Россия готова себя защищать в гибридной войне.

Регистрация
25.03.2017
Сообщения
17 865
Адрес
Россия
Пол
мужской
А что другие ваши источники правду говорят?
Вот например, последние ракеты у Израиля, все достигли цели ...
Израиль сидит в заднице и ждет своей участи - если России разрешит Ирану осуществить свою месть, то Израиля не станет. А Россия разрешит? А может отвернется, и сделает вид, что ее это не интересует?
 
Регистрация
29.11.2018
Сообщения
1 638
Пол
мужской
Израиль сидит в заднице и ждет своей участи - если России разрешит Ирану осуществить свою месть, то Израиля не станет. А Россия разрешит? А может отвернется, и сделает вид, что ее это не интересует?
Видите ли мой дорогой друг РФ имеет бизнес как с Израилем так и с Ираном. Вы таки желаете говорить за деньги или так попиздеть зашли :02:
 
Регистрация
25.03.2017
Сообщения
17 865
Адрес
Россия
Пол
мужской
Видите ли мой дорогой друг РФ имеет бизнес как с Израилем так и с Ираном. Вы таки желаете говорить за деньги или так попиздеть зашли :02:
Видишь ли, не друг мой, иногда приходится выбирать, чьи деньги важнее, или вообще от них отказаться, чтобы не лишиться большего. Сейчас, чтобы не потерять большего, от Израиля придется отказываться в пользу несравненно большего. Большее побеждает меньшее, а кроме больших денег по твоим меркам, есть еще более большие деньги, и намного.
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
5 449
Адрес
Харьков
Пол
мужской
Владимир Чижов: Вмешательство РФ в европейские выборы? Не дождётесь…

Постпред РФ при ЕС Владимир Чижов в интервью ТАСС прокомментировал итоги года в отношениях России и ЕС и очертил перспективы на 2019 год, который для Европы обещает быть сложным ввиду предстоящего выхода Великобритании из состава ЕС, а также выборов в Европарламент. Эти два события произойдут на фоне роста популярности евроскептиков с последующей сменой состава всего руководства институтов ЕС.

— Что мы ожидаем от отношений Россия — ЕС в 2019 году?
— Следующий год — по определению достаточно сложный из-за майских выборов в Европарламент, а также предстоящих осенью изменений состава Еврокомиссии и смены председательства в Евросовете. Естественно, внимание ЕС также будет в значительной степени отвлечено на Brexit, который произойдет 29 марта 2019 года.
В этих условиях пока сложно что-либо загадывать в отношении возможных контактов на высоком уровне. Хотя это не повод для нас опускать руки, мы намерены полноценно работать с нынешним руководством ЕС до завершения соответствующих мандатов.
Что касается выборов в Европарламент, думаю, не ошибусь, если скажу, что его новый состав будет еще более пестрым, чем нынешний. Тенденция, которая характерна для большинства государств ЕС, — размывание традиционных ведущих правоцентристских и левоцентристских партий в пользу тех, кто находится на флангах политического спектра как слева, так и справа. Это не обязательно совсем уж оголтелые радикалы, ультраправые или ультралевые, это также принципиально новые политические силы, в том числе убежденные евроскептики. Посмотрим, насколько влиятельными они будут в будущем Европарламенте. Кстати, нынешний его состав по сравнению с предыдущим тоже оказался более пестрым, так что это, видимо, долгосрочная тенденция.
Сумеют ли традиционные ключевые политические партии — будь то Европейская народная партия, социалисты с демократами, либералы — сохранить в этой ситуации свои позиции и дать на возникающие вызовы эффективный ответ, будет интересно посмотреть уже в начале года, когда начнется предвыборная кампания.
— В преддверии выборов в Европарламент вновь активизировались разговоры о российском вмешательстве — информационном, кибернетическом и так далее. По мере развития предвыборной кампании эти обвинения, весьма вероятно, будут нарастать. Мы собираемся просто наблюдать за ними или как-то противодействовать?
— Вмешиваться в выборы мы не собираемся. Не дождутся. А вот опровергать подобные обвинения будем. Поскольку, как теперь стало модно, Россию наверняка обвинят во всех грехах, потом ничего не найдут, но собственное поражение все равно спишут на «руку Москвы».
В 2016 году я имел неосторожность публично заявить вскоре после британского референдума по Brexit, что нас уже успели обвинить во всем, кроме этого. Прошло десять дней, и какой-то депутат в Палате общин в Великобритании поднял этот вопрос.
Что интересно, на выборы в Европарламент не зовут наблюдателей ОБСЕ, потому что формальные обязательства, которые взяли на себя страны — члены этой организации, предписывают им в обязательном порядке приглашать наблюдателей лишь на национальные выборы.

— В следующем году истекает контракт на поставки газа в ЕС через территорию Украины…
— На вторую половину января (если ничего не сорвется) в Брюсселе запланирована трехсторонняя встреча Россия — ЕС — Украина по газу на уровне министров.
— На Украине выборы в начале весны, в ЕС выборы в конце весны. С кем мы будем договариваться сейчас на этих трехсторонних переговорах?
— Министры энергетики Украины приходят и уходят, а глава «Нафтогаза» Андрей Коболев остается. Для нас остается актуальным вопрос, что будет после 31 декабря 2019 года, когда истекают существующее соглашение и контракт на транзит газа через Украину, за который Юлию Владимировну Тимошенко, как известно, посадили в тюрьму, что может ей теперь помочь победить на президентских выборах. Она, конечно, тоже не подарок, но подарков из Киева нам ждать не приходится.
— ЕС только что продлил, уже в девятый раз, экономические (секторальные) санкции против России. При этом контакты, консультации и встречи между Россией и ЕС на разных уровнях проходят на регулярной основе. Можно ли сказать, что обе стороны постепенно адаптируются к взаимоотношениям в условиях санкций?
— Мне бы не хотелось так думать. Я считаю нынешнее положение ненормальным. То, что в России затронутые сектора экономики адаптируются, это действительно так, и это неизбежно. Однако очень бы не хотелось, чтобы Евросоюз воспринимал нынешнее положение дел как некую «новую нормальность». Так что я вижу в происходящем, в том числе в вопросе о судьбе так называемых санкций, некоторое неустойчивое равновесие. В Евросоюзе звучат голоса сторонников максимально жесткого подхода в отношениях с Россией, кто спит и видит, как бы усилить санкции…
— После Brexit одна из этих стран ЕС покинет.
— Да, но занять ее нишу уже есть желающие. Однако есть и другие, назовем их здравомыслящим лагерем. Хотелось бы назвать их здравомыслящим большинством. Кстати, по численности они могут действительно составлять большинство. Не будем говорить о конкретных странах и конкретном соотношении, но ситуация постепенно меняется.

В качестве примера могу сослаться на события последних недель. Конечно, для наших оппонентов, назовем их так, инцидент в Керченском проливе мог бы стать удобным поводом, чтобы санкции усилить. Не получилось, хотя очень хотели.
— А как бы вы прокомментировали суть самого инцидента в Керченском проливе?
— Я думаю, что организаторы этого инцидента видели «наилучший исход» в том, если бы проход в Азовское море стал физически невозможен из-за того, что на дне пролива оказались бы эти корабли вместе с экипажами. Может быть, это звучит несколько цинично, но то, как все обернулось, конечно, не вполне соответствовало чаяниям тех, кто это затеял.
— Считаете ли вы, что очень быстро последовавший за этой провокацией шквал реакции представителей западных государств и организаций свидетельствует, что партнеры Украины координировали с Киевом подготовку этой провокации?
— Так ведь и тема Азовского моря и Керченского пролива возникла не в ноябре. Я напомню, что соответствующая резолюция Европарламента была принята ровно за месяц до инцидента — 25 октября. Выразили озабоченность, в том числе в связи с «милитаризацией» якобы Азовского моря. Хотя о какой милитаризации речь? Это ведь Украина объявила о создании военно-морской базы в Бердянске, это Украина то и дело рассылает ноты, в первую очередь нам, российской стороне, что они в Азовском море проводят артиллерийские стрельбы.
— То есть вы считаете, что координация действий между Киевом и западными кураторами могла быть?
— Я считаю, что искусственное нагнетание ситуации началось с момента завершения строительства Крымского моста.

— А по линии постпредства России при ЕС объективная информация о ситуации в регионе, вокруг Крымского моста, по судоходству, по самому инциденту 25 ноября передается институтам ЕС?
— Разумеется. Мы это делаем в рамках наших рабочих контактов. Напомню, что 15 ноября, за десять дней до инцидента, здесь был заместитель министра иностранных дел России Григорий Карасин. И он эту ситуацию очень подробно обсуждал с генеральным секретарем Европейской внешнеполитической службы Хельгой Шмид и с другими партнерами. Мы на разных уровнях — и я, и мои сотрудники — поддерживаем контакты с евроинститутами, с австрийским председательством в Совете ЕС, завершающимся 31 декабря, с начинающимся с 1 января 2019 года румынским председательством. Встречаемся также с европейскими депутатами — со здравомыслящими, в отношении которых, к сожалению, оперировать словом «большинство» трудно. Посмотрим, ведь этому составу Европарламента осталось работать меньше четырех месяцев. Думаю, после новогодних каникул предвыборная кампания станет главным содержанием их деятельности.
— В 2015 году саммит ЕС принял решение о жесткой увязке вопроса об отмене секторальных санкций против России с достижением прогресса по минским соглашениям. Все видят, что минские соглашения не выполняются украинской стороной. Есть ли, на ваш взгляд, пути выхода из этого тупика? Ведь теперь, чтобы отменить санкции, странам ЕС нужно либо признать, что по минским соглашениям достигнут существенный прогресс, либо принять новое решение саммита, которое бы констатировало, что эти договоренности не выполняются из-за позиции Киева.
— Действительно, нынешняя ситуация — это тупик. ЕС, когда принимал в 2014 году санкционные решения, первоначально увязал их с запуском переговорного процесса по Донбассу — иными словами, чтобы все заинтересованные стороны сели за стол переговоров. Это было условие, к которому была изначально привязана отмена санкций. Настал февраль 2015 года. Результатом 17-часового бдения в городе Минске стало известное соглашение.
Казалось бы, на следующий день ЕС, руководствуясь собственной логикой, должен был свои санкции отменить. Однако вскоре они были продлены. Евросоюзу понадобилась тогда иная мотивировка, и этой мотивировкой было совершенно произвольно выбрано полное выполнение минских соглашений.
Но минские соглашения — по своей природе документ сложный, он предполагает определенную последовательность реализации, поэтапность шагов. Тогда что означает «полное выполнение»? Когда завершится последний из этапов? Или когда будет достигнут достаточный прогресс на одном из промежуточных уровней? Ответ на этот вопрос от Евросоюза получить невозможно, поскольку он его сам не знает.

