуру — спецназ. Он также формально не подчиняется никому, кроме президента страны, а фактически — посольству США. Его деятельность не может контролировать даже украинская прокуратура, для формального контроля за ним по требованию американцев была создана Специализированная антикоррупционная прокуратура (САП).
С самого возникновения НАБУ сопровождали скандалы. Вначале было арестовано несколько человек, которые давали и брали взятки ради работы в органе, который как раз со взятками и должен бороться. По итогам первого года работы выяснилось, что на содержание НАБУ потрачено в разы больше денег, чем то вернуло государству. Но в отличие от Румынии, среди пострадавших от деятельности НАБУ честных людей нет по той простой причине, что после Евромайдана на Украине слова «госслужащий» и «коррупционер» стали неотделимыми друг от друга синонимами.
В конце 2017 года ЦРУ на Ближнем Востоке задержало арабского террориста, который пытался получить американскую визу, предъявив украинский паспорт. При этом его заграничный и внутренний украинские паспорта были настоящими. Американцы смогли получить от него информацию, что он приобрел их на Украине за 30 тысяч долларов. Кроме него такие приобрели еще 40 его коллег, вместе с которыми он совершал террористические акты в Ираке и Афганистане.
Если бы украинские должностные лица продавали паспорта мигрантам, чтобы они, например, при помощи «безвиза» добирались до Швеции или Германии и становились бы там получателями социальной помощи, то американцы бы и пальцем не пошевелили. Однако сейчас появилась возможность проникновения террористов в США при помощи украинских паспортов. НАБУ получило указание перекрыть канал их продажи.
От арестованного террориста стало известно, что продажу осуществляет первый заместитель председателя Государственной миграционной службы Украины Дина Пимахова. Она, очевидно, делилась доходами со своим руководителем, но доказательств этого нет. Тайный агент НАБУ договорился с ней о встрече. В результате она была задержана, когда получила 15 тысяч долларов за разрешение на проживание на Украине граждан Вьетнама и Ирана, которых на самом деле не существует.

Однако в ее защиту выступила Служба безопасности Украины (СБУ) и арестовала за дачу взятки агента НАБУ — главного свидетеля обвинения. Затем были проведены обыски на явочных квартирах НАБУ и изъята подслушивающая аппаратура, на которую отсутствовали разрешения. В ответ глава НАБУ Артем Сытник пообещал сурово наказать коррумпированное руководство СБУ, но затем почему-то сбежал в США.
Возможно, что дошло бы и до перестрелок между силовыми структурами НАБУ и СБУ, но в дело вмешалась посол США на Украине Мари Йованович. Она отчитала всех участников скандала, а заодно и президента Петра Порошенко и указала на компромиссный вариант. В результате Дина Пимахова уволилась с занимаемой должности, но избежала уголовной ответственности. На какое-то время продажа украинских паспортов прекратилась.
То, что она рано или поздно возобновится, сомнений нет. На современной Украине при наличии достаточного количества денежных знаков можно купить любой государственный документ: от диплома врача и водительских прав до международных сертификатов на право вождения воздушных и морских судов.
Следующей жертвой НАБУ должен был стать глава «Энергоатома» Николай Мартыненко. Его вина перед США состояла в том, что он не закупал ядерное топливо для украинских АЭС у американской компании Westinghouse. Делал он это не по политическим соображениям. Просто конструкция американских тепловыделяющих сборок (ТВС), содержащих уран, отличается от ТВС для советских реакторов украинских АЭС, а это может привести к аварии, отвечать за которую пришлось бы ему.

В результате НАБУ обвинила Мартыненко в том, что он переплатил посреднику 17 миллионов долларов при закупке уранового концентрата у казахского Восточного горно-обогатительного комбината. Посредником была австрийская компания «Steuermann», принадлежащая Мартыненко. Также эта фирма получила 20% отката от чешской «Škoda JS» при поставке оборудования для Хмельницкой АЭС. Правоохранительные органы Швейцарии подтвердили, что Мартыненко на этом заработал 30 миллионов швейцарских франков.
Однако НАБУ и их американские кураторы не учли, что украинские суды также коррумпированы, как и другие органы этой страны. Украинские судьи — не румынские, они не боятся обвинений в коррупции, так как знают, что со своими коллегами они всегда договорятся. В результате дело Мартыненко было возвращено в САП, а сам он сейчас на свободе.
Такая же неудача ждала американцев и их пособников, когда они попытались отправить за решетку главу Государственной фискальной (налоговой) службы Романа Насирова, который посмел требовать от американских фирм на Украине уплаты налогов в полном объеме. В итоге НАБУ обвинило его в том, что он дал рассрочку для нескольких фирм на оплату платежей за пользование недрами на сумму 2,019 миллиарда гривен. Деньги в бюджет так и не поступили. НАБУ задержало Романа Насирова прямо в киевской больнице Феофания 2 марта 2018 года. Однако уже 16 марта он вышел на свободу, так как суд освободил его под залог в 100 миллионов гривен (около 235 миллионов рублей). Интересно, во сколько тысяч раз эта сумма превышает зарплату главного налоговика Украины?
Подобные неудачи вынудили США усилить давление на власти Украины и заставить их принять закон об Антикоррупционном суде, который вступил в силу 14 июня 2018 года. Согласно закону, в назначении судей этого органа принимают участие эксперты из международных организаций. Получается, что Украина даже судей у себя сама назначить не может.

После того, как Антикоррупционный суд будет сформирован и начнет работу, окончательно сформируется проамериканская тройка. НАБУ будет фабриковать дела, САП подтверждать их законность и поддерживать обвинение в Антикоррупционном суде, который будет выносить согласованные с посольством США приговоры. Таким образом будет реализован принцип: был бы человек (который не нравится США), а статья для него найдется.
Эта тройка напоминает тройки 1937 года в СССР с той только разницей, что они контролировались областными и республиканскими властями, Ежовым и Сталиным, а украинская тройка фактически находится на контроле только у посольства США. Для террора образца 1937 года не хватает пока пыток задержанных, массовых расстрелов и ГУЛАГа, но организационные основы для него на Украине уже созданы.
Правда, пока создавали Антикоррупционный суд, руководители НАБУ и САП переругались друг с другом. Выяснилось, что директор НАБУ Артем Сытник установил подслушивающую аппаратуру в кабинете главы САП Назара Холодницкого и выяснил, что тот сообщает о предстоящих обысках будущим высокопоставленным обвиняемым за соответствующее вознаграждение. Таким образом, те, кто собираются победить коррупцию на Украине, не могут победить ее даже в своих рядах.

Тем не менее США считают свой румынский и украинский опыты успешными и, очевидно, планируют создать такие же структуры во всех странах Восточной Европы. В Болгарии принят закон «О противодействии коррупции и конфискации незаконно приобретенного имущества», в соответствии с которым должна быть создана одноименная комиссия с широкими полномочиями. Подобные инициативы обсуждают в Словакии и Чехии. Так что не исключено, что со временем вся Восточная Европа станет территорией торжества закона. Американского.

Владимир Тулин, РИА ФАН
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
9 323
Адрес
Харьков
Пол
мужской
«Троллинг высшего уровня»: зачем Юнкер пообещал Трампу увеличить закупки СПГ?

Встречу в Вашингтоне президента США Дональда Трампа и председателя Еврокомиссии Жан-Клод Юнкера пусть и с некоторой натяжкой, но можно назвать «протоколом о намерениях о проекте «Американского потока».

По крайней мере, именно так прозвучало заявление Трампа о том, что ЕС «пообещал закупать больше сжиженного природного газа, произведенного в США».
То, как выглядит ситуация в газовом секторе США, мы уже рассматривали — организация массовых поставок СПГ на определенный рынок при действующем законодательстве невозможна. Конечно, инициативы президента Америки, как высшего должностного лица, могут стать началом реформ законодательства, но, с учетом внутриполитической обстановки в Штатах, процесс этот будет долгим и очень сложным.
Уже прозвучало предложение Трампа о том, что необходимо упростить процедуру выдачи лицензий для экспорта газа, которые обязательны для любого газового трейдера, работающего с американским СПГ, но этого явно недостаточно. Помимо проблем бюрократических есть и проблема цены — нельзя забывать о том, что американский газ в Европе является результатом последовательного использования двух дорогостоящих технологий.
Себестоимость добычи сланцевого газа дороже, чем добыча газа из традиционных месторождений. Себестоимость сжижения газа дороже, чем транспортировка его по магистральным трубопроводам. Расчеты как российских, так и зарубежных экспертов дают один и тот же результат — цены, по которым СПГ, произведенный в Америке, может быть предложен трейдерами на газовом рынке Европы, будут, как минимум, на 30 процентов выше тех цен, которые предлагает «Газпром» в долгосрочных контрактах. Какими бы громкими, эпатажными ни были заявления Дональда Трампа, в ближайшие годы бюрократический и ценовой вопросы изменить не удастся.
Теперь давайте посмотрим на европейскую часть «Американского потока». Способен ли председатель Еврокомиссии выполнить обещания, о которых то в Twitter, то на пресс-конференциях рассказывает Трамп. В странах ЕС имплементировано законодательство, обеспечившее полную либерализацию газового сектора экономики — государства полностью вышли из него. Исключения составляют только несколько стран, вошедших в ЕС в начале нулевых, но и там уже заканчивается «реформирование» законов под требования Еврокомиссии.

Газовый бизнес в ЕС ведут только частные компании. У Еврокомиссии нет никаких «механизмов принуждения», используя которые, она могла бы заставить частные компании сотрудничать с какими-то определенными партнерами. Цель частного бизнеса — получение прибыли и обеспечение стабильности ее получения, обеспечение интересов акционеров. Нет никаких экономических или юридических причин, по которым европейские газовые компании откажутся от более выгодных предложений «Газпрома» в пользу менее выгодных со стороны президента США.
Одним словом, ничего личного, только бизнес. Жан-Клод Юнкер пообещал покупать больше американского СПГ, вот Жан-Клод Юнкер и будет его закупать. Он не является акционером или руководителем газовой компании? Значит, он не будет ничего закупать — все очень просто.
Единственный возможный вариант — Еврокомиссия пойдет на то, чтобы компенсировать газовым компаниям закупки американского СПГ из бюджета ЕС. Теоретически можно представить, что Юнкер способен выступить с такой инициативой, но пойдет ли ЕС на такие жертвы? Логика действий Трампа очевидна — пригрозить введением санкций на европейские товары, потом затребовать уступки в обмен на отказ от санкций.
Свободные рыночные отношения в наше время восхитительны: Трамп напоминает верзилу в темной подворотне, который предлагает прохожему купить у него кирпич за пару сотен долларов. Так ли плохо, что Евросоюз и США своими санкциями дистанцировали Россию от того, что не так давно было «глобальным мировым рынком»?..
Предположим, что Жан-Клод Юнкер предложит Евросоюзу выплачивать газовым компаниям компенсацию за то, что они будут работать не с «Газпромом», а с неназванными компаниями, которые будут поставлять сжиженный газ, произведенный в США. Это будет означать прямую перекачку средств из бюджета ЕС компаниям, которые будут навязаны американцами. И происходить это будет для того, чтобы обеспечить стабильность прибыли всем тем же компаниям, против продукции которых Трамп грозит ввести санкции. То есть — деньги из бюджета ЕС условным «американцам» для того, чтобы сталелитейные, автомобилестроительные и прочие европейские компании могли продолжать беспрепятственно работать на американском рынке.

Согласится ли руководство Евросоюза на такую удивительную комбинацию? «Мы из общего европейского кошелька будем обеспечивать прибыль «американцам» и нашим промышленникам? Сколько мы выдержим? Каким будет следующий «кирпич», который нам предложит наш американский партнер? Жан-Клод Юнкер, у вас есть гарантии, что через полгода или через год нам точно таким же способом не навяжут еще какой-то товар по ценам, не имеющим ничего общего с рыночными? Жан-Клод Юнкер, у вас есть гарантии, что через год нам не сообщат, что вот этот СПГ, произведенный в Америке, теперь стоит не на 30 процентов дороже российского, а на 130? Вы понимаете, что при таком поведении наших газовых компаний вместо диверсификации поставок мы получим отказ от работы с нами со стороны всех наших поставщиков газа?»
И эти вопросы будут. Слишком очевидно, что США переходят на прямой шантаж, что замена повышения пошлин на товар по заведомо завышенным ценам — это, простите, смена шила на мыло.
Еще более нелепо звучит свежее заявление Трампа о том, что ЕС в лице Юнкера намерен приступить к строительству от девяти до одиннадцати регазификационных терминалов. На сегодняшний день таких терминалов на европейском побережье построено столько, что в течение года они способны принять до 200 миллиардов кубометров газа. Однако, по итогам 2017 года, загружены они были лишь на 27 процентов от этой мощности.
С какой целью строить дополнительные терминалы? И потом: терминал — это только часть комплекса, который необходим для работы с СПГ, каждому терминалу необходима серьезная береговая инфраструктура. После регазификации газ нужно где-то хранить, требуется обустройство газотранспортной системы, которая свяжет хранилище с европейской сетью трубопроводов. Евросоюз готов финансировать такие комплексы в десяти экземплярах? А какие именно газовые компании получат такое финансирование? Кто будет проектировать эти комплексы? Где на берегах Европы найти такие места, на разумном расстоянии от которых есть возможность организовать подземные хранилища газа?

Давайте попробуем поверить, что все слова, сказанные Трампом по поводу «Американского потока», полностью соответствуют истине, то есть что Жан-Клод Юнкер действительно дал обещания и по поводу увеличения объемов покупки СПГ, произведенного в США, и по поводу строительства терминалов. Как это расценивать?
Получается, что со стороны Юнкера это был, как сейчас принято говорить, «троллинг высшего уровня» — такие обещания человек в трезвом уме и здравой памяти может давать только в том случае, если он на 146 процентов уверен, что у этого «чудо-продавца» товара на продажу просто нет.
Юнкер, зная, что Трамп не способен в обозримом будущем обеспечить массовую поставку СПГ, мог с чистой совестью обещать все что угодно. Бизнес в стиле лихих 90-х: «Хочешь купить у меня вагон варенья?» — «Хочу!». И разошлись в разные стороны. Один — искать вагон варенья, второй — думать, у кого бы денег занять и куда бы складировать это «богатство». Извините, но очень уж прямая аналогия.

Борис Марцинкевич, Sputnik
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
9 323
Адрес
Харьков
Пол
мужской
Блокирующий регламент ЕС – инструмент защиты Европы или успокоительная таблетка?

Потери Европы от санкций США на российском направлении на порядок больше, чем на иранском.

США на протяжении десятилетий практикуют один и тот же метод своего господства: вводят в одностороннем порядке экономические санкции против того или иного государства, заставляя другие государства присоединяться к этим санкциям. Здесь прямое нарушение международного права (многосторонние санкции могут вводиться только Советом Безопасности ООН), тем не менее Конгресс США принимает всё новые экстерриториальные законы, распространяя их действие за пределы юрисдикции США.
Неучастие других государств в экономических санкциях Вашингтона грозит этим государствам вторичными санкциями (штрафами, замораживанием активов, блокированием коммерческих операций и т. п.). Такой полицейский порядок в духе America first позволяет убивать сразу двух зайцев: дожимать страну, которая объявлена объектом первичных санкций; с помощью вторичных санкций (или угрозы их применения) ослаблять другие государства. Причём второе здесь, как правило, важнее первого.
В роли первого «зайца» на протяжении десятилетий выступают Куба, Иран, Северная Корея, Сирия, а с 2014 года и Россия. В этих странах, объясняет Госдеп, не всё в порядке с демократией, правами человека, там изготавливают химическое и ядерное оружие и т. д.
Вторым «зайцем» для США уже многие годы является Европейский союз. Стрельба по европейскому «зайцу» из Вашингтона ведётся давно, но Брюссель до сих пор делал вид, что выстрелов не замечает либо они ему нипочем. Между тем многие европейские банковские гиганты не раз штрафовались финансовыми регуляторами США за то, что они осуществляли операции с государствами, против которых Вашингтон объявлял санкции. Так, в 2012 году британская банковская группа HSBC заплатила 1,9 млрд. долл., чтобы снять обвинения в сотрудничестве со странами, которые находятся под санкциями США. А в 2014 году рекордную сумму, превышающую 9 млрд. долл., заплатил американским властям крупнейший французский банк BNP Paribas SA. Банк признал, что он действительно сотрудничал с банками Судана, Кубы и Ирана, против которых Вашингтон ввёл санкции.
Покладистость европейских банков и компаний не трудно объяснить. Во-первых, ЕС имеет большое активное сальдо в торговле с США (в последние годы на уровне около 100 млрд. долл.), и ради сохранения такого сальдо можно потерпеть. Во-вторых, европейская банковская система прочно привязана к Федеральному резерву США. Любой шаг в сторону для европейских банков окончится плохо: будут заморожены их активы, заблокированы долларовые операции, закрыты дочерние структуры и филиалы на территории США и т. д.

Издержки, которые несла Европа от нарушения санкций в отношении Ирана, Северной Кореи, Кубы или Судана были ещё терпимы. Но вот Вашингтон расширил список «плохих» государств, с 2014 года внёс в него Россию, которая для многих в Европе находится в числе главных партнёров. Есть ряд интересных исследований, показывающих, что фактически это санкции в первую очередь направлены против Европы, а уже потом против России. Ущерб от санкций, который понесла Европа в 2014-2017 гг., в два-три раза превышает ущерб, понесённый Россией.
Однако Трамп сумел вывести Европу из состояния спячки. Тормошить европейцев он начал тем, что объявил о введении импортных пошлин на европейские товары, то есть восстановил режим протекционизма в торговле со Старым Светом. Теперь положительное сальдо в торговле ЕС с Америкой может начать таять подобно мартовскому снегу. Исчезнет та «морковка», из-за которой Брюссель закрывал глаза на незаконное преследование финансовыми регуляторами США европейских банков. И если Европа не желает превратиться в колонию Нового Света, ей придётся не только открыть глаза, но и показать зубы.
Первой встряской для европейцев стал выход США из многостороннего соглашения по ядерной программе Ирана. Трамп объявил, что, если Тегеран не согласится на новые условия Вашингтона (по ядерной программе и другим вопросам), экономические санкции против Ирана будут восстановлены в полном объёме. Могут быть введены и дополнительные, ещё более жесткие санкции против Тегерана. Возможно, будут сделаны попытки вновь перекрыть поставки углеводородов из Ирана в Европу, вновь заморожены международные резервы Ирана. Наверняка Вашингтон попытается добиться отключения иранской банковской системы от системы международных расчётов СВИФТ.
Трамп предупредил, что в экономических санкциях против Ирана должны участвовать все страны, в том числе подписавшие соглашение по Ирану в 2015 году. Китай и Россия сразу заявили о своей приверженности соглашению. Что касается Великобритании, Германии и Франции, то они заняли позицию между двух стульев. Последовали антиамериканские заявления ряда европейских чиновников и политиков (мол, из соглашения по Ирану выходить не будем, и санкций Вашингтона не боимся), но это были эмоции.
Что касается европейского бизнеса, то он, не очень надеясь на возможность эффективного противостояния европейских правительств диктату Вашингтона, начал потихоньку ретироваться, закрывая свои проекты в Иране (добыча и переработка углеводородов, строительство объектов экономической инфраструктуры, налаживание производства автомобилей, поставка большой партии самолётов «Аэробус» и др.). Европейские банки стали прекращать операции с Центробанком и коммерческими банками Ирана. Упущенные выходы европейских компаний и банков оцениваются десятками миллиардов долларов. Возникли и вполне реальные убытки: в экономику Ирана были вложены миллиарды евро, и всё это либо пошло прахом, либо перепродано за бесценок китайцам, которые уж точно из Ирана не уйдут.
В мае, июне, июле проходило большое количество встреч при закрытых дверях глав и высокопоставленных чиновников стран-членов Европейского союза и основных институтов ЕС (Еврокомиссия, Еврогруппа). Насколько можно судить, единого плана действий не выработано. Однако жизнь торопит: 7 августа 2018 года начиналась первая фаза американских санкций против Ирана, с 4 ноября стартует вторая фаза.

И вот 6 августа Еврокомиссия объявила о введении в действие с 7 августа так называемого блокирующего регламента. Это означает, что ЕС официально отказывается от участия в инициированных Вашингтоном санкциях. В истории Европы такой регламент вводился только единожды: в ноябре 1996 года в качестве ответа на экстерриториальные экономические санкции США против Кубы.
Комментарии экспертов, политиков и чиновников ЕС по этому поводу можно свести к следующему.
1.Европейский союз введением блокирующего регламента продемонстрировал свою приверженность Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД). Великобритания, Германия и Франция остаются в многостороннем соглашении по Ирану.
2.Европейский союз отказывается от участия в экономических санкциях против Ирана.
3.Европейские компании, которые пришли в Иран в период «оттепели», должны там оставаться.
4.Европейский союз примет все необходимые меры по защите компаний и банков стран-членов ЕС от возможных вторичных санкций Вашингтона.

Однако по четвёртому пункту конкретики очень мало. В документе ЕС обозначены два принципиальных направления защиты европейского бизнеса от вторичных экономических санкций Вашингтона: 1) выплаты компенсаций европейским компаниям за ущербы от американских санкций; 2) право компаний, понесших ущербы от санкций, подавать судебные иски с требованием компенсаций.
О конкретном механизме функционирования блокирующего регламента ничего не известно. Скорее всего, его просто нет. Из каких источников Брюссель собирается покрывать ущерб европейских компаний? Из общего европейского бюджета? Но он крайне мал, а после выхода из ЕС Великобритании станет ещё меньше. Из Европейского стабилизационного механизма (фонда)? Но его едва хватало на то, чтобы поддерживать на плаву Грецию, и, хотя программа помощи Греции в августе завершилась, на очереди с протянутой рукой стоят Италия, Португалия, Испания, у которых суверенный долг составляет 100 и более процентов ВВП.
А против каких виновников ущербов должны подавать исковые заявления европейские банки и компании? Против президента США Дональда Трампа? Или против Государственного департамента, Министерства финансов, Министерства юстиции США? Если это сделает какой-нибудь европейский банк, для него это будет самоубийство.
В общем, пока блокирующий регламент Брюсселя для европейского бизнеса – как мёртвому припарка. Если Брюссель действительно собирается спасать Европу с помощью блокирующего регламента, я советовал бы сделать его более широким. Сейчас регламент предусматривает защиту Европы от санкций США против Ирана, но для Европы гораздо более важна защита от санкций США против России. Потери Европы на российском направлении на порядок больше, чем на иранском.

Валентин Катасонов, ФСК
 
Регистрация
25.04.2017
Сообщения
7 057
Адрес
СЕВАСТОПОЛЬ
Пол
мужской
Бунт продолжается.
Calls for EU financial and monetary autonomy
Germany is calling for the formation of a new payments system independent of the U.S., as well as creating a European Monetary Fund and building up an independent SWIFT system, as a means of rescuing
Германия призвала ЕС организовать свой отдельный от США СВИФТ и European Monetary Fund.
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
9 323
Адрес
Харьков
Пол
мужской
Ностальгия по «большому брату». Брюссель устал от американских игр в санкции

Американская санкционная кампания в отношении России в последние месяцы достигла такого накала, что даже серьезные эксперты начали путаться в пакетах санкций и разного рода рестриктивных мер, которые США уже утвердили, или только анонсировали, или приняли на рассмотрение в Сенате, или просто выдвинули как идею. Однако санкционный феномен гораздо шире, чем вопрос о сложных отношениях США и России. Запретительные меры стали трендом американской политики и самым распространенным инструментом нынешней американской администрации.

Политические санкции призваны принудить иностранные государства под прямым или косвенным внешним давлением поменять свои внешнеполитические или даже внутриполитические приоритеты (заставить Россию уйти из Сирии или республики Донбасса — капитулировать перед Киевом, поставить перед необходимостью Иран отказаться от программы атомной энергетики).
Экономические рестрикции призваны просто профинансировать рост американской экономики, в меньшей степени в виде прямых финансовых поступлений от разного вида таможенных пошлин и в значительно большей — за счет повышения конкурентоспособности американской промышленности по сравнению с иностранными конкурентами.
Географический охват запретительных мер США сегодня достиг ранее невиданных масштабов. Под политическими санкциями Россия, страны Большого Ближнего Востока, в первую очередь Иран и Сирия, государства Азии, Африки и Латинской Америки.
Под экономические рестрикции США попали как геополитические противники Вашингтона, в первую очередь Россия и Китай, так и их ближайшие союзники — Канада, Евросоюз, Турция, Япония.

Новый старый мир
При этом США не пытаются воевать со всем миром. Вашингтон пробует наказать мир, который не только больше не удовлетворяет американские интересы, но и перестал отражать американскую концепцию миропорядка.
Американская концепция миропорядка — это отнюдь не тот геополитический баланс с ООН в качестве всемирных весов, который был создан после Второй мировой войны и о «нерушимости» которого любят порассуждать западные политики и СМИ.
Этот миропорядок, на равновесии которого и могла сколько-нибудь эффективно действовать ООН, распался еще в 90-е годы прошлого века, когда исчезла его главная составляющая — СССР как стратегический противовес США. Причем сами США сыграли в его распаде главную роль, поскольку именно они и получили основные дивиденды.

Американская логика
В европейском медийном пространстве весь спектр американских запретительных мер, особенно торговые ограничения против самого Евросоюза, принято объяснять «непредсказуемостью Дональда Трампа». Дескать, президент США утром думает одно, вечером делает другое. Но чтобы понять последовательность действий Вашингтона, следует прислушаться к американской логике.
Так называемая «непредсказуемость Трампа» — это эффективный прием агрессивных переговоров, который старый миллиардер принес в политику из бизнеса. Сначала партнера-оппонента следует оглушить и привести в растерянность вихрем неожиданных и разнонаправленных действий.
Затем напугать самыми жесткими мерами — например, пригрозить европейцам повысить взнос в рамках НАТО на оборону с нынешних 2% ВВП (что и так едва достижимо) до 4%. И в финале сменить гнев на милость и согласиться вернуться к своим исходным требованиям, но уже потребовав от оппонента дополнительный бонус.
В рамках этой концепции в глазах американского президента и его окружения любые принимаемые сегодня санкции и экономические ограничения приносят дополнительный бонус для США. Речь идет о том, что перспективу отмены этих же санкций можно использовать в качестве дополнительного рычага давления на переговорах с руководством подсанкционной страны.
Санкции против «плохих стран», в первую очередь России, — это сегодня ключевой элемент внутренней политической игры США. Возможность для конгрессменов и политиков любого ранга демонстрировать свой патриотизм и готовность к жестким действиям. Удобный предлог для списания на мнимое российское влияние или вмешательство прямых ошибок или системных проблем американского общества.
Наконец, просто способ борьбы с инакомыслящими, в том числе и в социальных сетях, и в СМИ, где можно не спорить с оппонентом, особенно чувствуя его правоту, а просто обличить в нем «агента Кремля».
При этом никто не может ясно объяснить, в чем собственно заключалось вмешательство России в выборы в США, а главное — зачем оно было нужно, но сомневаться в нем — дурной тон.