Когда выполнение политических аспектов минских соглашений затормозилось, бывший глава МИД, а ныне президент Германии Франк-Вальтер Штайнмайер выдвинул компромиссный вариант, известный как «формула Штайнмайера» и подразумевающий поэтапность вступления в силу закона об особом статусе Донбасса. И все подписались под этой идеей, сначала на уровне министров иностранных дел, а затем и на высшем уровне.
Вот только Киев отказывается выполнять свои обязательства. Из этого тупика ЕС выход не нашел. По моим наблюдениям, не особенно и искал. Тогда как выход есть, и он достаточно простой: достаточно соответствующим образом надавить на украинцев, чтобы процесс имплементации минских соглашений пошел вперед. Это дало бы возможность Евросоюзу, если он этого реально хочет, констатировать существенный прогресс и решить вопрос о судьбе санкций. Возможно, тоже поэтапно, не сразу, путем последовательных ослаблений. Однако пока вообще ничего не происходит. Так что можно заключить, что 2018 год стал еще одним годом упущенных возможностей.

— Что отвечают европейские дипломаты, когда вы представляете им конкретные факты, что минские соглашения саботируются Киевом?
— Они говорят, что у них есть другие данные о ситуации в регионе, правда, никогда их не приводят. Тогда как мы ссылаемся на миссию ОБСЕ. Понятно, что в Донбассе пули и снаряды летят в двух направлениях, но две трети нарушений имеют место со стороны вооруженных сил Украины. Более того, целями обстрелов со стороны самопровозглашенных республик Донбасса являются скопления войск, военной техники — хотя бы потому, что на территории к западу от линии разграничения практически не осталось гражданского населения. Те, кто были, практически все бежали. А на востоке как раз густонаселенные районы.
Донбасс до начала гражданской войны имел население 7,5 млн человек. Это почти 20% жителей всей Украины. Сейчас их там осталось гораздо меньше, однако, к сожалению, до сих пор происходят случаи ранений и гибели гражданского населения от обстрелов со стороны правительственных сил.
— А вообще дискуссии России и ЕС по Украине идут системно, это какой-то отдельный формат консультаций?
— К сожалению, наш политический диалог лишен той структурированности, которая была раньше. Многие направления, в частности секторальное взаимодействие, заморожены. Политический диалог идет, встречи на уровне министра иностранных дел России и верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности организуются внесистемно, главным образом на полях различных международных мероприятий. Последний разговор был 6 декабря в Милане на полях СМИД ОБСЕ. По табели о рангах дипломатических контактов такие встречи стоят чуть ниже, чем непосредственно обмен визитами, который имел место в 2017 году. В апреле Федерика Могерини ездила в Москву, а в июле Сергей Лавров посетил Брюссель.
Сейчас есть понимание, что теперь очередь главы европейской дипломатии. Осталось меньше года ее мандата, мы готовы ее видеть в России, ждем, что она выберет время.

— Тем временем ЕС разрабатывает различные новые форматы упрощенного введения рестриктивных мер, как-то за химические атаки, за кибернападения, за нарушения прав человека…
— Что касается санкций за кибератаки, эта тема пока есть только за океаном, в ЕС ее обсуждают лишь теоретически. За нарушение прав человека — была голландская идея, но субстантивной дискуссии пока не велось. Есть формальное поручение Совета ЕС по иностранным делам Европейской внешнеполитической службе заняться этим вопросом и где-то к середине 2019 года представить наработки.
— Главной темой в Европе в 2019 году неизбежно станет выход Великобритании из состава ЕС. Как он повлияет на отношения России с ЕС и Великобританией?
— Идет очень вязкий переговорный процесс, который стартовал в начале 2017 года, когда премьер-министр Тереза Мэй направила в Брюссель официальное уведомление о выходе из ЕС и пошел отсчет положенных двух лет до этого момента — 29 марта 2019 года, в рамках которого пока обсуждалось только соглашение об условиях развода. Единственное, что они сумели создать в плане задела на будущее, — это политическая декларация, довольно размытая и не содержащая пока никаких взаимных обязательств. Кстати, гораздо более конкретный документ недавно опубликовала Еврокомиссия — это заготовка на случай выхода Великобритании без соглашения, так называемого жесткого Brexit.
Естественно, ни еэсовцы, ни британцы еще не приступали к серьезному рассмотрению вопроса, что будет с их отношениями с третьими странами после Brexit. Не только с Россией, но и со всеми остальными. Евросоюз связан сотнями, если не тысячами соглашений с разными государствами. В том числе действует старое Соглашение о партнерстве и сотрудничестве с Россией от 1994 года и сопутствующие разного рода секторальные соглашения — по стали, по науке и технике, по древесине и так далее. Сугубо конкретные, сугубо деполитизированные документы.
Ясно, что в отношении нашего соглашения с ЕС об упрощении визового режима 2006 года ничего не произойдет, поскольку Великобритания как не входила в Шенген, так и не будет являться членом безвизового пространства. Ситуация в этом плане изменится между Великобританией и остальными странами ЕС, но не с нами.

Что касается торговых аспектов, то многие российские экспортные товары, я имею в виду не нефть и газ, а металлы, минеральные удобрения, продукты деревообработки и прочее — все это имеет определенные квотные ограничения, которые рассчитывались с учетом наличия в ЕС 28 государств. Более того, они адаптировались под предыдущие волны расширения. Поэтому сейчас их надо перекалькулировать. А к этому Брюссель сам не приступал и британцам, пока они остаются членами ЕС, запретил, чтобы не вносить чуждых элементов в переговоры о разводе. Хотя, например, США пару раз уже пытались оттянуть Великобританию на себя раньше времени. Она все равно никуда не денется, но всему свое время.
Да, нам тоже предстоит эта работа. На площадке ВТО предварительные дискуссии уже идут какое-то время, но они носят сугубо пристрелочный характер.

— А как быть с транспортным сообщением?
— Правовой основой для авиасообщения России с Великобританией все же является двустороннее межправительственное соглашение.
В гротескном виде мне картину ближайшего будущего обрисовал один немецкий коллега. Конечно, 30 марта самолеты не упадут на землю, но вопрос о распределении слотов и сертификатах летной годности вернется на национальный уровень. То, чего они пытаются избежать, — это, например, вынужденного возврата к двустороннему соглашению между Великобританией и ФРГ о воздушном сообщении (которое действовало до вступления Великобритании в ЕС), датированному 1956 годом. Оно, как и все авиасоглашения той эпохи, предусматривало два рейса в неделю по установленному авиамаршруту, с установленным перевозчиком. Кстати, а перевозчик кто? Ведь если Lufthansa тогда была, то компании British Airways в 1956 году еще не существовало. Но дальше — больше: то соглашение охватывало территорию только Западной Германии и, естественно, не распространялось на территорию тогдашней ГДР.
Что касается транссибирских перелетов в отношениях с Россией, то как раз здесь Brexit мало что изменит, поскольку эти вопросы у нас регулируются на основании двусторонних межгосударственных соглашений. Евросоюз к этому прямого отношения не имеет.
Плюс возьмем другой момент, тоже из сферы транспорта. Это грузовой автотранспорт. Сейчас внутри ЕС все свободно, но для третьих государств существуют лицензии, которых выделяется ограниченное количество на каждую конкретную страну на год. Разумеется, придется согласовать такую цифру и для Великобритании.

— А если говорить о Brexit в целом, почему переговорный процесс по этой проблеме оказался столь сложным и затянутым?
— Ответ лежит на поверхности. Британская сторона, несмотря на все призывы с этого берега Ла-Манша, так и не сказала конкретно, чего же она хочет.
Brexit стал полной неожиданностью для всех, в первую очередь для самих британцев и особенно — для идеологов выхода из ЕС. Последние, похоже, не рассчитывали на победу на референдуме. И пришедшие в правительство сторонники Brexit на разных этапах из него выпали, поскольку у каждого из них была в голове своя повестка дня. Кстати, сама Тереза Мэй никогда не скрывала, что голосовала на референдуме против выхода, а потом, увидев в этом шанс для феерической политической карьеры, возглавила процесс. А какая феерия из этого вышла, можете видеть сами.
— А считаете ли вы, что Великобритания за пределами ЕС имеет лучшие перспективы, чем будучи членом этой организации?
— Эта перспектива была сформулирована самой Терезой Мэй как идея «глобальной Британии» (Global Britain), подразумевающая возврат Лондона в мировой геополитике к традиционному лидерству в Британском содружестве, которое включает страны и территории, бывшие в прошлом в составе Британской империи. Эта идея, безусловно, связана с воспоминаниями об имперской эпохе Соединенного Королевства. И она не вызвала большого энтузиазма в тех странах, которым была адресована.
На мой вопрос британским коллегам, означает ли Brexit, что Великобритания более не будет связана санкционными решениями ЕС в отношении России, я получил примерно такой ответ: дескать, действительно после 29 марта у них будут полностью развязаны руки и откроется свободное поле для творчества, в том числе для выработки новых санкций на национальном уровне.
Пока же британцы отправили в Черное море разведывательный корабль. И тут же один деятель из украинского правительства предложил ему попробовать пройти в Азовское море. Разведчик, мол, не вооружен, поэтому вполне может предпринять такой шаг. Естественно, провокационный характер этой инициативы совершенно очевиден.

Беседовал Денис Дубровин, ТАСС
 
Регистрация
25.03.2017
Сообщения
17 865
Адрес
Россия
Пол
мужской
Владимир Чижов: Вмешательство РФ в европейские выборы? Не дождётесь…

Постпред РФ при ЕС Владимир Чижов в интервью ТАСС прокомментировал итоги года в отношениях России и ЕС и очертил перспективы на 2019 год, который для Европы обещает быть сложным ввиду предстоящего выхода Великобритании из состава ЕС, а также выборов в Европарламент. Эти два события произойдут на фоне роста популярности евроскептиков с последующей сменой состава всего руководства институтов ЕС.