Реальность
Введение ответных мер в экономике и игнорирование санкций в политике стало для американской администрации неприятным сюрпризом, поскольку иностранные контрмеры запускают новый цикл ответных действий, и так — до бесконечности.
В теории санкции как таковые имеют тем больший шанс на успех, чем более сильна сторона, которая их вводит.
В послевоенном мироустройстве единственной структурой, которая имела право принимать решения, обязательные для исполнения суверенными правительствами, был Совет Безопасности ООН, и он же должен был принимать санкции против стран — нарушителей миропорядка.
В этой концепции мира санкции ООН имели значительный запас влияния, поскольку их обязано было исполнять все мировое сообщество в отношении проштрафившегося государства.
Кстати, именно это сделало достаточно эффективными санкции против Ирана или КНДР — ведь основные санкционные режимы против этих государств принимались на уровне СБ ООН и более-менее выполнялись всеми членами международного сообщества. А вот, например, санкции против ЮАР за апартеид действовали куда слабее — поскольку большинство западных государств находили пути их обхода.
Самый тяжелый удар эта политика может нанести по доллару, который, несмотря на все издержки, пока еще остается удобным, а потому основным средством мировой торговли. Система мировой торговли «через доллар» для США продолжает быть главным средством поддержания своего хотя уже и заметно пошатнувшегося статуса ведущей мировой сверхдержавы.
Для остального мира это просто система эквивалентов, которая позволяет не изобретать велосипед в международных торговых отношениях. И пожалуй, только действия самих США могут вынудить остальные ведущие страны мира пойти на весьма серьезный риск отказа от доллара.

Риски дедолларизации
Замечу в скобках, что переход на альтернативные доллару средства международных расчетов несет в себе действительно очень серьезный риск для стран-»первопроходцев», поскольку переход, например, на прямые расчеты в национальных валютах, в том числе и по межгосударственным контрактам, будет способствовать значительному увеличению колебаний курсов этих валют (прямо пропорционально объему номинированных в них сделок).
Это резко повысит риски участников международной торговли, поскольку реальная стоимость закупок начнет колебаться в реальном времени, изменяясь не только на протяжении срока действия контракта, но и, например, даже во время доставки. Как если бы цена на вашу новую машину менялась, пока вы ее выбираете, берете кредит и оформляете документы на оплату.
Это не способствует росту доверия между покупателем и продавцом, а соответственно, и росту объема продаж.
Мир, несмотря на все недостатки долларовой экономики, до последнего времени не был готов на подобные шаги, однако действия США, обращающие доллар в рисковую валюту, могут быстро изменить эту тенденцию.

Евроностальгия
Евросоюз — одно из последних геополитических объединений мира, которое может решиться на отказ от доллара в мировой торговле.
Во-первых, в силу того, что именно США остаются первым торговым партнером ЕС.
Во-вторых, современная европейская элита напугана кризисом евро 2010−2014 годов, который последовал за мировым кризисом 2008−2009 годов. За годы кризиса уровень жизни населения упал во всех странах единой Европы (более всего в южных). Реальное восстановление в зоне евро началось только сейчас, и европейские лидеры менее всего склонны идти на любые экономические риски.
Другая отличительная черта мейнстрима европейской элиты — впитанное с молоком матери представление об «атлантической солидарности» как о единственном способе обеспечить безопасность Европы. Простыми словами «атлантическая солидарность» (то есть единство в рамках НАТО) в устах европейцев звучит так: «Без США нам конец!» Эту фразу произнес профессор Брюссельского свободного университета во время дискуссии в Германском фонде Маршалла о современных вызовах безопасности.
Именно поэтому, принимая свои контрмеры против торговых ограничений США или активируя блокирующий регламент против экстерриториальных санкций США по Ирану, который поставил эти ограничения вне закона на территории ЕС, европейские политики остаются подвержены ностальгии по старым-добрым временам, когда США были просто старшим партнером и не задавали неудобных задач. И искренне надеются, что либо Трамп образумится, либо следующая администрация вернется к традиционной дружбе с Европой.
Брюссель готов отменить все свои антиамериканские меры в тот же день, когда администрация США отменит свои рестрикции, задевающие европейские государства и компании.
Тогда возникает вопрос: почему главные союзники США за последние четыре года не поддержали ни один из новых пакетов санкций Вашингтона против России? Ведь все три пакета европейских антироссийских экономических санкций последний раз были ужесточены в сентябре 2014 года (добавление десятка физлиц в черный список ЕС не в счет) и с тех пор только продлевались?

Ответ прост.
В этой ситуации время играет против США. Европейский политический класс постепенно меняется, к власти приходят новые лидеры. Большинство из них не имеют большой политической воли, однако они свободнее своих предшественников от иллюзий в отношении «большого брата».
Предстоящий выход Великобритании из ЕС (29 марта 2019 года), скорее всего, сослужит Евросоюзу хорошую службу, убрав из сообщества страну, блокировавшую многие европейские политические начинания и являвшуюся одним из ключевых и наиболее последовательных лоббистов интересов США в Европе.
Более всего снижению влияния Вашингтона на Брюссель в этих условиях будут способствовать убытки европейского бизнеса от действий американской администрации.

Денис Дубровин, ТАСС
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
9 323
Адрес
Харьков
Пол
мужской
Немцы перерубают финансовую пуповину с США

SWIFT приказывает долго жить: своя система межбанковских платежей есть у РФ, своя есть у КНР, теперь своя появится у ЕС…

Когда, в сентябре 2015 года, глава ЦБ РФ объявила о начале работ по созданию в России собственной системы межбанковского обмена информацией, отдельной от SWIFT, критики, как ура-патриотические, так и либеральные, этот шаг дружно называли глупым.
Версий «почему это глупость и почему не получится» приводилось очень много и разных, но все они сходились в одном, мол, создать такую систему в условиях абсолютного доминирования SWIFT, в принципе, невозможно. Переходя на нее, российская банковская система автоматически обрекает себя на полную самоизоляцию, что точно порвет существующие экономические связи с внешним миром. И, как водится, мы все немедленно умрем.
Странно, что сейчас об этом никто из былых критиков не говорит. Наверное, потому, что Сервис по передаче финансовых сообщений (СПФС) Банком России не только успешно создан, но и вполне себе неплохо развивается. В том числе постепенно распространяясь на страны ЕАЭС и даже на партнеров по БРИКС. Летом прошлого года было сообщение о начале работ по дальнейшему совершенствованию СПФС на основе технологии блокчейн.
Словом, невозможное оказалось вполне достижимым. Кстати, это подтвердили и китайские товарищи, с осени 2015 года разработавшие собственный аналог СПФС и SWIFT под названием CIPS. Сначала ее протестировали на тринадцати банках китайских и семи филиалах банков иностранных, а потом запустили в полном объеме.
Так что если масштабы российского успеха для убедительного доказательства не всесилия SWIFT, кому-то недостаточны, то Китай, занимающий в мировых финансах примерно четверть, проигнорировать сложно. Уже с этого момента можно было начинать с уверенностью говорить о начале распада американской бюрократической финансовой гегемонии в мире.

В конце концов, что такое эти их санкции? Они держатся на чисто технической замкнутости абсолютного большинства существующих на планете финансовых учреждений на американские банки. Как так получилось – тема отдельная. О ней мы непременно еще поговорим. Сейчас просто фиксируем факт.
Хотя сам SWIFT технически — организация частная, более того, независимая и европейская, в технологическом смысле подавляющее большинство проводок все равно проходят через банки США. А значит, автоматически подпадают под американскую юрисдикцию. То есть легко могут быть заблокированы решением любого американского суда. Включая мелкий муниципальный в какой-нибудь глухой деревне на Оклахомщине.
Именно этой особенностью Белый дом и Капитолий к своей пользе активно пользуются. В том числе, и потому, что из трех (США, ЕС и КНР) крупнейших экономических кластеров планеты в границах SWIFT оставались два: американский и европейский. Это означало, что в его пространстве по-прежнему оставалось абсолютное большинство всех экономических сделок. На том основании, что продажа или покупка осуществлялась в США или Европе.
Американские власти почему-то верили в вечную нерушимость такого положения вещей. И в целях спасения, прежде всего, собственной экономики в последние три года стали жестко выкручивать руки, а сейчас и вообще ломиться буквально по головам, даже собственных ключевых союзников. Угрожая, в случае неподчинения, как и всем «перекрыть кислород» через блокирование банковских транзакций. Включая те, которые к американскому рынку отношения не имеют. Скорее их как раз в первую очередь. А то ишь чего удумали, с Ираном да с «Газпромом» торговать!
Но судя по всему, и тут американцы, сами того не заметив, палку тоже перегнули. Получилось почти как в анекдоте. У всех есть, почему у нас нет? Получив решительный и весьма недальновидный отказ из Вашингтона на просьбу исключить европейские компании из американских санкционных программ, Евросоюз всерьез задумался о создании собственного аналога SWIFT. О чем 21 августа 2018 года открытым текстом заявил министр иностранных дел ФРГ. По словам Хайко Мааса Европе тоже требуется независимость собственной банковской системы, что возможно только в случае создания ее инфраструктуры, отдельной от SWIFT. Она будет создаваться на базе существующего Европейского Валютного Фонда.
Хотя точные сроки запуска на данный момент не обозначены, следует отметить, что в Европе пока ранее никогда не делали подобной значимости заявлений без того, чтобы вскоре они не находили практической реализации. Из чего напрашивается вывод, что европейские компьютерщики уже что-то свое тестируют.

Для США это очень плохой сигнал. Фактически стратегический баланс на экономической доске планеты оборачивается на зеркальный. Из трех ведущих экономических кластеров, охватывающих порядка 60% мировой экономики и до 70% всех банковских проводок теперь оказываются вне SWIFT, а значит, и вне возможностей американской юрисдикции.
Мгновенной и решительной победы это, безусловно, не означает. Вопрос физического размещения активов, по крайней мере, пока остается еще в прежнем виде. Но тенденция уже сформировалась. А значит, надобность хранения активов в зоне американской юрисдикции (и в американских банках) резко снижается, тем самым инициируя неумолимую тенденцию к физическому перемещению активов в более безопасную зону.
Как минимум, это значит, что года через три-четыре американские санкционные возможности в банковской сфере весьма серьезно сократятся. Правда, вместе с этим сам банковский мир планеты тоже серьезно изменится, из глобального переходя, если так можно выразиться, в феодальный. Каждый значимый кластер обзаведется собственной системой банковской связи, что сделает его мало зависимым от козней конкурентов.
На мой взгляд, это, безусловно, хорошо, так как вместо одной большой американской нестабильности мы получим взаимосвязь трех элементов, что сделает мировую финансовую систему гораздо более сбалансированной.

Александр Запольскис, ИА REX
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
9 323
Адрес
Харьков
Пол
мужской
«Концепция американского эгоизма»: как далеко могут зайти разногласия ЕС и США по иранскому вопросу?

В США назвали ошибочным намерение Евросоюза выделить $20,7 млн Ирану в качестве финансовой помощи. В Госдепе считают, что это «посылает неверный сигнал», а решение о поддержке иранских граждан должно приниматься Европой и Штатами совместно. Эксперты отмечают, что администрация Дональда Трампа пытается убедить Европу в необходимости присоединения к новым санкциям против исламской республики, рассчитывая, что ЕС будет покупать энергоресурсы в США, а не в Иране. При этом европейские лидеры не готовы закрывать для своих компаний иранский рынок. Как далеко могут зайти разногласия между Вашингтоном и Брюсселем — в материале RT.

Госдеп США выступил с открытой критикой своих европейских партнёров, заявив, что решение Евросоюза о выделении Ирану $20,7 млн было ошибочным. По словам американских дипломатов, решение о «помощи иранским гражданам» должно приниматься Европой и Америкой совместно.
«Объявление 23 августа Европейским Союзом о новой выплате в размере $20,7 млн для «расширения экономических и секторальных» отношений между Ираном и Европой посылает неверный сигнал в неправильное время», — приводит РИА Новости текст заявления Госдепа.
По мнению американской стороны, выделенные европейцами деньги вместо помощи населению Ирана будут пущены на «финансирование терроризма» в котором Вашингтон обвиняет власти исламской республики.
«Соединенные Штаты и Европейский Союз должны работать вместе над поиском долговременных решений, которые действительно будут поддерживать жителей Ирана и положат конец угрозам региональной и мировой стабильности со стороны иранского режима», — говорится в заявлении Госдепа.

Ранее ЕК выступила с заявлением о выделении первой части финансовой помощи Ирану в размере $20,7 млн «для поддержки проектов устойчивого экономического и социального развития Исламской Республики Иран, включая $9,3 млн для поддержки частного сектора иранской экономики». Всего же для «поддержки страны в решении ключевых экономических и социальных проблем» Еврокомиссия планирует выделить $58 млн. Эти средства, по словам европейских лидеров, являются частью возобновлённого сотрудничества и взаимодействия между Европейским союзом и Ираном после заключения Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД).
Это уже не первый случай принципиального расхождения США и ЕС по вопросу выстраивания отношений с Ираном.
В начале августа Евросоюз принял так называемый блокирующий регламент, который объявляет недействительными на своей территории американские санкции в отношении Ирана, запрещает европейским компаниям их выполнять, а также запрещает исполнение любых решений иностранных судов, принятых на основании этих санкций.
Введение в силу этого регламента также позволяет всем европейским организациям в судебном порядке компенсировать ущерб от выполнения санкций от лиц, по вине которых это произошло (имея ввиду власти США).