— Что мы ожидаем от отношений Россия — ЕС в 2019 году?
— Следующий год — по определению достаточно сложный из-за майских выборов в Европарламент, а также предстоящих осенью изменений состава Еврокомиссии и смены председательства в Евросовете. Естественно, внимание ЕС также будет в значительной степени отвлечено на Brexit, который произойдет 29 марта 2019 года.
В этих условиях пока сложно что-либо загадывать в отношении возможных контактов на высоком уровне. Хотя это не повод для нас опускать руки, мы намерены полноценно работать с нынешним руководством ЕС до завершения соответствующих мандатов.
Что касается выборов в Европарламент, думаю, не ошибусь, если скажу, что его новый состав будет еще более пестрым, чем нынешний. Тенденция, которая характерна для большинства государств ЕС, — размывание традиционных ведущих правоцентристских и левоцентристских партий в пользу тех, кто находится на флангах политического спектра как слева, так и справа. Это не обязательно совсем уж оголтелые радикалы, ультраправые или ультралевые, это также принципиально новые политические силы, в том числе убежденные евроскептики. Посмотрим, насколько влиятельными они будут в будущем Европарламенте. Кстати, нынешний его состав по сравнению с предыдущим тоже оказался более пестрым, так что это, видимо, долгосрочная тенденция.
Сумеют ли традиционные ключевые политические партии — будь то Европейская народная партия, социалисты с демократами, либералы — сохранить в этой ситуации свои позиции и дать на возникающие вызовы эффективный ответ, будет интересно посмотреть уже в начале года, когда начнется предвыборная кампания.
— В преддверии выборов в Европарламент вновь активизировались разговоры о российском вмешательстве — информационном, кибернетическом и так далее. По мере развития предвыборной кампании эти обвинения, весьма вероятно, будут нарастать. Мы собираемся просто наблюдать за ними или как-то противодействовать?
— Вмешиваться в выборы мы не собираемся. Не дождутся. А вот опровергать подобные обвинения будем. Поскольку, как теперь стало модно, Россию наверняка обвинят во всех грехах, потом ничего не найдут, но собственное поражение все равно спишут на «руку Москвы».
В 2016 году я имел неосторожность публично заявить вскоре после британского референдума по Brexit, что нас уже успели обвинить во всем, кроме этого. Прошло десять дней, и какой-то депутат в Палате общин в Великобритании поднял этот вопрос.
Что интересно, на выборы в Европарламент не зовут наблюдателей ОБСЕ, потому что формальные обязательства, которые взяли на себя страны — члены этой организации, предписывают им в обязательном порядке приглашать наблюдателей лишь на национальные выборы.

— В следующем году истекает контракт на поставки газа в ЕС через территорию Украины…
— На вторую половину января (если ничего не сорвется) в Брюсселе запланирована трехсторонняя встреча Россия — ЕС — Украина по газу на уровне министров.
— На Украине выборы в начале весны, в ЕС выборы в конце весны. С кем мы будем договариваться сейчас на этих трехсторонних переговорах?
— Министры энергетики Украины приходят и уходят, а глава «Нафтогаза» Андрей Коболев остается. Для нас остается актуальным вопрос, что будет после 31 декабря 2019 года, когда истекают существующее соглашение и контракт на транзит газа через Украину, за который Юлию Владимировну Тимошенко, как известно, посадили в тюрьму, что может ей теперь помочь победить на президентских выборах. Она, конечно, тоже не подарок, но подарков из Киева нам ждать не приходится.
— ЕС только что продлил, уже в девятый раз, экономические (секторальные) санкции против России. При этом контакты, консультации и встречи между Россией и ЕС на разных уровнях проходят на регулярной основе. Можно ли сказать, что обе стороны постепенно адаптируются к взаимоотношениям в условиях санкций?
— Мне бы не хотелось так думать. Я считаю нынешнее положение ненормальным. То, что в России затронутые сектора экономики адаптируются, это действительно так, и это неизбежно. Однако очень бы не хотелось, чтобы Евросоюз воспринимал нынешнее положение дел как некую «новую нормальность». Так что я вижу в происходящем, в том числе в вопросе о судьбе так называемых санкций, некоторое неустойчивое равновесие. В Евросоюзе звучат голоса сторонников максимально жесткого подхода в отношениях с Россией, кто спит и видит, как бы усилить санкции…
— После Brexit одна из этих стран ЕС покинет.
— Да, но занять ее нишу уже есть желающие. Однако есть и другие, назовем их здравомыслящим лагерем. Хотелось бы назвать их здравомыслящим большинством. Кстати, по численности они могут действительно составлять большинство. Не будем говорить о конкретных странах и конкретном соотношении, но ситуация постепенно меняется.

В качестве примера могу сослаться на события последних недель. Конечно, для наших оппонентов, назовем их так, инцидент в Керченском проливе мог бы стать удобным поводом, чтобы санкции усилить. Не получилось, хотя очень хотели.
— А как бы вы прокомментировали суть самого инцидента в Керченском проливе?
— Я думаю, что организаторы этого инцидента видели «наилучший исход» в том, если бы проход в Азовское море стал физически невозможен из-за того, что на дне пролива оказались бы эти корабли вместе с экипажами. Может быть, это звучит несколько цинично, но то, как все обернулось, конечно, не вполне соответствовало чаяниям тех, кто это затеял.
— Считаете ли вы, что очень быстро последовавший за этой провокацией шквал реакции представителей западных государств и организаций свидетельствует, что партнеры Украины координировали с Киевом подготовку этой провокации?
— Так ведь и тема Азовского моря и Керченского пролива возникла не в ноябре. Я напомню, что соответствующая резолюция Европарламента была принята ровно за месяц до инцидента — 25 октября. Выразили озабоченность, в том числе в связи с «милитаризацией» якобы Азовского моря. Хотя о какой милитаризации речь? Это ведь Украина объявила о создании военно-морской базы в Бердянске, это Украина то и дело рассылает ноты, в первую очередь нам, российской стороне, что они в Азовском море проводят артиллерийские стрельбы.
— То есть вы считаете, что координация действий между Киевом и западными кураторами могла быть?
— Я считаю, что искусственное нагнетание ситуации началось с момента завершения строительства Крымского моста.

— А по линии постпредства России при ЕС объективная информация о ситуации в регионе, вокруг Крымского моста, по судоходству, по самому инциденту 25 ноября передается институтам ЕС?
— Разумеется. Мы это делаем в рамках наших рабочих контактов. Напомню, что 15 ноября, за десять дней до инцидента, здесь был заместитель министра иностранных дел России Григорий Карасин. И он эту ситуацию очень подробно обсуждал с генеральным секретарем Европейской внешнеполитической службы Хельгой Шмид и с другими партнерами. Мы на разных уровнях — и я, и мои сотрудники — поддерживаем контакты с евроинститутами, с австрийским председательством в Совете ЕС, завершающимся 31 декабря, с начинающимся с 1 января 2019 года румынским председательством. Встречаемся также с европейскими депутатами — со здравомыслящими, в отношении которых, к сожалению, оперировать словом «большинство» трудно. Посмотрим, ведь этому составу Европарламента осталось работать меньше четырех месяцев. Думаю, после новогодних каникул предвыборная кампания станет главным содержанием их деятельности.
— В 2015 году саммит ЕС принял решение о жесткой увязке вопроса об отмене секторальных санкций против России с достижением прогресса по минским соглашениям. Все видят, что минские соглашения не выполняются украинской стороной. Есть ли, на ваш взгляд, пути выхода из этого тупика? Ведь теперь, чтобы отменить санкции, странам ЕС нужно либо признать, что по минским соглашениям достигнут существенный прогресс, либо принять новое решение саммита, которое бы констатировало, что эти договоренности не выполняются из-за позиции Киева.
— Действительно, нынешняя ситуация — это тупик. ЕС, когда принимал в 2014 году санкционные решения, первоначально увязал их с запуском переговорного процесса по Донбассу — иными словами, чтобы все заинтересованные стороны сели за стол переговоров. Это было условие, к которому была изначально привязана отмена санкций. Настал февраль 2015 года. Результатом 17-часового бдения в городе Минске стало известное соглашение.
Казалось бы, на следующий день ЕС, руководствуясь собственной логикой, должен был свои санкции отменить. Однако вскоре они были продлены. Евросоюзу понадобилась тогда иная мотивировка, и этой мотивировкой было совершенно произвольно выбрано полное выполнение минских соглашений.
Но минские соглашения — по своей природе документ сложный, он предполагает определенную последовательность реализации, поэтапность шагов. Тогда что означает «полное выполнение»? Когда завершится последний из этапов? Или когда будет достигнут достаточный прогресс на одном из промежуточных уровней? Ответ на этот вопрос от Евросоюза получить невозможно, поскольку он его сам не знает.

Когда выполнение политических аспектов минских соглашений затормозилось, бывший глава МИД, а ныне президент Германии Франк-Вальтер Штайнмайер выдвинул компромиссный вариант, известный как «формула Штайнмайера» и подразумевающий поэтапность вступления в силу закона об особом статусе Донбасса. И все подписались под этой идеей, сначала на уровне министров иностранных дел, а затем и на высшем уровне.
Вот только Киев отказывается выполнять свои обязательства. Из этого тупика ЕС выход не нашел. По моим наблюдениям, не особенно и искал. Тогда как выход есть, и он достаточно простой: достаточно соответствующим образом надавить на украинцев, чтобы процесс имплементации минских соглашений пошел вперед. Это дало бы возможность Евросоюзу, если он этого реально хочет, констатировать существенный прогресс и решить вопрос о судьбе санкций. Возможно, тоже поэтапно, не сразу, путем последовательных ослаблений. Однако пока вообще ничего не происходит. Так что можно заключить, что 2018 год стал еще одним годом упущенных возможностей.