Экономическая важность
Подобные разногласия будут усиливаться в условиях развязанной Трампом торговой войны на всех направлениях, считает старший научный сотрудник Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН Владимир Сажин.
«Иран важен для Европы экономически. После 2016 года, когда начался процесс снятия санкций после заключения ядерной сделки, европейский бизнес устремился в Иран — перспективный для них рынок. Конечно, санкции США ударили не только по интересам самого Тегерана, но и компаний, которые там работали. Прежде всего это касается Евросоюза. Европейские лидеры понимают ошибочность выхода США из ядерной сделки и стараются сделать всё возможное, чтобы сохранить СВДП», — заявил Владимир Сажин в разговоре с RT.
По его словам, для поддержания своей экономики Иран делает ставку на средний европейский бизнес, который после заявлений лидеров ЕС об отказе выполнять санкций США не станет уходить с иранского рынка.
«Французская Total собирается уходить с иранского рынка, несмотря на большие вложения, которые уже были сделаны в этом направлении. Но Иран рассчитывает на малый и средний бизнес Европы, на те компании, которые не связаны с Соединёнными Штатами. Для того, чтобы поддержать их, европейские лидеры всерьёз задумались о создании параллельной банковской системы», — пояснил эксперт.
По мнению Сажина, ситуация может измениться с приходом в Белый дом нового президента, а потому и Иран, и страны Евросоюза будут ждать американских выборов 2020 года, прежде чем принимать принципиальные решения.
«Сейчас лидеры в Тегеране и Брюсселе ждут избирательной кампании 2020 года в США. Может быть, это породит процесс сопротивления именно президенту Трампу, а не Вашингтону, поэтому радикальных решений за Иран или против приниматься не будет. Ведь сейчас положение американского президента стало шатким, и тема импичмента вновь находится в центре внимания. С политической точки зрения Брюссель пока что не может помочь Тегерану», — добавил политолог.

В судебном порядке
Сам Иран рассчитывает оспорить американские санкции в Международном суде ООН. После решения ЕС о выделении финансовых средств министр иностранных дел исламской республики Мохаммад Зариф выразил надежду, что суд примет положительное решение в пользу Тегерана.
«Мы убеждены, что наши требования соответствуют международному законодательству, и надеемся, что суд примет решение в пользу исламской республики Иран. Позиция Тегерана подкреплена сильными аргументами. Возможно, американцы в суде будут апеллировать к тому факту, что они готовы к новым переговорам, однако это не более, чем спекуляция», — приводит слова министра ТАСС.
В суд ООН иранская сторона обратилась с целью доказать, что Вашингтон прямо нарушил свои обязательства в рамках международного соглашения СВДП (Совместный всеобъемлющий план действий) и должен отменить все введённые санкции. Кроме того Иран требует приостановки действия всех санкционных мер на время разбирательства.
США приняли решение в одностороннем порядке выйти из соглашения СВДП (также известным как «ядерная сделка») в мае нынешнего года. Дональд Трамп неоднократно заявлял, что недоволен условиями договора, и озвучивал намерения отказаться от сотрудничества по нему с Ираном и Европейским союзом. Параллельно Трамп пообещал возобновить не только прежние, но и ввести новые санкции против исламской республики. Эти санкции были введены 7 августа и затронули иранский автомобилестроительный сектор, а также сделки по золоту и редкоземельным металлам.

Позиция Трампа по ядерной сделке с Ираном неоднократно подвергалась критике со стороны дипломатических ведомств государств, которые участвовали в заключении договора СВДП в 2015 году, и расценивают его как важный элемент системы международной безопасности.
«Мы глубоко сожалеем о повторном наложении санкций со стороны США, которое стало возможным в связи с тем, что ранее американская сторона вышла из Совместного всеобъемлющего плана действий. Сохранение ядерной сделки с Ираном — это вопрос уважения международных соглашений и вопрос международной безопасности», — говорилось в совместном заявлении глав МИД Франции, Великобритании, Германии и главы европейской дипломатии Федерики Могерини.
Министр иностранных дел Германии Хайко Маас пошёл ещё дальше, заявив, что Евросоюзу необходимо создать независимый аналог системы передачи информации о платежах SWIFT, чтобы защитить свои компании от санкций США против Ирана.
«В этой ситуации стратегически важно, чтобы мы чётко сказали Вашингтону: мы хотим работать вместе. Но мы не позволим действовать через наши головы. Поэтому было бы правильно защитить европейские компании от санкций с юридической точки зрения», — говорится в статье Мааса для издания Handelsblatt.

Наследие Обамы
Подобные выступления со стороны ЕС связаны с несбывшейся мечтой о снижении зависимости от российского газа через Иран, считает кандидат исторических наук, американист Арег Галстян. Однако Трампу, по его мнению, такая самостоятельность не понравилась, как и принадлежность этой идеи к эпохе Барака Обамы, все следы которой он пытается стереть.
«Европейцы хотели использовать иранские энергоресурсы, чтобы диверсифицировать свою зависимость от России. Эту концепцию единого Атлантического блока поддерживал Барак Обама и его госсекретари — Хиллари Клинтон и Джон Керри. Теперь же Трамп как политик совершенно другой формации, придерживающийся концепции протекционизма, утверждает что Америка от этого соглашения ничего не выиграла. Он сказал, что это плохая сделка», — рассказал политолог.
Теперь задача Вашингтона заключается в том, чтобы заставить европейцев покупать более дорогие энергоресурсы у США, подчеркнул Галстян. Однако пойти на это лидеры евросоюзников не могут из-за тяжёлой политической ситуации внутри их собственных государств, добавил он.
«Америка уже опередила все страны мира по уровню добычи нефти и газа, теперь, когда она стала экспортёром, встаёт вопрос «кому это всё продавать?» США не выгодно, чтобы диверсификация европейского рынка энергоресурсов шла через Иран. Они хотят, чтобы на рынок Европы шли ресурсы, добытые в Америке. Европейцы, безусловно, покупать американские энергоресурсы не хотят — они гораздо дороже. С учётом логистики, конечная стоимость для европейского потребителя окажется сильно завышенной, что негативно может отразиться и на политической конфигурации Евросоюза, который сейчас переживает не лучшие времена», — говорит Галстян.

По словам политолога, европейцы, присоединившись к санкциям против России ещё при Обаме, рассчитывали получить какое-то возмещение — в этом случае в виде дешёвых иранских энергоресурсов. Однако Трамп поставил крест на этих планах.
«Трамп говорит, что «вы будете поддерживать нашу санкционную политическую линию, покупать наш газ и нефть, будете платить НАТО сколько должны и даже больше и при этом будете поддерживать нашу линию по Ирану и не заключать с ним никаких сделок, иначе вы тоже попадёте под санкции. Это концепция американского имперского эгоизма», — резюмировал эксперт.

Александр Карпов, RT
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
9 323
Адрес
Харьков
Пол
мужской
Европа начинает выдвигать США собственные условия

Европа должна взять ответственность за свою безопасность, и значит, свой суверенитет. Заявления об этом прозвучали практически одновременно из Парижа и Берлина. Иначе говоря, две ключевые страны ЕС хотят изменить отношения всей Европы с Соединенными Штатами. Что означают эти поистине революционные заявления?

Совпадение по времени прозвучавших в Берлине и Париже заявлений случайно, но схожесть их смыслов совершенно неудивительна. Примечательно, что даже формат мероприятий, на которых европейские лидеры выступили со своими заявлениями, абсолютно идентичен – это были встречи с дипломатами, но не с чужими, а со своими. На совещаниях послов в Париже выступал президент Франции Эммануэль Макрон, а в Берлине – министр иностранных дел Германии Хайко Маас.
«Европа больше не может вверять свою безопасность только Соединенным Штатам. Сегодня нам нужно брать ответственность и гарантировать безопасность и, стало быть, суверенитет Европы» – эти слова Макрона потом были повторены в его «Твиттере». В связи с этим Макрон заявил о необходимости придать новый импульс развитию проекта европейской обороны – добавив, что в дискуссиях по военному сотрудничеству должны участвовать и Россия (но после достижения прогресса по Украине), и Турция.
«Стратегическое партнерство с Россией и Турцией, потому что эти две державы важны для нашей коллективной безопасности, их нужно прикрепить к Европе».

Хайко Маас был менее резок, но говорил, по сути, о том же. Назвав США «самым близким партнером» ЕС, он заявил, что Европа «нуждается в новом, сбалансированном партнерстве с США»:
«Усиливая европейское направление трансатлантического партнерства, мы создаем условия для того, чтобы ЕС и США могли положиться друг на друга».
Эту мысль глава немецкого МИДа более подробно обосновал в своей статье, опубликованной на прошлой неделе:
«Уже давно пришло время переоценить трансатлантическое партнерство: трезво, критично, даже самокритично… В качестве плана мы предлагаем идею сбалансированного партнерства… Когда США пересекают красные линии, мы, как европейцы, должны выставлять противовес… Необходимо укрепить европейский столп Североатлантического альянса… Создать Европейский союз безопасности и обороны – как часть трансатлантического порядка безопасности и как собственный европейский проект… Только с этой точки зрения имеет смысл увеличение расходов на оборону и безопасность».
То есть, хотя Маас постоянно уточняет, что речь идет о европейском столпе двухсоставного НАТО, а Макрон обходится без отсылок к атлантизму, речь идет об одном и том же – Европа хочет стать самостоятельной военно-политической силой.
То есть вернуть себе суверенитет, ограниченный после 1945 года.
Разница между тональностью Парижа и Берлина не случайна. Франция все-таки ядерная держава и постоянный член Совбеза ООН, а Германия путь и более мощная экономически, но оккупированная англосаксами страна с вымуштрованной элитой.

В качестве причины для пробуждения европейской самостоятельности и Макрон, и Маас называют нынешнюю американскую внешнюю политику.
«Угроза, которая нависла, заключается в кризисе мультилатерализма (система многосторонних торговых привилегий – противоположное тому, что делает Трамп, отказываясь от Транстихоокеанского торгового партнерства и североамериканского НАФТА – прим. ВЗГЛЯД)».
Этот кризис, в частности, вызван «американской политикой, сомнениями относительно будущего НАТО, односторонней и агрессивной торговой политикой, которая практически привела к торговой войне с Китаем, выходом США из Парижского соглашения, выходом США из иранского соглашения»:
«Партнер, вместе с которым Европа сражалась за мультилатерализм после войны, кажется, решил повернуться спиной к нашей общей истории… Франция каждый раз была первой страной, которая выступала против этих решений и давала это ясно понять. Каждый раз Франция пыталась убедить, что не стоит принимать то или иное решение, способное навредить хорошему диалогу между нашими странами. И я продолжаю выступать за это».
Маас также критиковал США за выход из иранской сделки и введение санкций:
«Мы не позволим действовать через наши головы, поэтому было правильным защитить европейские компании от юридических санкций».

При этом, хотя глава германского МИДа и сказал, что «избрание Дональда Трампа показало, что мы не настолько знаем Америку, как думали», он не стал все сводить к личности американского президента. И напомнил, что дороги Европы и США начали расходиться не при президенте Трампе:
«Пересечение ценностей и интересов, связывающей силой которых был конфликт между Востоком и Западом, снижается. Сегодня добиться баланса с США можно только путем тесного сотрудничества Германии с Францией и другими европейцами в рамках суверенной, сильной Европы. ЕС должен стать основой международного порядка, партнером для всех, кто привержен этому порядку».
Таким образом, мы имеем дело с конкретной декларацией Германии и Франции – две ключевые страны ЕС хотят изменить отношения Европы с США. «Младший партнер» хочет стать равным партнером – причем и в вопросах войны и мира, и в глобальной политике, и в мировой экономике. НАТО распускать не призывают, но хотят получить в нем равные права. Это, конечно, революция, пускай пока и на словах.
Да, Меркель впервые заявила о том, что Европа должна взять свою судьбу в свои руки, еще в прошлом году, после первой встречи с Трампом. Да, Трамп почти в открытую играет если не на развал, то на ослабление Евросоюза (в котором он видит торгового конкурента, а не союзника). Да, разногласия между геополитическими интересами США и Европы нарастают все последние годы. Да, Брексит меняет баланс сил внутри ЕС, не говоря уже о том, что по мере укрепления самого Евросоюза неизбежно должны были расти и немецкие амбиции. Но все равно что-то мешает поверить в решительность Макрона и Мааса.