— Что отвечают европейские дипломаты, когда вы представляете им конкретные факты, что минские соглашения саботируются Киевом?
— Они говорят, что у них есть другие данные о ситуации в регионе, правда, никогда их не приводят. Тогда как мы ссылаемся на миссию ОБСЕ. Понятно, что в Донбассе пули и снаряды летят в двух направлениях, но две трети нарушений имеют место со стороны вооруженных сил Украины. Более того, целями обстрелов со стороны самопровозглашенных республик Донбасса являются скопления войск, военной техники — хотя бы потому, что на территории к западу от линии разграничения практически не осталось гражданского населения. Те, кто были, практически все бежали. А на востоке как раз густонаселенные районы.
Донбасс до начала гражданской войны имел население 7,5 млн человек. Это почти 20% жителей всей Украины. Сейчас их там осталось гораздо меньше, однако, к сожалению, до сих пор происходят случаи ранений и гибели гражданского населения от обстрелов со стороны правительственных сил.
— А вообще дискуссии России и ЕС по Украине идут системно, это какой-то отдельный формат консультаций?
— К сожалению, наш политический диалог лишен той структурированности, которая была раньше. Многие направления, в частности секторальное взаимодействие, заморожены. Политический диалог идет, встречи на уровне министра иностранных дел России и верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности организуются внесистемно, главным образом на полях различных международных мероприятий. Последний разговор был 6 декабря в Милане на полях СМИД ОБСЕ. По табели о рангах дипломатических контактов такие встречи стоят чуть ниже, чем непосредственно обмен визитами, который имел место в 2017 году. В апреле Федерика Могерини ездила в Москву, а в июле Сергей Лавров посетил Брюссель.
Сейчас есть понимание, что теперь очередь главы европейской дипломатии. Осталось меньше года ее мандата, мы готовы ее видеть в России, ждем, что она выберет время.

— Тем временем ЕС разрабатывает различные новые форматы упрощенного введения рестриктивных мер, как-то за химические атаки, за кибернападения, за нарушения прав человека…
— Что касается санкций за кибератаки, эта тема пока есть только за океаном, в ЕС ее обсуждают лишь теоретически. За нарушение прав человека — была голландская идея, но субстантивной дискуссии пока не велось. Есть формальное поручение Совета ЕС по иностранным делам Европейской внешнеполитической службе заняться этим вопросом и где-то к середине 2019 года представить наработки.
— Главной темой в Европе в 2019 году неизбежно станет выход Великобритании из состава ЕС. Как он повлияет на отношения России с ЕС и Великобританией?
— Идет очень вязкий переговорный процесс, который стартовал в начале 2017 года, когда премьер-министр Тереза Мэй направила в Брюссель официальное уведомление о выходе из ЕС и пошел отсчет положенных двух лет до этого момента — 29 марта 2019 года, в рамках которого пока обсуждалось только соглашение об условиях развода. Единственное, что они сумели создать в плане задела на будущее, — это политическая декларация, довольно размытая и не содержащая пока никаких взаимных обязательств. Кстати, гораздо более конкретный документ недавно опубликовала Еврокомиссия — это заготовка на случай выхода Великобритании без соглашения, так называемого жесткого Brexit.
Естественно, ни еэсовцы, ни британцы еще не приступали к серьезному рассмотрению вопроса, что будет с их отношениями с третьими странами после Brexit. Не только с Россией, но и со всеми остальными. Евросоюз связан сотнями, если не тысячами соглашений с разными государствами. В том числе действует старое Соглашение о партнерстве и сотрудничестве с Россией от 1994 года и сопутствующие разного рода секторальные соглашения — по стали, по науке и технике, по древесине и так далее. Сугубо конкретные, сугубо деполитизированные документы.
Ясно, что в отношении нашего соглашения с ЕС об упрощении визового режима 2006 года ничего не произойдет, поскольку Великобритания как не входила в Шенген, так и не будет являться членом безвизового пространства. Ситуация в этом плане изменится между Великобританией и остальными странами ЕС, но не с нами.

Что касается торговых аспектов, то многие российские экспортные товары, я имею в виду не нефть и газ, а металлы, минеральные удобрения, продукты деревообработки и прочее — все это имеет определенные квотные ограничения, которые рассчитывались с учетом наличия в ЕС 28 государств. Более того, они адаптировались под предыдущие волны расширения. Поэтому сейчас их надо перекалькулировать. А к этому Брюссель сам не приступал и британцам, пока они остаются членами ЕС, запретил, чтобы не вносить чуждых элементов в переговоры о разводе. Хотя, например, США пару раз уже пытались оттянуть Великобританию на себя раньше времени. Она все равно никуда не денется, но всему свое время.
Да, нам тоже предстоит эта работа. На площадке ВТО предварительные дискуссии уже идут какое-то время, но они носят сугубо пристрелочный характер.

— А как быть с транспортным сообщением?
— Правовой основой для авиасообщения России с Великобританией все же является двустороннее межправительственное соглашение.
В гротескном виде мне картину ближайшего будущего обрисовал один немецкий коллега. Конечно, 30 марта самолеты не упадут на землю, но вопрос о распределении слотов и сертификатах летной годности вернется на национальный уровень. То, чего они пытаются избежать, — это, например, вынужденного возврата к двустороннему соглашению между Великобританией и ФРГ о воздушном сообщении (которое действовало до вступления Великобритании в ЕС), датированному 1956 годом. Оно, как и все авиасоглашения той эпохи, предусматривало два рейса в неделю по установленному авиамаршруту, с установленным перевозчиком. Кстати, а перевозчик кто? Ведь если Lufthansa тогда была, то компании British Airways в 1956 году еще не существовало. Но дальше — больше: то соглашение охватывало территорию только Западной Германии и, естественно, не распространялось на территорию тогдашней ГДР.
Что касается транссибирских перелетов в отношениях с Россией, то как раз здесь Brexit мало что изменит, поскольку эти вопросы у нас регулируются на основании двусторонних межгосударственных соглашений. Евросоюз к этому прямого отношения не имеет.
Плюс возьмем другой момент, тоже из сферы транспорта. Это грузовой автотранспорт. Сейчас внутри ЕС все свободно, но для третьих государств существуют лицензии, которых выделяется ограниченное количество на каждую конкретную страну на год. Разумеется, придется согласовать такую цифру и для Великобритании.

— А если говорить о Brexit в целом, почему переговорный процесс по этой проблеме оказался столь сложным и затянутым?
— Ответ лежит на поверхности. Британская сторона, несмотря на все призывы с этого берега Ла-Манша, так и не сказала конкретно, чего же она хочет.
Brexit стал полной неожиданностью для всех, в первую очередь для самих британцев и особенно — для идеологов выхода из ЕС. Последние, похоже, не рассчитывали на победу на референдуме. И пришедшие в правительство сторонники Brexit на разных этапах из него выпали, поскольку у каждого из них была в голове своя повестка дня. Кстати, сама Тереза Мэй никогда не скрывала, что голосовала на референдуме против выхода, а потом, увидев в этом шанс для феерической политической карьеры, возглавила процесс. А какая феерия из этого вышла, можете видеть сами.
— А считаете ли вы, что Великобритания за пределами ЕС имеет лучшие перспективы, чем будучи членом этой организации?
— Эта перспектива была сформулирована самой Терезой Мэй как идея «глобальной Британии» (Global Britain), подразумевающая возврат Лондона в мировой геополитике к традиционному лидерству в Британском содружестве, которое включает страны и территории, бывшие в прошлом в составе Британской империи. Эта идея, безусловно, связана с воспоминаниями об имперской эпохе Соединенного Королевства. И она не вызвала большого энтузиазма в тех странах, которым была адресована.
На мой вопрос британским коллегам, означает ли Brexit, что Великобритания более не будет связана санкционными решениями ЕС в отношении России, я получил примерно такой ответ: дескать, действительно после 29 марта у них будут полностью развязаны руки и откроется свободное поле для творчества, в том числе для выработки новых санкций на национальном уровне.
Пока же британцы отправили в Черное море разведывательный корабль. И тут же один деятель из украинского правительства предложил ему попробовать пройти в Азовское море. Разведчик, мол, не вооружен, поэтому вполне может предпринять такой шаг. Естественно, провокационный характер этой инициативы совершенно очевиден.

Беседовал Денис Дубровин, ТАСС
ЕС развалится под давлением экспансии США
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
5 449
Адрес
Харьков
Пол
мужской
Успехи России и новые времена


Не секрет, что США и Британия за последние годы вобрали в себя и активно приумножили всё худшее, что было в период позднего СССР. Тотальную цензуру в масс-медиа, выразившуюся в угрозе увольнений сотрудников и блокировке «вредных» источников. Полный контроль над частной жизнью граждан — с момента «войны с террором», превратившуюся в бесправный самосуд.
Масштабную практику поощряемых доносов, когда знаки на улицах открыто призывают жителей США звонить 012 и сообщать о подозрительных действиях соседей. И, разумеется, типично американский произвол полиции и федеральных структур. В глобальной политике Вашингтон ведет себя не иначе. И это, пожалуй, главный шанс для нашей страны.
Разочарование в США со стороны мирового сообщества, угасание созданного ими «демократического» идеала, растворение образа «империи добра», «прав» людей и их «свободы», в последние годы приняло лавинообразный оборот. Начавшись в 90-х годах как эпизодичные перегибы, процесс развенчания американской мечты нарастал с каждым днем. Причем нарастал не только в головах людей стран бывшего Советского Союза, но и в восприятии населения всей Земли.
Ключевые элементы, демонстрируемые США на экспорт, перестают быть привлекательными. Голливуд работает все более по шаблонам и все менее талантливо. А в последние пару лет, с момента неожиданных успехов России и начавшейся внутри США элитарной борьбы, динамика этого процесса вышла на совершенно новый уровень…

Менталитет и ретроспектива
Менталитет в международной политике — чрезвычайно важное понятие. Однако в советской политической науке данной проблеме не уделялось внимания в нужном ключе. Ее место, как правило, занимала государственная идеология, подразумевающая под собой единую платформу сразу для всех. В итоге, когда западные эксперты, ни на минуту не прекращавшие работу в данной области, приступили к подрыву обществ стран Варшавского договора, СССР смог противопоставить этому только силу. Коренное изменение ситуации произошло в постсоветский период и особенно во втором десятилетии 2000-х годов.
Современная Россия, прошедшая до крайности сложную ситуацию в ходе распада Советского Союза, оказалась в положении раздвоения «мозгов». С одной стороны, в обществе сохранялся менталитет былого величия, глобальности интересов и инерции всемогущества страны. А с другой, имелась крайняя ограниченность средств и имеющихся на руках возможностей.
В подобном положении наша страна быстро и активно училась, набиралась опыта и глубоко погружалась в новый для себя вопрос. В игру с позиции слабого, которая априори требовала ювелирной и вдумчивой внешней политики. Западный же мир работал в противоположном ключе. Отказываясь от многоходовых операций, действуя всё более топорно, открыто, нагло и незаконно, США и страны-сателлиты постепенно закладывали в головы людей фундамент сомнений. Отторжение к проводимой пропаганде, несогласие с насильственными методами, неприятие «новых» ценностей и, в конечном итоге, вопросы к правильности выбранного пути.
Пока неповоротливая махина однополярного мира упивалась собственным всевластием, все подобные «мелочи» заливались деньгами. Несогласных давили, а прогнувшихся поощряли. В то же самое время, жесткая вертикаль власти в России и небольшой высокопрофессиональный костяк кадров вел страну по совершенно иному пути. С каждым новым годом страна набиралась опыта в игре на чужом поле, балансировала на грани внутреннего восстановления и компромиссов, отступала, как Суворов, назад и при этом наносила дерзкие точечные контрудары.
Во внешнюю среду активно посылались сигналы о том, насколько в России «всё плохо», о том, что «Запад всевластен» и что Кремль даже и не думает оспаривать данный момент. От всех попыток США вызвать Москву на «честный» поединок Россия отказывалась, принимала удары по касательной, не желала уходить в подготовленную для нас самоизоляцию и периодически била в ответ. А между тем под ширмой полной покорности шли активные восстановительные процессы…