Чтобы строить суверенную Европу, нужно иметь четкое представление о тех ценностях, на которых она будет базироваться. Но нынешний европейский проект не только несет в себе такие изначально заложенные в нем мины, как мультикультурализм и безнациональность, но и в принципе является не чем иным, как продуктом англосаксонского глобализма. То есть если глобализация по-американски рушится, то не нужна и единая Европа – в том виде, в котором ее создавали последние десятилетия.
А крах глобализации в том виде, в котором ее продвигали англосаксы, ни для кого уже не секрет. Сам феномен Трампа является как раз попыткой спасти США как национальное государство от гибели под обломками разваливающейся «вавилонской башни». И в Европе многие это понимают. Но есть и те, кто, наоборот, хочет, чтобы Европа подхватила выпадающее из рук США знамя глобализации и заменила собой не справившихся с задачей американцев в качестве центра сборки «единого человечества». По крайней мере, вся риторика Хайко Мааса выдает в нем как раз типичного глобалиста – то есть он представляет собой классический продукт воспитания в духе верности единственно верному учению «атлантизма».
Для России, впрочем, сам факт укрепления Европой своей самостоятельности в среднесрочной перспективе будет только выгоден – потому что будет работать на приближение многополярного мирового устройства. Три месяца назад в Санкт-Петербурге Владимир Путин в полушутливой форме предложил Макрону не беспокоиться о том, что у Европы есть обязательства перед США, от которых она зависит в плане безопасности:

«Но на этот счет не надо переживать – мы поможем. Мы обеспечим безопасность. И, во всяком случае, все, что от нас зависит, мы сделаем для того, чтобы не было никаких новых угроз».
Тогда Макрон сказал, что абсолютно ничего не боится, потому что у него есть французская армия, но он должен думать о европейской архитектуре безопасности и об обязательствах. Сегодня Макрон дал Путину более конкретный ответ.

Петр Акопов, ВЗГЛЯД
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
9 323
Адрес
Харьков
Пол
мужской
Рим и Брюссель опять сошлись врукопашную

Италия пригрозила заблокировать принятие очередного бюджета Евросоюза и перестать платить взносы, но в ответ услышала недвусмысленную угрозу жестких санкций.

Правительство Италии не находится у власти еще и ста дней, но уже успело несколько раз серьезно поссориться с Брюсселем. Большинство выяснений отношений касается мигрантов. Министр внутренних дел Италии и лидер ультраправой партии «Лига» Маттео Сальвини грудью стал на пути беженцев, пытающихся попасть из Африки в Европу через Средиземное море и Италию.
Сальвини, который сейчас является несомненным политическим лидером Италии, неоднократно выдвигал ультиматумы Еврокомиссии с требованием переправить африканских беженцев в какую-нибудь другую европейскую страну, но соседи с очень большой неохотой соглашаются забирать африканцев.
По требованию Рима Брюссель даже собрал внеочередной саммит, посвященный исключительно проблеме мигрантов. На нем был принят ряд решений, наиболее важным из которых считается соглашение об открытии центров по приему мигрантов как на территории ЕС, так и в Африке. Однако соглашение составлено в таких неопределенных выражениях и так нечетко прописано, что с его выполнением возникают проблемы.
На прошлой неделе Рим отказался принимать очередное судно с мигрантами – Diciotti, а заодно и пригрозил Брюсселю заблокировать принятие бюджета ЕС и перестать платить взносы, так как остальные члены ЕС не выполняют предложения Италии по мигрантам. В конце прошлой недели Луиджи Ди Майо, вице-премьер Италии и лидер движения «Пять звезд», входящего в правящую коалицию, заявил, что его партия отказывается платить в европейскую казну взносы в размере 15-20 млрд евро, потому что члены ЕС отказываются забирать у Италии мигрантов.

На следующий день Рим получил ответ из Брюсселя.
«Если Италия откажется вносить свой взнос в евробюджет, — заявил еврокомиссар по бюджету Гюнтер Эттингер, — то это произойдет впервые в истории Евросоюза. Это нарушение договорных обязательств, оно приведет в принятии жестких санкций в отношении Италии».
Свою угрозу Ди Майо произнес накануне пятничной встречи послов 12 европейских государств с надеждой, что будет принято хоть какое-то решение, устраивающее итальянцев. Однако послы, как и прогнозировали политологи, разъехались, ни до чего не договорившись. На встрече, кстати, представитель Италии неоднократно пытался свести обсуждение к кораблю почти неделю стоял со 150 мигрантами в сицилийском порту Катания, но другие участники возражали, что приехали обсудить общую стратегию, а не конкретные вопросы.
«Мы рассмотрим все меры относительно европейского бюджета, — заявил Луиджи Ди Майо в видеообращении на своей странице в Facebook, — и заблокируем то, что нас не устраивает. Другие же европейские государства не делают то, что им не нравится».
Между тем, теперь, когда стало очевидно, что Брюссель и остальная Европа не собирается забирать мигрантов у Италии, Ди Майо и еще более воинственно настроенному Сальвини нужно что-то делать с финансовыми угрозами. Мнения в правительстве разделились. Премьер-министр Джузеппе Конте после возвращения посла из Брюсселя с пустыми руками угрожающе заявил, что Италия не оставит это без последствий. Однако его подчиненный, глава МИД Энцо Моаверо заявил, что платить взносы обязаны все члены ЕС, включая Италию.
Что касается последнего задержанного итальянцами корабля, то его пассажирам все же разрешили сойти на берег, но лишь после того, как всех их «разобрали»: по 20 мигрантов согласились взять Албания и Мальта и еще сто человек приютят католические епископы Италии.

Происходящее в Средиземном море напоминает детскую игру, кто мигнет первым. Что будет дальше, предсказать нетрудно. Остается ждать захода в итальянский порт очередного корабля с мигрантами. Итальянские власти вновь запретят им сходить на берег, и вновь начнется томительное ожидание, пока кто-нибудь не согласится принять африканцев.

Сергей Мануков, «Expert Online»
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
9 323
Адрес
Харьков
Пол
мужской
Бунт на корабле: станет ли Европа родоначальником нового мирового порядка?

Почему Германия и другие страны ЕС уже открыто выступают против политической зависимости от Соединённых Штатов и смогут ли они «обрести свободу».

Пока мы с вами горестно, но не так чтобы слишком, вглядываемся в динамику проседания рубля, в очередной раз прикидывая, грядёт ли финансовый апокалипсис, в Германии и Франции прокладывает себе дорогу новая стратегия, призванная оборвать все зависимости Европы от США. Немцы и французы, уже давно заявлявшие о необходимости выстроить собственную систему безопасности и финансовой независимости, уже стоят на пороге настоящей революции.
Вчера министр иностранных дел Германии Хайко Маас в очередной раз высказался за переоценку отношений с Вашингтоном, но в этот раз сделал это в предельно жёсткой форме, отметив, что общность внутри западного сообщества идёт уже давно и этот процесс нужно не останавливать, а подчинить, исходя из европейских потребностей, новой логике. Маасу не нравится, что США действуют «через головы» европейских стран, в одностороннем порядке вводят санкции против России, Китая и других экономических партнёров Европы. По словам министра, там, где Америка «пересекает красные линии», необходимо выставлять противовес. Маас заявил о своей готовности представить новую стратегию, в основу которой, надо полагать, ляжет его формула, согласно которой главной целью внешней политики Германии является создание сильной и независимой Европы.
В статье, опубликованной на прошлой неделе, глава внешнеполитического ведомства Германии, без утайки написал о том, что миру необходим новый порядок и его архитектором вместо эгоцентричной и забывшей о всяких приличиях Америки должен стать Европейский союз: «Пересечение ценностей и интересов, связывающей силой которых был конфликт между Востоком и Западом, снижается. Сегодня добиться баланса с США можно только путём тесного сотрудничества Германии с Францией и другими европейцами в рамках суверенной, сильной Европы. ЕС должен стать основой международного порядка, партнёром для всех, кто привержен этому порядку».

Почти в то же самое время аналогичным образом высказался и президент Франции Эмманюэль Макрон, заявивший, что у Европы нет иного пути, кроме как становиться самостоятельным политическим и оборонным пространством: «Европа больше не может вверять свою безопасность только Соединённым Штатам. Сегодня нам нужно брать ответственность и гарантировать безопасность и, стало быть, суверенитет Европы».
Мятеж назревал уже давно. Ещё в прошлом году Ангела Меркель после встречи с Дональдом Трампом заявила о том, что Европа должна взять собственную судьбу в свои руки. Тогда это прозвучало как неожиданная, даже отчасти пугающая, но не обеспеченная конкретными мерами декларация о намерениях. Сегодня уже окончательно ясно, какие шаги намерены предпринять два самых влиятельных европейских государства для формирования нового мирового порядка, базирующегося на суверенитете Европы.
Это создание единой оборонной системы, которая, несмотря на все заявления о том, что она не станет конкурентом НАТО, всё же является именно альтернативой этому военно-политическому блоку, в котором США традиционно играют первую скрипку. Что касается решений экономического плана, то тот же Маас недавно предложил создать в Европе платёжную систему, аналогичную SWIFT, и отвязаться в международных торговых отношениях и расчётах от доллара.
Последнее является действенным способом создать эффективный заслон, способный помочь европейскому бизнесу, доходы которого Вашингтон, совершенно не задумываясь, приносит в жертву, легко удерживаться на плаву, не обращая внимания на американские рестрикции. Только-только Германия переварила многомиллиардные убытки от санкций, наложенных на Россию, как США, не согласовав ни с кем этого решения, вышли в одностороннем порядке из иранской сделки. Несмотря на то что иранские энергоносители — это один из компонентов европейской энергетической безопасности, ни Париж, ни Берлин не сумели предложить своим компаниям, сотрудничавшим с Ираном, эффективной защиты, поскольку цены на нефтяном рынке с 90-х годов прошлого века номинированы в долларах и в них же по большей части производятся расчёты. В результате европейские энергетические гиганты вынуждены были оставить Иран, куда по их следам тут же зашёл Китай.

В своём стремлении сохранить Америку как национальное государство и с этой целью выйти из трансатлантической глобалистской модели мира, которую сами же США и выстраивали вместе с Европой, Трамп будет продолжать наносить удары, не разбирая своих и чужих. Он намерен пошлинами и протекционизмом обеспечить американской экономике и торговле преимущественные позиции как внутри страны, так и на внешних рынках. Терпеть неизбежное наращивание санкционного пакета, в который вот-вот попадут и компании, участвующие в реализации «Северного потока — 2», критически важного для Европы проекта нового маршрута доставки российского газа, Берлин и Париж более не намерены.
Мировой порядок переживает воистину революционные изменения. После крушения СССР распад казавшегося незыблемым западного единства станет вторым по силе тектоническим толчком, результатом которого будет образование нового геополитического континента, освободившегося от власти англосаксов. К двум уже существующим полярностям прибавится третья — она, кстати, совсем не обязательно будет безгранично комплиментарна по отношению к России, но для нас это и не главное. Не так важно даже, из какой модели будущего будет исходить обновлённая Европа, — возможно, она попытается подхватить отброшенное Америкой трансатлантическое знамя. Для нас имеет значение только то, что наши позиции станут сильнее ровно настолько, насколько окажутся подорваны позиции США.
Если раньше европейские страны покорно следовали американскому курсу, поскольку Вашингтон обладал такими инструментами воздействия на своих безвольных союзников, которые они не могли игнорировать, то свободное европейское пространство, отвязавшееся от доллара и имеющее независимую платёжную систему, автоматически становится для России зоной взаимовыгодного и прагматичного сотрудничества.

Андрей Бабицкий, Life.ru
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
9 323
Адрес
Харьков
Пол
мужской
Вернёт ли Европа свой суверенитет с российской помощью?

Позиция объединенной Европы, и в первую очередь двух ведущих стран ЕС Германии и Франции, вызывает у американских политиков все больше и больше раздражение.

Демарш европейских союзников в вопросе иранских санкций, непреклонное желание Ангелы Меркель проложить вторую очередь Северного потока, и, наконец, заявление Эммануэля Макрона о новой концепции европейской безопасности «вместе с Россией».
Все это не случайные недоразумения, а звенья одной цепи, которые являются предвестниками больших тектонических изменений в евразийских геополитических раскладах.

Вилли Брандт и его «новая восточная политика»
В начале 1960-х для европейской, и в первую очередь, немецкой политической элиты стало очевидным, что принятый американцами в середине 1940-х и поддержанный Европой курс жесткого давления на СССР не дает желаемого результата. Более того, он сам вредит Европе и превращает ее не в точку стабильности и безопасности, а в главное поле противостояния двух мировых систем, что делает страны континента заложниками капризов внешних игроков.
К тому же Советский Союз смог не только сам (фактически в режиме западных санкций) восстановиться после разрушений второй мировой, но и нанес Вашингтону несколько чувствительных репутационных поражений (и в первую очередь в космической гонке). Американцы все чаще отступали перед «советами» на внешнеполитической арене (Корея, Берлинский кризис 1961, Карибский кризис 1962), а Европа становилась при этом для США удобным смягчающим буфером и «младшим партнером», который к тому же за свой счет обеспечивал продвижение их интересов на континенте.
В начале 60-х Вашингтон пытался навязать Европе невыгодную для континента и очень выгодную для себя зону свободной торговли, после подписания которой американские корпорации должны были стать настоящими хозяевами этого быстро развивающегося и перспективного рынка.
На этом фоне в середине 60-х в недрах немецкой социал-демократической партии зародился новый, альтернативный аденауэрскому курс восточной политики. Вилли Бранд, который к тому времени стал главой партии считал, что решение главных европейских проблем безопасности невозможно без активного русского участия в этом процессе. Налаживание политического диалога и прочных экономических связей с «советами» должны были стать при этом не только фундаментом стабильности региона, но и … своеобразным противовесом Вашингтону.

Именно поэтому, когда в 1969 году Вилли Бранд и его партия пришли к власти, это сразу же стало настоящей геополитической катастрофой для американцев. За неполные пять лет своего правления немецкий канцлер смог помириться со всем Варшавским блоком, заложил основы стабильности и дал зеленый свет газовому контракту ХХ века «газ в обмен на трубы», которому американцы, несмотря на тотальное давление на европейские политические элиты, так и не смогли помешать.
Согласитесь, очень знакомая для нас картина. Сегодня, спустя более 50 лет мы видим практически идентичную ситуацию.

Новый политический курс Европы XXI века
А потому, стоит ли удивляться «новой русской политике» Эммануэля Макрона и Ангелы Меркель.
Все началось с неприятия Брюсселем невыгодной ему Североатлантической зоны свободной торговли, которую усиленно навязывала континенту администрация Барака Обамы. Затем произошло обострение политической ситуации внутри континента. Кризис на Украине сменился кризисом беженцев и постепенно это стало для Европы перманентным состоянием. Сегодня континент все более погружается в состояние конфликтности и нестабильности и виноваты в этом, по мнению европейцев, в первую очередь не русские, а именно американцы. Антиамериканские настроения в обществе очень сильны и они уже давно если и не пересилили антироссийские, то как минимум, сравнялись с ними. А потому то, что еще несколько лет назад было настоящим табу для европейского политика, сегодня стало звучать из уст лидеров ведущих европейских держав.
«Европа больше не может перекладывать ответственность за свою безопасность на одни только Соединённые Штаты. Наша задача — взять ответственность на себя и обеспечить европейскую безопасность, а значит, и суверенитет. … Мы должны воспользоваться последствиями окончания холодной войны … и начать всестороннее обсуждение этих вопросов со всеми партнёрами Европы, включая Россию».
Это слова президента Франции Эммануэль Макрон, которые он сказал 27 августа 2018 года на традиционной ежегодной встрече с французскими послами в Елисейском дворце.

И на сегодня это не просто пустые слова накануне очередных ничего не значащих выборов. Очень похоже, что данная позиция стала для Европы тем самым «новым курсом», которого она будет придерживаться в ближайшие десятилетия. Она больше не собирается быть на подтанцовке у американских политиков, которые к тому же сегодня и сами до конца не определились со своей будущей геополитической стратегией.
Вообще, если быть уж совсем откровенным, новый политический курс Европы во многом вынужденный. Жесткое противостояние внутри американских элит по поводу внешнеполитических приоритетов страны, и все больший уход США при Трампе «в себя» вынуждает европейцев искать выход из создавшейся ситуации.
Россия и Китай за последнее десятилетие стали не только очень важными экономическими партнерами ЕС, но их союз постепенно становится главной геополитической силой Евразии. И не считаться с этим европейцы уже не могут. Мир быстро меняется, тотальное доминирование США уже в прошлом, а в будущем его ждет некая новая, пока еще не до конца понятная геополитическая матрица. Но очевидно, что и Москва, и Пекин займут в ней очень важное место. И если Брюссель будет и далее игнорировать это и продолжать быть у США на побегушках, то в новом миропорядке Европу ждет очень неприглядное место.
Именно поэтому пусть и запоздало европейские страны вдруг вспомнили о собственной независимой от капризов из Вашингтона системе безопасности, демонстративно игнорируют американские антииранские санкции, дали «зеленый свет» «Северному потоку-2», начали создавать свой аналог SWIFTа. У Европы есть свои интересы и они готовы их защищать. Пусть даже против США и пусть даже при помощи России.

Yurasumy, «Антифашист»
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
9 323
Адрес
Харьков
Пол
мужской
Последнее предупреждение Берлина

Германия в очередной раз заявила о готовности пересмотреть статус американо-немецких отношений и сделать их более равноправными. Мир в очередной раз не поверил в серьезность этих заявлений. И видимо, оказался прав.

«У США не так много союзников, чтобы ими разбрасываться», — эта фраза Дональда Туска, обращенная к его американскому тезке, становится актуальнее день ото дня. Число американских партнеров, которые готовы следовать за политикой Вашингтона, сокращается, и на днях из этого почетного списка решила выйти Германия. Министр иностранных дел ФРГ Хайко Маас заявил, что Берлин (вместе с Европой) уходит в отдельное плавание и будет выстраивать с американцами «сбалансированные отношения».
Некоторые активисты рукоплещут смелости немецкого министра. Говорят даже о том, что Западный мир рушится, что Европа наконец-то проявила самостоятельность и, вполне вероятно, причалит к российскому берегу. Однако серьезные эксперты относятся к заявлению Мааса исключительно как к словам. «Сбалансированные отношения» между Германией (а в ее лице и ЕС) с США на сегодняшний день невозможны. Не потому, что Америка Европу не достала, а потому, что Европа к самостоятельности просто не готова — ни экономически, ни ментально.

Достали
Да, Маас не первый немецкий политик, который высказывается в пользу автономного плавания. До него с этой мыслью выступала и Ангела Меркель, вернувшаяся со смотрин из Вашингтона. Причиной такой фронды многие считают непредсказуемый характер нового хозяина Белого дома, его антиглобалистские, протекционистские и в какой-то степени даже шовинистские взгляды.
Однако дело тут не столько в Трампе, сколько в эволюции американской внешней политики, для которой тягостно бремя лидерства в мире (большие траты, необходимость компромиссов, поддержание репутации), и глобалистская часть американской элиты решила поменять его на гегемонию. А если раньше от американской гегемонии страдали в основном страны третьего мира или Россия (на которых США оказывали давление вместе с союзниками в рамках единого западного блока), то затем Вашингтон перестал учитывать мнение союзников как несущественное.
Трамп же перевел ситуацию на новый этап развития — он готов реализовывать американские национальные интересы не только без союзников, но и вопреки их интересам. Причем нынешний американский президент даже не удосуживается сохранить элементарный дипломатический политес, не отличает врагов от друзей. «ЕС такой же плохой, как и Китай, только меньшего размера», — говорит он.
Так что Трамп не причина, он катализатор. И прав Хайко Маас, говоря, что американского президента нельзя пересидеть (как надеются многие европейские лидеры, в частности та же Меркель). Ему нужно сопротивляться, и «поскольку в одиночку мы не справимся, то основной целью нашей внешней политики будет формирование суверенной, сильной Европы», — говорит немецкий министр.
Да, население Германии Хайко Мааса поддерживает. Согласно проведенным в июле опросам, 64% немцев считают Дональда Трампа большей угрозой мировой безопасности, нежели самого главного, по мнению западных СМИ, злодея современности — Владимира Путина (его в качестве большей угрозы назвало лишь 16%). В Париже тоже не против наконец нанести Европу на политическую карту мира. «Тот факт, что практически одновременно высказали сомнение в сотрудничестве с США Макрон и Маас, говорит о том, что это скоординированная позиция, — отмечает сотрудник НИУ ВШЭ Дмитрий Офицеров-Бельский. — Но в целом это
не тянет даже на декларацию о намерениях. Во-первых, Германия и Франция — это еще не вся Европа, а никто другой с таким заявлением не выступал. Во-вторых, даже эти страны не стремятся к чему-то большему, нежели легкий шантаж США».
На большее надеяться трудно. Трамп действительно перешел целый ряд «красных линий», однако ни по одной из них у Европы нет сил или воли для того, чтобы отбросить американского лидера назад.

Поторгуем?
Так, одной из ключевых претензий ЕС стали развязанные Трампом торговые войны. В стремлении защитить интересы американского бизнеса хозяин Белого дома захотел снизить торговый дефицит с Германией (63,6 млрд долларов в 2017 году — больше, чем весь экспорт США в ФРГ) за счет давления и угроз.
Трамп уже поднял экспортные пошлины на ряд европейских товаров и замахнулся на то, чтобы повысить ввозные тарифы на немецкие автомобили, на которые приходится значительная часть немецкого экспорта. Да, после встречи председателя Еврокомиссии Жан-Клода Юнкера и Дональда Трампа стороны договорились не вводить новые тарифы, однако европейские и американские компании скептически смотрят на эту договоренность. Она носит временный характер и предполагает начало серьезных переговоров по торговле. А поскольку, как утверждает Трамп, их целью является обнуление всех торговых и законодательных барьеров, а также субсидирование экспорта, то переговоры эти, скорее всего, не приведут к результату (ибо противоречат концепции общего рынка внутри ЕС, подразумевающего масштабный протекционизм и квотирование импорта). Поэтому введение тарифов — лишь вопрос времени. И чем более активно Берлин будет противостоять Вашингтону, тем быстрее это время наступит.
Конечно, такого рода война вредит самим Штатам, поскольку ухудшает инвестиционный климат страны. Значительная часть немецкого бизнеса теперь считает американский рынок менее привлекательным для инвестиций, 18% компаний уже снизили объем своих инвестиций в США. Однако для Германии американский протекционизм куда опаснее. На долю Америки приходится чуть менее 8% немецкого экспорта (117 млрд долларов из почти полутора триллионов) и при этом около 20% всего торгового профицита страны (63 млрд долларов из почти 300 млрд).

Покачаем?
Еще одним пересечением «красной линии» стало желание Америки вынудить Германию и ЕС закупать американский сжиженный газ, для чего США открыто противостоят строительству «Северного потока — 2» (СП-2), обещая ввести санкции против тех, кто реализует этот проект. Берлин, понятно, против. «Категорически неприемлемо влиять на энергетическую политику ЕС путем санкций», — заявил Хайко Маас. И Германию можно понять: переход на более дорогой американский СПГ приведет к росту себестоимости продукции, а значит, к снижению конкурентных преимуществ немецких товаров. Однако германские фирмы четко отделяют свою шерсть от общеевропейской. Так, участвующая в создании СП-2 компания Uniper устами своего финансового директора Кристофера Дельбрюка заявила, что «не может рисковать» попаданием под американские санкции (которые, например, могут лишить ее возможности вести расчеты в долларах).
Ирония в том, что итоговое решение во многом будет зависеть от конечной формы санкций. «Скорее всего, это будут ограничения, прописанные в прошлогоднем законе, — то есть запрет на финансирование новых газопроводных проектов из РФ в ЕС и запрет на оказание услуг. Но СП-2 уже не новый проект, так как по нему принято инвестиционное решение и он уже строится, — пояснил “Эксперту” сотрудник Финансового университета, специалист в области энергетики Игорь Юшков. — Финансирование проекта европейские компании завершили в прошлом году. Поэтому финансовые санкции уже опоздали. Куда больший риск есть по пункту запрета на оказание услуг, ведь суда-трубоукладчики фрахтуются “Газпромом” у компании Allsea. И они будут работать с осени нынешнего года до середины следующего. Формально и к ним придраться нельзя, так как соответствующий договор был подписан до 2018 года, но США могут постараться это сделать». То есть вопрос отдается на откуп самому Трампу, и его решение напрямую будет зависеть от хорошего поведения Берлина.

Брысь!
Наконец, третьей «красной линией» стал разрыв иранской ядерной сделки и новый пакет санкций против Ирана. Решение было принято вопреки позиции ЕС и в ущерб деловым отношениям, которые европейские страны смогли установить с иранцами. Одна только Германия в 2017 году экспортировала в Иран товаров почти на четыре миллиарда долларов, а в стране работало около 120 немецких компаний. Конечно, Берлин и тут надувает щеки. «Мы не позволим Вашингтону диктовать нам, с кем можно делать бизнес», — говорит министр экономики Германии Петер Альтмайер. В его министерстве уверяют, что «компании, желающие работать в Иране, все еще могут получить экспортные и инвестиционные гарантии от министерства». Собственно, Еврокомиссия уже разрабатывает параллельную SWIFT-систему, которая позволит Европе осуществлять денежные транзакции с Ираном, и немцы в этих разработках играют существенную роль. Хайко Маас также говорит о необходимости «создать альтернативные американским платежные каналы, организовать Европейский монетарный фонд». Но дьявол кроется в деталях.
К сожалению для Мааса, одна из важнейших деталей — доверие. И европейские компании попросту не верят, что их защитят. Поэтому они предпочитают не ходить в Иран или же уйти оттуда. Так, Siemens уже заявил о намерении «привести операции в Иране в соответствие со складывающейся международной обстановкой», добавив, что готов соблюдать все американские санкции. Аналогичную позицию заняли Deutsche Telekom, Deutsche Bahn и Daimler, за что их не преминули похвалить представители американского посольства в ФРГ. Adidas также заморозил работу на иранской территории, а Bundesbank приостановил перечисление Ирану 400 млн евро от принадлежащего Тегерану Европейско-Иранского торгового банка, работающего в Гамбурге. Так что Хайко Маас может сколько угодно выступать с любыми программными заявлениями — в возможность возглавляемой Германией Европы противостоять США почти никто не верит. Не верит даже сама Германия, канцлер которой назвала программу Мааса «личными взглядами» министра. Иностранных, напомним, дел. В то же время государственным взглядом Германии, видимо, является скорее оплата услуг американской лоббистской компании APCO Worldwide в размере 2,2 млн долларов, за что та будет «продвигать образ Германии в США». Может, тогда Трамп смилостивится над немцами.

Геворг Мирзаян,
Доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
9 323
Адрес
Харьков
Пол
мужской
Глава Евросоюза объявил начало «избавления от доллара»

Президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер выступил перед Европарламентом с программной речью, которую можно смело считать объявлением экономической войны США, причем в качестве первой и главной цели обозначено лишение американского доллара статуса главной мировой валюты. Более того, Юнкер сразу перешел к конкретным предложениям по демонтажу так называемой нефтелларовой системы и заявил о том, что европейская валюта должна обязательно стать «лицом и инструментом новой суверенной Европы».