От слабости к вражде
Отвлекая противника, используя внутренних диссидентов и «пятую колонну» для обмана внешнего врага, Москва удачно убеждала Запад в том, что Россия «едва дышит». Пока Вашингтон полагал, что у него есть всё необходимое для сдерживания нашей страны, реальность развивалась по иному сценарию. Убежденность в том, что Вооруженные силы России — это «ржавый хлам», а экономика — «разорвана в клочья», что общество в любой момент согласно провести стандартные сценарии «цветной» революции и Белый дом в состоянии инициировать гражданский конфликт, начала рассеиваться лишь с 2007 года. Именно тогда США впервые засомневались в истинности отчетов о внутрироссийском положении дел.
Ревизия быстро показала, что все отчеты диссидентов, мягко говоря, не соответствовали действительности. И потому «на всякий случай» в 2008 году была инициирована «Грузия», а в 2012-м попытка «Болотной революции» прямо в Москве. К полнейшей неожиданности Вашингтона оба сценария с треском провалились. Такое развитие событий заставило Запад в корне пересмотреть достижения и положение дел в России. Тогда-то и выяснилось, что под прикрытием дезинформации в стране шли активные положительные изменения и в первую очередь — в военном ключе.
Для решения данного вопроса предполагалось сделать качественный рывок в реализации плана по окружению России. Стратегия позиционных районов ПРО на фоне «глобального обезоруживающего удара», призванного перехватить ответный пуск российских ядерных ракет, была ускорена и планировалась к окончательному развертыванию уже к 2018 году. Для этого необходимо было всего лишь подвести силы НАТО вплотную к российской границе.

События на Украине с целью размещения на ее территории военных баз НАТО и США, замещения российского военного флота на морские группировки НАТО, и прочие заранее приготовленные меры пришлось запускать гораздо раньше, чем планировалось. Политическая составляющая, ввиду огромного опыта, прошла на ура, а вот ключевые военно-политические цели провалились. Вместо передислокации армии и флота США и НАТО к российской границе и Черному морю, российские Вооруженные силы отбросили западные к противоположной стороне Средиземного. Юго-западный фланг НАТО был взят под российский «контроль», а позже под прицелом оказался и весь юг враждебного нашей стране альянса.
Глобальный передел рынка энергоносителей, рукотворное раздробление Европы руками мигрантов, создание управляемых террористических армий, являющихся идеальным инструментом, устойчивым к стратегическим вооружениям, давление на Россию и Китай, вкупе с прочими задачами, также оказались сорваны, но уже сирийскими успехами Москвы. Далее последовал 2018 год, год удивительного перелома в стратегическом балансе. Год подготовки страны к экономическому и технологическому рывку, а также период состоявшегося военного прорыва. Планы США выйти из договора РСМД и СНВ лишь подтвердили провал былых сценариев окружения России.
Таким образом, пока наша страна училась действовать качеством и продуманностью своих шагов, Запад шел в противоположном направлении. Будучи полностью уверенными в том, что «конец истории» уже наступил, Вашингтон все эти годы отбрасывал качественные методы в угоду силовому решению проблемы. Сложности заливались деньгами, несогласных давили, оппонентов принуждали военными методами, грабили слабых, а пропаганду сделали топорной и тотальной. Законы нарушались без всякой оглядки на мнение прочих государств, мораль и Международное право.

Как следствие, англосаксонский менталитет впервые за долгие годы скинул маски и на всю планету показал, что США и Британия определяют свою политику не добром и злом, а исключительно силой и слабостью. За годы, пока Россия не покидала второй план, страны Запада быстро скатились обратно к колониальным моделям управления. Лидеры ЕС беззастенчиво эксплуатировали Африку и Ближний Восток, а США делали то же самое со всем миром.

Слом парадигмы
Шли годы, и подобная политика в конечном плане привела к масштабному росту встречного недовольства. В тот момент он не рассматривался Западом как проблема, но продолжалось это лишь до тех пор, пока у США на мировой арене не появилась альтернатива…
Поначалу Россия — была слаба. Китай соблюдал сделку с Западом ради сохранения роли фабрики мира, технологического придатка и экспортера, а Европа была согласна на всё, если имела достаточную долю от экономического мародерства. Мнение прочих государств не спрашивал никто. Ближний Восток пылал, Африка вновь превратилась в одну большую «рабскую» колонию, где с помощью рукотворных конфликтов и ошейника из финансовой узды все также осуществлялся внешний контроль со стороны западных спецслужб, ЧВК и корпораций. Два десятилетия, вплоть до 2014 года, США активно повторяли историческую ошибку любой империи — теряли голову от собственной власти и не считались ни с чем.
В результате, когда на геополитической арене появилась Россия, Запад эту угрозу недооценил. А между тем мир жаждал альтернативы, противовеса, способного защитить его отдельные элементы от рук США. Единственное, что необходимо было сделать нашему государству, это доказать, что Россия способна такой альтернативой стать.
В 2012 году Москва продемонстрировала, что возможность противостоять Западу на поле мягкой силы в ее руках. Страна оказалась в состоянии не допустить переворот и революцию по лекалам «цветного» стандарта, а значит — в достаточной мере укрепила власть. Как только это стало ясно Пекину, Китай мгновенно сделал свой первый шаг. Колоссальный проект газопровода «Сила Сибири» начал прорабатываться комиссиями обеих стран. Стратегическому союзу мешала лишь перспектива обострения отношений с Америкой и неуверенность КНР в том, что Россия сумеет справиться с ростом внешнего давления.

Лишь спустя два года Москва доказала, что способна преодолеть и этот сценарий. 16 марта 2014 года Россия вернула Крым, а уже в мае 2014-го проект общей стоимостью строительства в 70 млрд долларов был подписан сроком на 30 лет. Общий контракт между Китаем и Россией на сумму в 400 млрд долларов стал возможен только после того, как Москва доказала КНР, что в состоянии начать игру будучи суверенной и способной сдержать агрессию врага.
Учитывая это, вполне ясно, что сближение Москвы и Пекина — не просто бизнес-проект. Пойдя на этот шаг, Китай и Россия осознанно наносили удар по стратегии США на Ближнем Востоке. По попыткам изолировать КНР от его энергетических ресурсов и начать дестабилизацию России через Среднюю Азию и Северный Кавказ. По итогам данного соглашения Москва становилась стратегическим партнером Китая, а сам контракт выводил отношения обеих стран на новый уровень. Приход России в Сирию был определен уже тогда.
В дальнейшем, чем больше укреплялась наша страна на международной арене, тем большее число задавленных США государств выстраивались в очередь ради того, чтобы получить защиту и поддержку. Новая геополитическая альтернатива, способная в экономическом альянсе с КНР превратить международную арену в многополярный мир, вышла на сцену. И именно поэтому Британия и США бросились оказывать против России столь «необъяснимо» массовое давление.
С глобальной точки зрения наша страна действительно эпицентр всех их проблем, поскольку исторически всегда являлась финальной преградой на пути любой глобальной империи. Без России самостоятельность Китая будет ограничена, разброд и шатание в стане союзников — прекратятся, а перезагрузку мировой финансовой системы можно будет провести в любой момент. Делать это нужно было еще вчера, но план провалился. За четыре года после возвращения Крыма добиться желаемого не удалось, а стена, искусственно созданная между Европой и Россией, — истончилась.

Москва доказала, что способна одновременно вести игру на нескольких фронтах, добиваться успехов на Ближнем Востоке и вести сближение в Азии, восстанавливать отношения в Евросоюзе и пробивать информационную изоляцию внутри самих западных государств.

2019 год
Попытки США решать проблемы «слоновьими» методами открыли для нашей страны в текущем году новые возможности. Для отношений России и ЕС наступающий период также станет переходным. На повестку дня резко повлияют грядущие выборы нового Европарламента, смена состава Еврокомиссии, уход Ангелы Меркель, а кроме того, смена председателя Европейского совета. Развязка кризисов внутри ряда европейских стран, история Брексита и предреволюционная ситуация во Франции также прояснят массу нужных вещей.
В мае этого года друг с другом столкнутся различные представления о будущем соседней с нами Европы: сильные позиции правых, выступающих за сближение с Москвой, и дикие сценарии ультралевых — от которых в ЕС устали буквально все. США продолжат попытки расчленения Европы, что с учетом их методов вполне может открыть новые возможности и для нас.
В глобальном смысле борьба элит внутри Америки окажет наибольшее влияние на российско-западные отношения. Поскольку именно Россия останется в 2019 году ключевым фактором их внутриполитической дилеммы. Демократы, установившие контроль над палатой представителей Конгресса, будут стараться изобрести всё новые способы давления на курс Трампа и его идеи сближения с Москвой, а позиции национальных элит определят, продолжат ли США нагнетать давление на Китай или изменят ситуацию.
Однако самое главное, чем будет примечателен 2019 год, произойдет не вне, а внутри нашего государства. Речь идет о грядущих шести годах, которые могут стать периодом технического прорыва и национальных проектов страны. Поворотом от внешнеполитического курса к работе внутри России.