Маловероятно, что глава Еврокомиссии занял столь радикальную позицию без поддержки со стороны своего главного политического покровителя, то есть Ангелы Меркель, которая, собственно, и обеспечила его назначение на должность. У Европейского союза не так уж много вариантов в плане возможностей сделать США по-настоящему больно, однако активное участие в дедолларизации — это очень хороший способ не только нанести довольно серьезный ущерб американской экономике и политической элите, но и неплохая возможность стимулирования европейской экономики за счет возросшего спроса на европейскую валюту.
Ключевой тезис выступления Юнкера: «Это абсурд, что Европа платит за 80 процентов своего энергетического импорта (а это 300 миллиардов евро в год!) в американских долларах, хотя только два процента импорта энергоносителей приходится на США. Это абсурд, что европейские компании покупают европейские самолеты за доллары, а не за евро». Дальнейшие шаги, план которых руководитель Еврокомиссии пообещал представить уже к концу текущего года, вполне очевидны: брюссельские эмиссары сделают экспортерам нефти и газа очень привлекательные предложения по смене валюты, в которой исполняются контракты. Вместо доллара там постепенно начнет фигурировать евро, и хотя контракты такого рода почти все заключены на уровне частных европейских нефтегазовых и энергетических компаний, у Еврокомиссии (особенно при поддержке правительств Германии, Франции и Италии) всегда найдутся очень веские инструменты, чтобы убедить частные компании в необходимости изменить свои привычки ради общеевропейского блага.

Агентство Рейтер приводит мнение анонимного источника из высших эшелонов европейской бюрократии — он утверждает, что из всех стран, которые продают Евросоюзу свои энергоносители, только Норвегия (!) получает платежи в евро. Логичный вывод заключается в том, что в скором времени российским экспортерам энергоносителей европейские покупатели или политики предложат поменять валюту контрактов. Это и хорошо и плохо одновременно. Хорошо, потому что дедолларизация мировой торговли объективно выгодна России и вывод российских экономических отношений с Евросоюзом из долларовой зоны сильно снижает уязвимость российских компаний перед американскими санкциями и ведет к отключению от долларовой системы в целом.
С другой стороны — если вся торговля энергоносителями между Россией и Евросоюзом перейдет исключительно на евро, то это ограничит возможности развития интернациональной роли рубля. Эта задача была поставлена президентом Владимиром Путиным еще в 2007 году в его выступлении на Петербургском международном экономическом форуме. В своей речи президент
сформулировал стратегические требования к повышению статуса российской валюты: «ни одну резервную валюту невозможно создать виртуально, невозможно назначить национальную валюту резервной. Поэтому наша задача, я имею в виду, задача Российской Федерации, заключается в том, чтобы сделать рубль более привлекательным, удобным, надежным средством расчетов для наших компаний, для наших соседей, для всех, кто хотел бы использовать его в своих расчетах».
Если посмотреть на структуру взаимоотношений российской и мировой экономики, становится самоочевидным, что продавать (хотя бы частично) нефть и газ за рубли — это самый действенный из возможных инструментов повышения международного спроса на рубль.

Перевод (хотя бы частичный) расчетов за нефть и газ в рубли позволит дать очень понятный ответ на вопрос: зачем могут быть нужны рубли международным инвесторам или просто коммерческим компаниям. Более того — сейчас есть даже сравнительно популярные среди международных инвесторов российские долговые инструменты, в которых можно «парковать» рубли, и, кстати, именно из-за их успешности американцы собираются ввести санкции против российских государственных облигаций.
В целом хотелось бы верить, что уже очевидная для всех необходимость дедолларизации российской и мировой торговли энергоносителями позволит сдвинуть с мертвой точки перезревший вопрос интернационализации рубля. Более того, уже есть очень позитивный китайский опыт, который тоже связан с нефтяным сектором. Как сообщает агентство Рейтер, китайская нефтяная биржа в Шанхае смогла меньше чем за год захватить более 14 процентов мирового объема торговли нефтяными фьючерсами, отобрав долю рынка у Нью-Йорка, Чикаго и Лондона и даже обогнав по объемам нефтяную биржу в Дубае. Для Китая, который тоже работает над интернационализацией юаня и создавал шанхайскую площадку для торговли нефтью в течении 10 лет, это по-настоящему серьезное достижение. С другой стороны — хотелось бы использовать сложившуюся конъюнктуру для расширения использования рубля, в том числе в торговле с Китаем. Двадцать лет назад об отказе от доллара могли говорить только наиболее маргинальные экономисты и политики и мало кто их воспринимал всерьез. А если бы кто-то предположил, что на острие атаки против долларовой системы окажется президент Еврокомиссии и председатель КНР, то этого предсказателя сочли бы безумцем.

Пять лет назад подобные предложения уже звучали громче, но в лучшем случае их высказывали наиболее смелые или радикально настроенные участники экономических и финансовых конференций или финансовые колумнисты, но представить себе такие планы у высших чиновников Евросоюза, опять же, было невозможно. Сегодня дедолларизация — это не только призывы с самых высоких трибун ведущих мировых держав, но еще и конкретные приказы, поручения, программы действий, биржи и контракты. Процесс прошел, и именно этим объясняется кажущаяся необъяснимой нервозность Вашингтона, который одновременно пытается вести экономические войны и с Китаем, и с Россией, и даже с союзниками по НАТО. Смерть американской гегемонии, как смерть Кощея, — в игле, точнее, в «долларовой игле». Американская элита чувствует, что скоро эту иглу сломают.

Crimson Alter, РИА Новости
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
9 323
Адрес
Харьков
Пол
мужской
Евросоюз готов убивать доллар вместе с Россией и Китаем

Евросоюз готов принять участие в убийстве доллара. И заявил об этом вовсе не какой-нибудь обвиняемый в работе на Путина итальянский или венгерский премьер, а всемогущий глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер.

Бывший глава правительства одного из ведущих европейских оффшоров – Люксембурга, а ныне – председатель Еврокомиссии публично объявил войну доллару. Вот что Юнкер сказал в своём ежегодном обращении к Европарламенту.

"Абсурдно, что Европа платит до 80% своих счетов за импорт энергии — 300 миллиардов евро в год — в долларах США, когда только около 2% нашего импорта энергии поступает из Соединённых Штатов. Это абсурдно и смешно, что европейские компании покупают европейские самолеты в долларах вместо евро. Это должно измениться."

По мнению Юнкера, следует укреплять роль евро, а Скрипач, то есть, доллар – не нужен.
Конечно, чтобы доллар улетел, на капу должен нажать не один лишь Евросоюз, но как вы наверняка знаете, до него на капу уже нажал Китай. Весной Пекин запустил торговлю нефтью за юани.
Вот, например, данные по состоянию на июль.
По данным Bloomberg, продажа нефти за юани, начатая на Шанхайской международной энергетической бирже 26 марта, уже составляет 11% мирового рынка сырой нефти. Торги идут всего 9,5 часов в день.
Представьте, сколько китайские пацаки наторговывать будут, когда не по 9 с половиной часов, а хотя бы по 10 торговать начнут. Кстати, гораздо раньше, в 2016 году, Пекин запустил и собственную торговлю физическим золотом.
Развитие золотой торговли в Китае можно рассматривать как повышение международного статуса юаня и мягкую форму золотого стандарта. Создание Шанхайского фиксинга, безусловно, преследует стратегическую цель интернационализации китайского юаня. Можно сказать и по-другому: укрепление позиций Шанхайской золотой биржи – ещё одно из направлений невидимой борьбы Пекина против доллара США.
Не такая уж она невидимая, эта борьба. Либералы и всёпропальщики любят вопрошать, почему же дедолларизация идёт так плавно, забывая, что быстро только кошки родятся. Но если не слушать их, а немного почитать в новостях, то сразу станет видно – отказ от доллара идёт полным ходом.
Узбекистан активировал борьбу с долларизацией экономики. Семнадцатого августа правление ЦБ приняло решение изменить порядок обязательного резервирования банков, которые вступают в силу с 1 октября. Например, обязательные резервы будут формироваться только в национальной валюте независимо от валюты обязательств, привлеченных коммерческими банками.

Смешно звучит, да? Ну сколько там того Узбекистана? А так?
Лидер Турции Реджеп Тайип Эрдоган призывает граждан отказаться от доллара, Европа переходит на евро при оплате поставок иранской нефти, а Россия и Китай ранее начали переход на расчёты в национальных валютах. Мы наблюдаем развитие тенденции. Китайское информационное агентство «Синьхуа» сообщает, что официальные представители многих африканских стран заявляют о необходимости увеличения расчетов в юанях, особенно это касается крупных экономик континента.
То есть, геополитические карлики вроде Узбекистана готовы убивать доллар лишь потому, что решение о его ликвидации приняли гиганты – Россия и Китай, а теперь воду на ту же мельницу льют ещё и Турция, а на подходе Евросоюз.

Занятно, что все перечисленные и их более слабые партнёры из Африки и Азии выступают в этом деле союзниками Дональда Трампа. Ведь доллар – основа могущества финансовых спекулянтов, которые старались не допустить действующего президента США в Белый дом, а теперь прилагают усилия, чтобы выковырять его оттуда. Упадёт доллар – рухнут и глобалисты, а американскому реальному сектору экономики, интересы которого представляет Трамп, только того и нужно.
В связи со всем этим возникает вопрос: уж не позвонили ли в Брюссель из Вашингтона, спросив у похмелявшегося главы Еврокомиссии: — Ну что вы там раскачиваетесь всё, а? Что вы за вялые люди такие? Отказываться от доллара когда будете, или против вас ещё какие-то пошлины надо для прикрытия операции ввести? Я что, Путину жаловаться должен?
И Жан-Клод Юнкер, услышав про жалобу Путину, конечно же, сразу взял под козырёк, ответив: «служу Европейскому союзу от Владивос… ой, палюсь, палюсь».
Доллар должен быть разрушен.

Это неизбежно.

Руслан Осташко
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
9 323
Адрес
Харьков
Пол
мужской
Европа больше не нуждается в Америке

Наверняка неслучайно практически синхронно из Берлина и Парижа прозвучали важные заявления. Министр иностранных дел Германии Хайко Маас назвав США «самым близким партнером» ЕС, тем не менее заявил, что Европа «нуждается в новом сбалансированном партнерстве с США»: «Уже давно пришло время переоценить трансатлантическое партнерство: трезво, критично, даже самокритично… В качестве плана мы предлагаем идею сбалансированного партнерства… Когда США пересекают красные линии, мы как европейцы должны выставлять противовес… Необходимо укрепить европейский столп Североатлантического альянса…»

Маас также критиковал США за выход из иранской сделки и введение санкций: «Мы не позволим действовать через наши головы, поэтому было правильным защитить европейские компании от юридических санкций».
При этом, хотя глава германского МИДа и сказал, что «избрание Дональда Трампа показало, что мы не настолько знаем Америку, как думали», он не стал все сводить к личности американского президента. И напомнил, что дороги Европы и США начали расходиться не при президенте Трампе: «Пересечение ценностей и интересов, связывающей силой которых был конфликт между Востоком и Западом, снижается. Сегодня добиться баланса с США можно только путем тесного сотрудничества Германии с Францией и другими европейцами в рамках суверенной, сильной Европы. ЕС должен стать основой международного порядка, партнером для всех, кто привержен этому порядку».
Эммануэль Макрон же был еще более резок: «Европа больше не может вверять свою безопасность только Соединенным Штатам. Сегодня нам нужно брать ответственность и гарантировать безопасность и, стало быть, суверенитет Европы». «Угроза, которая нависла, заключается в кризисе мультилатерализма (система многосторонних торговых привилегий – противоположное тому, что делает Трамп). Партнер, вместе с которым Европа сражалась за мультилатерализм после войны, кажется, решил повернуться спиной к нашей общей истории… Франция каждый раз была первой страной, которая выступала против этих решений и давала это ясно понять. Каждый раз Франция пыталась убедить, что не стоит принимать то или иное решение, способное навредить хорошему диалогу между нашими странами. И я продолжаю выступать за это.

Нам нужно сделать все необходимые выводы из окончания холодной войны. Альянсы сегодня все так же важны, однако лежащие в их основе равновесия или даже рефлексы сегодня нуждаются в пересмотре. Европа должна сделать из этого выводы и начать новый диалог по кибербезопасности, химическому оружию, классическому оружию, территориальным конфликтам, космической безопасности и защите полярных зон, в первую очередь с Россией».
Темы сотрудничества с Россией Макрон в своей речи на совещании французских дипредставителей (такие мероприятия часто проводятся, когда назревают крупные перемены в проводимом внешнеполитическом курсе и есть необходимость разъяснить его тем, кто будет реализовывать его на практике) касался неоднократно, но особенно важно, в каком именно контексте:
«Мы не можем добиться устойчивого строительства Европы без размышления о наших отношениях с Россией и Турцией. Нам нужно сформировать стратегическое партнерство. Речь идет не о вступлении в Европейский союз, а о стратегическом партнерстве с Россией и Турцией, поскольку две эти державы важны для нашей безопасности, их нужно сблизить с Европой, история этих народов формируется вместе с Европой и нам нужно совместно строить наше будущее.
…Завтра и сегодня, мы все проходим коллективное испытание, поскольку Европе предстоит справиться со всеми вызовами современности, о которых я вам говорил. И у нас есть внушающий доверие европейский ответ: наша стратегическая автономия. Вопрос не в том, получится ли у нас убедить Соединенные Штаты Америки — это великий народ и великая страна. А в том, воспринимают ли нас США как державу со стратегической автономией. Именно таков настоящий вопрос, который встает сейчас перед Европой.