Запрос общества на стабильность, вызванный потрясениями 90-х, потерял свою актуальность. Выросло новое поколение, новый призыв социума — на развитие — был услышан. Свою реализацию он начнет в 2019 году. 28 триллионов рублей на ближайшие 6 лет выделены на грандиозные внутренние национальные проекты. Именно они призваны запустить переустройство и пресловутый рывок страны.
Ярким свидетельством того, что данные проекты выходят далеко за границы популистских заявлений, является тот факт, что деньги давно готовы, а ответственность за исполнение грядущих решений будет строго индивидуальной. На Федеральном уровне персональную ответственность понесут вице-премьеры, далее — министры, а на уровне регионов — непосредственно губернаторы. Нацпроекты — и есть главный аспект 2019 года, делающий его по-настоящему переломным.
Россия укрепила свои внешние рубежи, защитила себя первоклассной армией, сформировала союзы, создала боевые возможности, ставящие крест на попытках США радикально решить «российский» вопрос, внедрила в жизнь стратегический задел, нивелировала угрозу управляемого террора. А накопив огромные финансовые резервы, останавливающие Запад от попытки массового давления на страну, Россия разворачивает успехи внешней политики на внутренние рельсы.
От того, как будет реализована эта глобальная инициатива, будет зависеть всё. Если рывок не состоится — для России это станет началом конца. Если же произойдет успешно, стратегия Запада по психологическому давлению на общество провалится, люди увидят улучшающуюся реальность вокруг себя, и Россию будет ожидать расцвет нового будущего.

Руслан Хубиев, ИА REGNUM
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
5 449
Адрес
Харьков
Пол
мужской
Хорошая мина без игры: как США «столкнули» Россию с Турцией

Отставной полковник колониальной армии США Д. Макгрегор объявил о «хитром плане», придуманном Америкой для внесения разлада в Астанинский формат. По его словам, России нужно будет делать трудный выбор и по любому ссориться с союзниками.

«Хитрый план» заключался в выводе американцев из Сирии и занятие сирийского Манбиджа правительственными войсками. Что однозначно не понравится туркам, давно мечтающим вырезать под корень этот древний город, основанный ещё до нашей эры и последнее время контролирующийся силами YPG. Вот что говорит экс-полковник:

Мы должны как можно скорее уйти из Северной Сирии, потому что там находятся десятки тысяч турецких солдат, готовых напасть на курдов — террористов которые атаковали в этом районе Турцию. Мы вынудили сирийское правительство вступить в этот район, а сами уходим. России придется сделать выбор. Если она впустит Турцию на территорию Сирии, то потеряет влияние на сирийцев и иранцев.

Правда, Макгрегор забыл упомянуть, что вместе с оккупационными американскими силами из города ушли и курды YPG, что делает турецкое нападение на Манбидж абсолютно бессмысленным – некого резать, враг ушёл. Что же касается «ликвидации спаивающего партнёров фактора» – да, задумка неплохая, но бесполезная.
В союзе России и Ирана главный спаивающий фактор – противостояние с США. Вот исчезнет Вашингтон с политической карты мира, тогда да, придётся выстраивать отношения на новой основе. В сотрудничестве же с Турцией фактор прежде всего экономический: туристы, помидоры, злаки, гастарбайтеры, а с недавнего времени глобальные стратегические проекты – газопровод «Турецкий поток» и АЭС «Аккую». И всех троих объединяет борьба с бармалеями, даже если кое-кто и покупал у них нефтепродукты и древние артефакты, пока Россия не вмешалась.
А ещё недавно в Москве прошли переговоры С. Лаврова и С. Шойгу с турецкими коллегами – М. Чавушоглу и Х. Акаром. Обе стороны подтвердили приверженность резолюции СБ ООН 2254, отдельно упомянули территориальную целостность Сирии и «вновь открывшиеся обстоятельства» – уход янки из страны, что, безусловно, меняет тактический, но не стратегический расклад по урегулированию сирийского конфликта.

Отдельно отмечу слова главы МИД Турции М. Чавушоглу: «Анкара и Москва едины во мнении о необходимости уничтожения всех террористических организаций в Сирии. Мы продолжим тесное сотрудничество с Россией и Ираном по Сирии и региональным вопросам». И тут же вспоминаются вполне успешные переговоры, продолжающиеся по сей день, о демилитаризации провинции Идлиб.
Конечно, туркам веры особо нет, гибель Су-24 и О. Пешкова все помнят. Однако упомянутые выше экономические факторы делают Р. Эрдогана куда более покладистым и сговорчивым. И недаром Чавушоглу упомянул о координации совместной работы именно в свете ухода американцев.
Полагаю, экс-полковник Макгрегор пытается найти приемлемое объяснение действиям Трампа, чтобы в очередной раз выставить США великими и хитромудрыми. Однако подобный «хитрый план», если он вообще существует, невозможно реализовать в текущих условиях. Слишком уж американцы нагадили участникам процесса: России, Турции, Ирану и самой Сирии.

Валерий Усачёв, специально для News Front
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
5 449
Адрес
Харьков
Пол
мужской
Японские Курилы и европейский шестиполый многочлен

ПАСЕ порекомендовала разделить российскую делегацию на несколько полов, то есть представить не только разнообразие политических взглядов фракций, но и соблюсти гендерное равенство. По словам вице-спикера Госдумы Петра Толстого, речь идет не только о мужчинах и женщинах. В официальном письме россиянам предложили руководствоваться главой одной из резолюций Совета Европы, в которой описаны шесть самых распространенных полов. Депутаты взяли неделю на раздумья и пообещали изучить вопрос. Эта новость, если подойти к вопросу серьезно, на самом деле заставила задуматься о роли международных организаций и институтов. Дмитрий Лекух считает, что большая часть из них сегодня значения не имеет, а потому их обсуждение превращается в балаган и шоу-политику.

На следующей неделе Госдума должна будет определиться с участием российской делегации в зимней сессии Парламентской ассамблеи Совета Европы. Соответствующее письмо с предложениями направил российской стороне секретарь ПАСЕ, сообщил вице-спикер Госдумы Петр Толстой. И все бы ничего, процедура, несмотря на все сложности в наших отношениях с этой милой организацией, рутинная. Но произошло непредвиденное: ПАСЕ настойчиво попросила российскую сторону сформировать делегацию на основе принципа равенства. Ладно бы только на основе фракционного принципа, он более или менее понятен. ПАСЕ потребовала еще и «гендерного равноправия». И вот тут случилась уже подлинная трагедия: с трудом сдерживая эмоции, вице-спикер Толстой заявил, что «полов» целых шесть.
Я не буду вдаваться сейчас в конкретизацию этого пункта. Существуют определенные рекомендации в отношении гендерного представительства, которые гласят, что даже если один член парламента, неважно из какой фракции, является представителем такого отдельного как бы пола, он должен быть представлен в делегации.
Он добавил, что «для нас эта сфера еще не до конца изучена и мы будем всячески изучать передовой европейский опыт». И я тут его достаточно хорошо понимаю. В нашем парламентском корпусе с таким «передовым европейским опытом» далеко не каждый знаком. Реакцию отдельного, особенно регионального, депутата с Кавказа или очень Крайнего Севера так просто и не просчитать. Но ведь и это еще не все. Тут хотя бы хотелось осознавать: «за что».

Parliamentary Assembly of the Council of Europe — организация, изначально удивительная и весьма увлекательная с точки зрения своего служебного функционала. Ибо этот замечательный образчик европейского парламентаризма — орган, не обладающий вообще никакими полномочиями, кроме «консультационных». То есть он, даже если захочет, не может решить вообще ничего, никакого практического вопроса, кроме избрания секретаря Совета Европы, своего председателя (в настоящее время им является, к примеру, итальянец Микеле Николетти, и мне весьма любопытно, многие ли из читателей знают, кто это такой) и его восемнадцати (!) заместителей. Ну, и судей Европейского суда по правам человека, к которому у нас сейчас накопилось уже столько вопросов, что для их частичного разрешения 15 декабря 2015 года президент Путин был вынужден подписать закон, позволяющий Конституционному суду Российской Федерации полностью или частично игнорировать резолюции этого замечательного суда.
А никаких других полномочий, кроме принятия изначально не имеющих юридической силы резолюций, у ПАСЕ просто и с самого начала ее деятельности не было, да и сейчас нет. Зачем мы нужны ПАСЕ, понятно: мы эту говорильню еще и финансируем, да и ноги о нас вытирать светлоликим демократическим европейцам удобно и вполне привычно. Но зачем нам этот цирк на конной тяге, да еще и в режиме «шестиполого многочлена», нормальному человеку уже совершенно точно не понять.
Вернее, можно понять наших собственных, российских «евродепутатов», которым приятно прокатиться за казенный счет в милый депутатскому сердцу Страсбург (я там бывал, правда, за свой счет, а не налогоплательщиков — действительно милый городок). Но остальной-то России вот эта вот красота зачем?

Если серьезно, деятельность подобного рода совершенно бессмысленных структур весьма полезна только в одном ракурсе: иллюстрации весьма шизофренической карты того мира, в который мы едва сдуру полностью не интегрировались. А частично мы там с вами уже живем. И участвуем в этом цирке, причем на свои деньги, что самое обидное.
Хотите еще пример? Да пожалуйста. 9 января наступившего 2019 года МИД РФ был уже, в буквальном смысле этого слова, вынужден вызвать посла Японии в России господина Тоёхису Кодзуки. И «обратить внимание» на последние высказывания официального Токио по мирному договору с Российской Федерацией. Случай действительно беспрецедентный, но у Москвы, судя по всему, просто лопнуло терпение. Размышления японских политиков на тему того, будут ли они требовать с русских компенсации и выселять граждан России с территории всех Южных Курил (хорошо еще не Сахалина) или просто ограничатся порицанием после того, как им эти самые Курилы немедленно передадут, стали вызывать нездоровое волнение у граждан РФ. Поэтому во время встречи замглавы МИД Игорь Моргулов и заявил послу, что подобные высказывания грубо искажают суть договоренностей лидеров России и Японии об ускорении переговорного процесса на основе Совместной декларации 1956 года, а также дезориентируют общественность двух стран об их содержании. А так — позиция России осталась неизменной: само подписание мирного договора должно основываться на безусловном признании Токио итогов Второй мировой войны в полном объеме, включая суверенитет России над южными Курильскими островами. Короче. Если неформально, то, ребят, мы понимаем, что у вас там выборы близятся. И позиции весьма симпатичного нам Синдзо Абэ на них несильно прочны. Но это совсем не повод переносить свое политическое шоу на территорию нашей страны.