Есть четкий выбор. С одной стороны, Европа неэффективна, она больше не может найти ответ на вызовы глобализации, что сложно назвать полным заблуждением. У нее нет стратегической автономии, и, следовательно, ее нужно сформировать».
В этом же контексте и заявление Министра финансов Франции Брюно Ле Мэра: «Мы намерены разработать независимый европейский или французско-немецкий финансовый инструмент, который бы позволил бы нам избежать побочного эффекта от санкций США. Я хочу, чтобы Европа была суверенным континентом, а не вассалом…».
Понятно, что столь резкие заявления вызваны торговой войной, с предельной беспардонностью развязанной Дональдом Трампом. Но обращает на себя внимание, что главный акцент Макрон и Маас сделали на вопросах безопасности европейского континента, на его способности самостоятельно её обеспечить. И нужно понимать, что безопасность, в которой Европа критически зависела от США, – это исключительно наличие могучего союзника, способного оказать решающую помощь в ситуации конфликта с противником, противостоять которому самостоятельно страны Европы не могут. Терроризм, кибербезопасность и прочие угрозы современного мира – в противостоянии им международное сотрудничество крайне важно, но все-таки решающую роль играют собственные усилия каждой страны.
Понятно, что противником, от которого Америка десятилетиями защищала Европу, был СССР и Восточный блок. Не будем ханжами и списывать все на «лживую антисоветскую пропаганду» – были у европейцев (политиков и простых обывателей) основания с опаской смотреть на Восток. Гигантская советская группировка, способная, по оценке всех военных специалистов, в течение нескольких месяцев оккупировать всю континентальную Европу, и официальная идеология, предусматривающая победу коммунизма во всем мире… В общем, под американской «крышей» было явно спокойнее.
Причем нужно учитывать, что сомнения в надежности американского зонтика у европейских элит существовали и тогда: были опасения, что в случае серьезной «заварухи» американцы сочтут, что их это не касается, поскольку до американского континента советские танки не доплывут, предоставив европейцев и прочих обитателей Старого Света своей судьбе. Даже американская группировка в Европе отчасти рассматривалась как «заложники», гарантирующие европейцам невозможность такого сценария.

В качестве «лирического отступления» вспомню ранний роман замечательного польского фантаста Станислава Лема «Магелланово облако». Действие происходит в далеком будущем, когда коммунизм победил везде и бесповоротно, но по ходу действия герои обнаруживают в космосе затерянный корабль неких «атлантидов» и в нем карту, на которой Евразия с Африкой обозначены как «Зона коммунизма», а американский континент ― как «Зона свободного мира».
И действительно, невозможно не упомянуть «общее место»: противостояние двух сложившихся после Второй мировой войны блоков носило, прежде всего, идеологический характер – «двух систем», двух типов социально-экономического устройства общества. Ну а за безопасность (как и за все в жизни) приходится платить. Критическая зависимость стран Старого Света от США в защите от возможной коммунистической экспансии заставляла признавать лидерство заокеанской державы и в идеологической, и в экономической сферах.
Бреттон-Вудская система, сделавшая США эмиссионным центром «мировых денег», а «зеленую резаную бумагу» главным экспортным товаром США, также являлась одной из форм оплаты за «услуги по обеспечению безопасности». Естественно, это предельно упрощенная оценка, на самом деле система рычагов, обеспечивавших доминирование США в капиталистическом мире, была гораздо сложнее и многограннее.
Но Восточный блок и вместе с ним СССР рухнули, а значит, и исчез повод находиться под американской защитой и платить за неё, тем более такой тяжелой ценой, как отказ от части своего суверенитета (наличие общего врага всегда самый сильный клей для скрепления любого альянса). Ведь конкуренцию и столкновение интересов в тех или иных сферах никто не отменял, более того, конкуренция – это краеугольный камень рыночной экономики, а значит, «обиды» американцев на давних союзников абсолютно неуместны. Как говорится, «только бизнес и ничего личного».

Более того, ведь СССР не просто проиграл холодную войну, рухнула социалистическая система, Россия стала страной с рыночной экономикой и построенной на принципах западной демократии политической системой (пусть и с некоторыми нюансами), а значит, исчезли и идеологические причины, мешающие её сближению с Европой, Японией, в общем, созданию того самого многополярного мира, о котором говорят в Москве с конца 90-х как альтернативе однополярного с доминированием США, который во многом по инерции возник сразу по завершении холодной войны.
Собственно, опасения такого развития событий обусловили то, что в Доктрине национальной безопасности США (так называемой «доктрине Вулфица») говорится об обеспечении гегемонии США в постсоветском мире и отдельно о том, что «Цель США – недопущение появления, прежде всего на постсоветском пространстве, нового соперника США». Понятно, что «новым соперником США» могла быть только возродившаяся после катастрофы начала 90-х Россия.
Именно стремление не допустить либо в крайнем случае максимально затормозить такое возрождение является единственным смыслом политики Штатов по отношению к Украине и другим бывшим советским республикам. Превращение их в антироссийские плацдармы, конфликт с которыми ослабляет Россию, также (а может, и «во-первых») дает повод для её демонизации, противопоставления Западному миру с целью сохранения консолидации последнего вокруг США.
За рамками этой статьи подробный анализ игры европейских стран, направленной на усиление их позиций в конкуренции с США (тут и введение евро как альтернативной резервной валюты, идея которого начала реализовывается как раз после распада СССР, расширение и углубление интеграции в ЕС как создание соизмеримого с США «центра силы) и контригры американцев, в частности внедрение в ЕС своих «троянских коней» из числа «младоевропейцев».

Важно другое, на протяжении последней четверти века все эти усилия европейцев носили крайне осторожный, не выходящий за рамки фронды характер, публично лидирующую роль США никто из влиятельных лидеров ЕС под сомнение не ставил. И вот это наконец сделано, Франция и Германия синхронно заявили о стратегическом курсе на «автономию» от США и, более того, на сближение с Россией в «вопросах безопасности». Причем произошло это в тот самый момент, когда, казалось бы, Россия оказалась чуть ли не на положении изгоя, главным образом, из-за событий в Украине и Сирии.
Т.е. Меркель и особенно Макрон отлично понимают, откуда «растут ноги» украинского кризиса. Правда, последний заявил, что «…значительный прогресс в урегулировании украинского кризиса и соблюдение рамок ОБСЕ (я имею в виду первую очередь положение наблюдателей в Донбассе), разумеется, станут предварительными условиями настоящих подвижек с Москвой», но, похоже, это во многом фигура речи.
Т.е. Франция и Германия, безусловно, не прочь получить уступки Москвы в данном вопросе, хотя бы потому, что в этом случае им будет проще отражать неизбежные нападки, которые вызовет антиамериканский поворот, но это не более, чем предмет торга, ведь глобальный взаимный интерес куда более важен, чем собственно Украина, которая для Европы все более становится чемоданом без ручки.
Впрочем, понятно, «анонсированные» Берлином и Парижем глобальные перемены не произойдут мгновенно. Тот же Макрон признал: «Сейчас мне хотелось бы со всей серьезностью и смирением подчеркнуть следующее: европейская борьба только началась. Она будет долгой и трудной. Она будет находиться в самом центре действий Франции на протяжение моего президентского срока и, в частности в ближайший год, поскольку мы сейчас оказались в ситуации европейского кризиса».
Понятно, что европейским «автономистам» придется столкнуться с ожесточенным сопротивлением, что, к примеру, и Макрону может вдруг нестерпимо захочется изнасиловать какую-нибудь горничную и т.д и т.п. Обращает на себя внимание и куда более осторожный тон заявлений из Берлина, как и то, что их озвучил Хайке Маас, а не Ангела Меркель.

И тем не менее, можно говорить о том, что «процесс» отчуждения от США их главных союзников, которой начался с момента распада СССР (т.е. когда Америка достигла вершины своего могущества), перешел в новую, «открытую», стадию. Действительно, «за достижением вершины всегда следует спуск». Ведь гегемония США (да еще такая, за которую нужно платить) оказалась обречена с того момента, когда к ней пропал интерес со стороны «опекаемых». И тут вопрос только в сроках этого неизбежного исторического процесса.

Дмитрий Славский, alternatio.org
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
9 323
Адрес
Харьков
Пол
мужской
Как участники ядерной сделки обойдут антииранские санкции Трампа

Евросоюз, Китай и Россия договорились о создании механизмов, которые позволят обходить санкции США в отношении Ирана.

Пока Дональд Трамп готовится выступить на Генеральной Ассамблее ООН, американский телеканал CNN точно передал атмосферу, царящую в мировой политике: «Трамп остался один». Вчера страны-участники ядерной сделки с Ираном, кроме США, договорились создать механизм, позволяющий обходить санкции Вашингтона против Тегерана.
По итогам встречи министров иностранных дел ЕС, России, Китая и Ирана глава внешнеполитического ведомства Евросоюза Федерика Могерини зачитала общее заявление.
Участники приветствовали тактические предложения по поддержанию и сохранению каналов оплаты, в частности, инициативу по созданию специального механизма, чтобы облегчить платежи, связанные с экспортом Ирана, включая нефть, и импортом, — говорится в документе.
Напомним, 8 мая Трамп вывел США из подписанного в 2015 году Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), согласно которому Исламская республика Иран (ИРИ) отказывалась от ядерной программы, в ответ с него снимаются экономические ограничения. В августе вступил в силу первый пакет санкций США против автомобильной и авиационной индустрии Ирана. Более мощные ограничения, которые затронут энергетику и финансы, Вашингтон планирует ввести 4 ноября. Это произойдет за два дня до промежуточных выборов в Конгресс, на которых Трампу нужны голоса произраильского лобби.

ЕС «переживает» больше остальных
С учетом того, что Китай привык работать в Иране в условиях санкций и остается его главным торговым партнером, больше всех за судьбу СВПД переживает Евросоюз. ЕС вложил несколько миллиардов в иранскую экономику и опасается, что американские санкции ударят по компаниям из Старого Света, имеющим активы в Штатах. Некоторые из крупных европейских ТНК, таких как Total и Peugeot, уже покинули иранский рынок. Неудивительно, что Брюссель проявляет наибольшую активность в ядерной сделке.
На вчерашнем брифинге Могерини добавила, что страны ЕС создадут специальное юридическое лицо для финансовых транзакций с Ираном, и оно будет «открыто и для остальных партнеров». А 7 августа, в день, когда вступили в силу первые санкции США, Евросоюз принял постановление, запрещающее европейскому бизнесу их исполнение и обещающее компаниям компенсацию за возможный ущерб.
Для ЕС «ядерная сделка» — вопрос не только коммерческого, но и репутационного характера.
Все хорошо понимают, что Иран на деле не нарушал договора СВПД, и это не просто слова, есть объективные тому доказательства инспекторов МАГАТЭ. Европейцы это хорошо знают, и если повторно введут санкции, то станет окончательно ясно, что ЕС — абсолютно не независимый институт, и все его решения согласованы с Вашингтоном. Для этого они сейчас будут создавать альтернативные каналы взаимодействия с Ираном, чтобы обойти санкции, это не так-то и просто, поскольку американцы будут из принципа блокировать всяческие возможности вести торгово-экономические отношения с Исламской Республикой. В целом такой шаг следует расценивать позитивно как для ЕС, так и для Ирана. Европейцы смогут продемонстрировать всему миру, что они самостоятельны, а иранская экономика не так сильно пострадает, как это было несколько лет назад, — отметил в беседе с Царьградом эксперт Центра постсоветских исследований ИМЭМО имени Е. М. Примакова РАН Фархад Ибрагимов.

Неожиданная встреча на полях ООН?
Предостережения партнеров США по НАТО пока не убедили Трампа отказаться от давления на Иран. Рискуя международной изоляцией, Белый дом продолжает удушение ИРИ. В этом году риал потерял две трети своей стоимости, в Иране растет инфляция. Хотя в июле Трамп заявил, что США готовы на новую «настоящую сделку» с Тегераном и даже не исключил возможности личной встречи с иранским президентом Хасаном Рухани. Взамен Вашингтон ожидает отказа Тегерана от разработки баллистических ракет (не имеющих отношения к СВПД) и выхода (про)иранских сил из Сирии — «кабальные» условия для ИРИ.
Надо сказать, что чем сильнее США затягивают удавку на шее Ирана, тем выше стимул у остальных стран противодействовать этому. Не только потому, что они вложили крупные суммы в иранскую экономику или им жалко Иран, а потому, что они сами оказались жертвой санкционной политики Штатов. И здесь нет принципиального значения, инициированы ли штрафные меры самим Трампом, как тарифы против ЕС и Китая, или же Конгрессом, как в случае с антироссийскими санкциями. Кстати говоря, сегодня замминистра коммерции КНР Фу Цзыин предложил России объединить усилия против американских санкций.
Некоторые эксперты прогнозируют, что на полях ГА ООН Трамп встретится с находящимся там Хасаном Рухани. Будет ли американский президент предлагать своему «визави» некую сделку, знает только он. Но одно можно сказать точно — заявление России, ЕС и Китая о готовности изолировать иранские санкции США усилит переговорные позиции Рухани в свете возможной встречи с Трампом.

Камран Гасанов, Царьград
 
Сверху Снизу