Тут ведь в чем дело: так получилось, что с середины прошлого века, после начала «блоковой системы» и Холодной войны, весьма немногие страны могли позволить себе то, что называется «суверенной» ответственной политикой. По сути дела, только две сверхдержавы — СССР и США. Плюс Китай, Индия и еще несколько «неприсоединившихся». Но оставшуюся международную жизнь все равно надо было как-то «регулировать» и чем-то таким заполнять. И эту регулировку решили возложить на «международные институты» типа «европейских наднациональных структур», всевозможные «ассамблеи ООН», правозащитные «хартии». Плюс должны были чем-то жить и «недосуверенные» государства: оккупированные или «освобожденные» после 2-й мировой войны, но по факту не самостоятельные, как их не называй. Польша, Болгария, Германия, Япония — при всем уважении — никакой разницы не было: «исполнить» любое выработанное ими решение, какое шоу ни закатывай, было все равно невозможно без какого-либо консенсуса сверхдержав. И в этом смысле эти говорильни были реально полезны для существовавшего миропорядка, построенного на конкуренции систем.
После же трагического крушения советского блока, на длинном пути без конкуренции социально-политических систем от однополярного мира к многополярному от всех этих институтов остались только шоу и структурные оболочки. Та же ПАСЕ: шуму производит очень много, толку – ноль. Денег на существование хочется. И это вполне понятная и закономерная эволюция института: если раньше он имел смысл как элемент системы идеологического противостояния «ценностям советского тоталитаризма», сейчас это просто политическое кабаре. Обслуживающее, в рамках своего понимания, «единственную» из оставшихся сверхдержав.

Рассматривая историю дальше: с точки зрения Российской Федерации Япония — весьма симпатичная страна, но, как мы все прекрасно понимаем, далеко не во всем самостоятельная. И Курилы мы не отдаем японцам не только потому, что жалко (хотя и жалко, конечно). Но и потому, что Япония не имеет права дать нам ничего нужного взамен: она даже физически не может обещать нам не размещать там военных баз, это не компетенция Японии. Это компетенция исключительно США.
И в этой ситуации что несуверенные страны, что наднациональные структуры, вне зависимости от их серьезности/несерьезности (Еврокомиссия, к примеру, все-таки не такая пустышка, как ПАСЕ), просто не могут не двигаться в сторону шоу-политики и слегка шизофреничного балагана. Их политическим актерам вне шоу просто нечем заняться. Разве что на уровне экономики, где у них есть хоть какая-то власть, иногда что-то удается порешать, чем мы с ними с удовольствием и занимаемся. Наверное, занялись бы и серьезной политикой и не исключено, что вполне успешно. Вот только, как говорила небезызвестная американская девушка Виктория Нуланд, «…k EU» — кто ж им, бедолагам, даст, если совсем серьезно. Какой-такой шестиполый, простите, и вполне себе демократический многочлен.

Дмитрий Лекух, RUPOSTERS
 
Регистрация
29.11.2018
Сообщения
1 638
Пол
мужской
Какой шарп многостаночник. в советское время дали бы медаль ударника труда
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
5 449
Адрес
Харьков
Пол
мужской
Ненадёжный актив: Центробанк РФ выдавил доллар из резервов

В минувшем году Центробанк сократил долю доллара США в золотовалютных резервах более чем вдвое: с 46 процентов до менее чем 22 процентов. Отказываясь от доллара, регулятор все больше доверяет золоту, а также существенно увеличивает вложения в евро и юани. Почему американской валюте все меньше места в российских резервах и зачем ЦБ покупает юани?


Опасный доллар
На конец июня 2018 года (это последние доступные данные о структуре вложений ЦБ) доля доллара в резервах сократилась на 24,4 процента. Активы в евро выросли с 25,1 до 32 процентов, в юанях — до 14,7 процента.
Таким образом, весной прошлого года ЦБ перевел из долларов в евро и юани пятую часть международных резервов — почти сто миллиардов долларов.
Кроме того, регулятор нарастил в резервах долю прочих валют — с 12,4 до 14,7 процента. К таковым относятся активы в фунтах стерлингов (6,3 процента), японских иенах (4,5 процента), канадских (2,9 процента) и австралийских (один процент) долларах.
Аналитики указывают: доллар остается главной резервной валютой, а юань в случае обострения торговой войны, которую ведут США и Китай, имеет все риски ослабления и даже девальвации.
По мнению Тимура Нигматуллина, аналитика Управления инвестиционного консультирования АО «Открытие Брокер», такие действия ЦБ могли несколько снизить ликвидность международных резервов. Но они теперь меньше подвержены риску обесценения: с ростом ставки ФРС гособлигации США дешевеют. А основное сокращение долларовых активов в резервах произошло как раз за счет продажи американских трежерис.

Дружественный юань
Как следует из отчета регулятора, среди валютных активов наиболее высокую доходность за июнь 2017 года — июнь 2018 года обеспечил юань: 3,2 процента годовых. Доходность доллара за тот же период составила 0,35 процента.
Впрочем, при формировании портфеля резервов ЦБ ориентируется не столько на доходность валют, сколько на их надежность с точки зрения защиты от различных рисков. Сейчас на первом плане риски геополитические, и доллар здесь — наиболее опасная валюта.
Еще в 2010-м вложения России в американские гособлигации, считающиеся наряду с долларом США самым ликвидным и надежным финансовым инструментом в мире, превышали 176 миллиардов долларов. С 2014 года, по мере того как нарастало санкционное давление Вашингтона, Россия начала постепенно выводить средства из этих бумаг.

Весенняя распродажа
В апреле 2018 года, после того как США ввели жесткие санкции против российского бизнеса, ЦБ устроил масштабную распродажу американских гособлигаций. Уже к июню их доля в российских резервах не превышала и десяти процентов, теперь же дошла практически до нуля.
Сейчас американский конгресс готов одобрить новую порцию антироссийских санкций. В частности, США могут запретить расчеты в долларах российским банкам, заморозив их корсчета.
«Тогда зачем в резервах Центробанка нужна валюта, которой невозможно рассчитываться? Перекладываясь в евро и юани, Банк России страхуется от санкционных рисков», — поясняет Нигматуллин.
Кроме того, как и любой центробанк, российский регулятор ориентируется не только на статусность валют и процентные ставки, но и на объемы внешней торговли с разными странами.
«С США мы практически не торгуем, в отличие от Европы и КНР. Поэтому необходимо иметь сопоставимый своей торговле объем резервов в европейской и китайской валюте для поддержания внешнеторгового оборота», — указывает директор информационно-аналитического центра «Альпари» Александр Разуваев.
В минувший четверг Министерство коммерции Китая сообщило: объем торговли между Россией и Китаем в 2018 году установил новый исторический рекорд, превысив 100 миллиардов долларов.

Обвал рынка США
Экономисты обращают внимание и на другой риск, о котором уже предупредили крупнейшие мировые инвестбанки и управляющие хедж-фондов: американский рынок акций очень перегрет и, возможно, рухнет уже в 2019 году. В этом случае разразится кризис, сопоставимый с 2008 годом.
Тогда Обама и Федрезерв напечатали много денег и спасли мировую экономику. Не факт, что Трамп будет это делать сейчас. В этом случае мир вполне может распасться на несколько валютных зон, одной из которых станет зона юаня.
Таким образом, российский ЦБ фактически действует на опережение, вытесняя доллар и наращивая долю юаня в резервах.
Еще в 2016 году года юань стал резервной валютой Международного валютного фонда, сразу заняв третье место по удельному весу в корзине МВФ из пяти валют. И сегодня экономисты констатируют, что «китаец» все ближе к тому, чтобы стать глобальной резервной валютой. Такое мнение, в частности, высказал глава Банка Англии Марк Карни.
Аналитики уверены: мировые центробанки, которые сейчас держат большую часть своих резервов в долларах, будут все активнее сокращать долю американской валюты.

Золото не ржавеет
Сокращая долларовые активы, в прошлом году Центральный банк России приобрел рекордное количество золота — 92,2 тонны — и вышел на первое место в мире по объемам его закупок. Доля желтого металла в международных резервах достигла 17 процентов, золотой запас превысил две тысячи тонн — Россия обошла по этому показателю Китай.
Зачем нам столько золота? В первую очередь это инструмент сохранности вложений и диверсификации рисков. В случае краха долларовой системы оно однозначно не обесценится. Сохраняя функцию платежного средства в мировой торговле, этот актив ослабляет зависимость от любой валюты.
Сейчас международные резервы России практически равны суммарному внешнему долгу. Если вдруг завтра по каким-то причинам начнут замораживать наши резервы, Россия может ввести мораторий на выплату по внешним долгам. Заморозить же золото на 80 миллиардов долларов не удастся — все оно хранится в России.

Наталья Дембинская, РИА Новости
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
5 449
Адрес
Харьков
Пол
мужской
Юрий Селиванов: Парк евроагрессивного периода

Тема систематических нашествий на Россию объединенного в единый военный кулак Запада объективно занимает одно из центральных мест в адекватном мировосприятии человека Русской цивилизации.

На минувшей неделе имели место два события, на первый взгляд, никак не связанных между собой. И, вследствие этого, отчасти недооцененных.
Во-первых, министерство обороны Российской Федерации объявило о беспрецедентном шаге. Впервые за 73 послевоенных года, в Россию возвращаются военно-технические реликвии нашей Великой Победы. Речь идет о тридцати танках Т-34-85, которые усилиями российского оборонного ведомства были вывезены в РФ из Лаоса, где они, до недавнего времени, стояли на вооружении. Основная цель этой масштабной военно-исторической спецоперации — ликвидация острейшего дефицита исторической военной техники, во многом ставшего результатом бесхозяйственного к ней отношения на протяжении всех послевоенных лет. С последующим её использованием в целях военно-исторического и патриотического воспитания.
Второе событие имеет отношение к Венгрии. Там на днях отмечали траурную для мадьяр годовщину – 76 лет разгрома советскими войсками венгерской армии в излучине Дона. На сайте правительства Венгрии был размещен такой текст:

«Вспомните мужество наших дедов, тех героических венгерских солдат, которые сражались за Венгрию до конца в излучине Дона. Сегодня 76-я годовщина прорыва фронта на Дону. 12 января 1943 года Советская армия атаковала 200-тысячную венгерскую армию. Венгрия потеряла 120 000 героев, и многие были захвачены в плен. Уважение героям!»

В поминовении своих павших солдат, даже сражавшихся за неправое дело, в принципе, нет ничего противоестественного. Но вот что бросилось мне в глаза. Венгерские власти, явно утратив политическую бдительность, умудрились в этом коротком тексте трижды напомнить об участии этой страны в широкомасштабной агрессивной войне против Советского Союза!
Во-первых, они сообщили, что бои шли на Дону, то есть в очень большой глубине советской территории. Где венгерской армии точно нечего было делать, если бы она только защищала свою родину. Во-вторых и в-третьих, названы поражающие воображение цифры — 200 тысяч венгров участвовали в боях на Дону, из них 120 тысяч было взято в плен. Для справки — сейчас по всей линии западных границ России стоит меньше натовских солдат, чем тогда вторглось на нашу землю только из одной маленькой Венгрии!
Эти, опубликованные в Будапеште, по явному идеологическому недосмотру данные, не то, чтобы являлись сугубой военной тайной. Где-то в специальных военных справочниках, которые мало кто читал, все эти цифры наверняка есть. Тем не менее, берусь утверждать, что для нынешнего российского массового сознания это своего рода откровение.
Потому как все знают, что на нашу страну напали немцы, с которыми мы воевали и победили в 1945 году. Ну да, конечно, были еще какие-то, примкнувшие к ним, фашисты из других европейских стран. Но в основном это была немецкая армия.
Про «в основном» спорить не буду. А вот, что касается реальных масштабов участия этих «других фашистов» в гитлеровском походе на Восток, то готов утверждать — правильному осознанию масштаба этого участия очень многое, к сожалению, мешало и до сих пор мешает.
Тема эта была политически неудобной всегда. И во времена СССР и в нынешней РФ. Тогда советское руководство не хотело тревожить эти скелеты в чужих шкафах, потому что государства Восточной Европы сразу после войны сделались нашими «братскими странами». И по отношению к ним стал действовать политически оправданный принцип – «кто старое помянет, тому глаз вон».

Сегодня ситуация «что-то с памятью моей стало» объясняется еще проще. Считается, что России явно не с руки вбрасывать в свои и без того непростые отношения с бывшими союзниками еще и вопрос сведения исторических счетов.
С одной стороны это так. Но с другой – не совсем так. Особенно если мы трезво оценим то, чем сейчас занимаются так называемые европейские «лимитрофы» и какого накала антироссийскую политику они сегодня проводят. И, более того, насколько хорошо эта их новая русофобия рифмуется с откровенно враждебными по отношению к России делами и планами основных западных держав.
Фактически сегодня вполне уместно говорить о формировании нового сплошного антироссийского западного фронта против России, дальнейшей задачей которого будет, вполне вероятно, очередной «Drang nach Osten!», каких было уже немало в нашей истории.
А если дело обстоит так, а оно обстоит именно так, то тема сведения исторических счетов, а говоря точнее, объективного представления роли и места каждой из противостоящих сегодня России стран в предыдущих военных нашествиях на наше Отечество, явно перестает быть второстепенной.
Чтобы ни у кого из нас не было ни малейшего повода думать, будто воевали мы «в основном» с немцами, а остальные были просто на «подтанцовке». Нет и еще раз нет! Такая трактовка истории мало того, что политически нецелесообразна, она еще и неправдива по сути.

И сегодня надо в полный голос напоминать о том, как было всё на самом деле. О том, что во все исторические времена Запад фактически действовал единым фронтом и совершал захватнические набеги на наши земли. Будь то во времена польского Лжедмитрия, шведа Карла 12, француза Бонапарта, или немца Адольфа Гитлера это всегда были нашествия армий «двунадесяти языков», то есть практически всей Европы.
И потому – большое спасибо венгерскому правительству, которое без лишнего стеснения напомнило нам о такой «мелочи», как двухсоттысячное (всего-то навсего!) венгерское вторжение на советскую территорию. А ведь в том же строю западного агрессора стояли тогда еще и сотни тысяч румын, итальянцев, испанцев, французов, финнов, голландцев, бельгийцев, датчан, словаков, чехов, хорватов, австрийцев и даже поляков. Кого там только не было!
Так вот, тема этой совместной Западной агрессии против России, на мой взгляд, сегодня недопустимо запущена и практически не раскрыта. Что, конечно же, совершенно нехорошо с точки зрения понимания нами истинной природы прошлых западных нашествий на Русь и вполне возможных будущих.
Когда то, еще во время войны, а точнее в 1943 году, в Москве, на территории ЦПКиО им Горького была открыта выставка захваченного в боях трофейного оружия противника. На этой выставке тема общеевропейской агрессии против нашей страны буквально бросалась в глаза. Потому что здесь было выставлено, наряду с немецким, оружие практически всех европейских армий, брошенное на покорение СССР. Французские танки «Сомуа» и автомобили «Рено», немецкие САУ, переделанные из тех же французских танков, чешская, венгерская и финская бронетехника, артиллерия и минометы от самых разных европроизводителей, масса стрелкового оружия всех мировых марок.

Это было очень наглядно и предельно убедительно. Советские люди своими глазами видели – с каким монстром они на самом деле столкнулись. И что против них воюет не только Германия, но и практически вся Европа. Тем больше была их гордость за свою страну и вера в нашу победу, раз мы не спасовали перед такой махиной.




К сожалению эту очень поучительную экспозицию вскоре после войны расформировали. А её экспонаты либо уничтожили, либо передали в различные военные музеи.
И сегодня нет в России ни одной такой площадки. на которой тема объединенного на почве агрессивной русофобии Запада, которая на сегодня едва ли не самая для нас актуальная, была бы представлена достаточно рельефно и выразительно.
И, конечно же, это совершенно неправильно, если мы хотим доносить до наших людей историческую правду во всей её полноте. И вооружать их этой правдой против нынешних и будущих супостатов.
И вот здесь самое время вернуться к тому, с чего начинался этот рассказ. С исторической по значению инициативы министерства обороны России о возвращении в нашу страну важной части её военно-исторического наследия – трех десятков танков Т-34-85. Событие, наилучшим образом иллюстрирующее готовность российского военного руководства вносить очень существенный, если не решающий вклад в восстановление исторической правды во всей её полноте. В рамках которой теме многократных агрессивных нашествий объединенного Запада на нашу страну должно быть отведено одно из центральных мест.
В том числе и в формате натурной военно-технической мегаэкспозиции, по типу той, которая действовала в Москве в период войны. И которая камня на камне не оставляла от сочиненной впоследствии на политзаказ скообоченной сказочки про злодея Гитлера, против которого героически сражалась чуть ли не вся Европа.

Лживая эта сказочка и очень вредная. На самом деле эта Европа и тогда сражалась на стороне Гитлера и завтра, если до этого дойдет, охотно пойдет на Восток вслед за каким-нибудь новым бесноватым фюрером. Исторического опыта в этом смысле им не занимать. А нам ни в коем случае не следует об этом забывать.

Юрий Селиванов, специально для News Front
 
Регистрация
25.03.2017
Сообщения
17 865
Адрес
Россия
Пол
мужской
Юрий Селиванов: Парк евроагрессивного периода

Тема систематических нашествий на Россию объединенного в единый военный кулак Запада объективно занимает одно из центральных мест в адекватном мировосприятии человека Русской цивилизации.

На минувшей неделе имели место два события, на первый взгляд, никак не связанных между собой. И, вследствие этого, отчасти недооцененных.
Во-первых, министерство обороны Российской Федерации объявило о беспрецедентном шаге. Впервые за 73 послевоенных года, в Россию возвращаются военно-технические реликвии нашей Великой Победы. Речь идет о тридцати танках Т-34-85, которые усилиями российского оборонного ведомства были вывезены в РФ из Лаоса, где они, до недавнего времени, стояли на вооружении. Основная цель этой масштабной военно-исторической спецоперации — ликвидация острейшего дефицита исторической военной техники, во многом ставшего результатом бесхозяйственного к ней отношения на протяжении всех послевоенных лет. С последующим её использованием в целях военно-исторического и патриотического воспитания.
Второе событие имеет отношение к Венгрии. Там на днях отмечали траурную для мадьяр годовщину – 76 лет разгрома советскими войсками венгерской армии в излучине Дона. На сайте правительства Венгрии был размещен такой текст:

«Вспомните мужество наших дедов, тех героических венгерских солдат, которые сражались за Венгрию до конца в излучине Дона. Сегодня 76-я годовщина прорыва фронта на Дону. 12 января 1943 года Советская армия атаковала 200-тысячную венгерскую армию. Венгрия потеряла 120 000 героев, и многие были захвачены в плен. Уважение героям!»

В поминовении своих павших солдат, даже сражавшихся за неправое дело, в принципе, нет ничего противоестественного. Но вот что бросилось мне в глаза. Венгерские власти, явно утратив политическую бдительность, умудрились в этом коротком тексте трижды напомнить об участии этой страны в широкомасштабной агрессивной войне против Советского Союза!
Во-первых, они сообщили, что бои шли на Дону, то есть в очень большой глубине советской территории. Где венгерской армии точно нечего было делать, если бы она только защищала свою родину. Во-вторых и в-третьих, названы поражающие воображение цифры — 200 тысяч венгров участвовали в боях на Дону, из них 120 тысяч было взято в плен. Для справки — сейчас по всей линии западных границ России стоит меньше натовских солдат, чем тогда вторглось на нашу землю только из одной маленькой Венгрии!
Эти, опубликованные в Будапеште, по явному идеологическому недосмотру данные, не то, чтобы являлись сугубой военной тайной. Где-то в специальных военных справочниках, которые мало кто читал, все эти цифры наверняка есть. Тем не менее, берусь утверждать, что для нынешнего российского массового сознания это своего рода откровение.
Потому как все знают, что на нашу страну напали немцы, с которыми мы воевали и победили в 1945 году. Ну да, конечно, были еще какие-то, примкнувшие к ним, фашисты из других европейских стран. Но в основном это была немецкая армия.
Про «в основном» спорить не буду. А вот, что касается реальных масштабов участия этих «других фашистов» в гитлеровском походе на Восток, то готов утверждать — правильному осознанию масштаба этого участия очень многое, к сожалению, мешало и до сих пор мешает.
Тема эта была политически неудобной всегда. И во времена СССР и в нынешней РФ. Тогда советское руководство не хотело тревожить эти скелеты в чужих шкафах, потому что государства Восточной Европы сразу после войны сделались нашими «братскими странами». И по отношению к ним стал действовать политически оправданный принцип – «кто старое помянет, тому глаз вон».

Сегодня ситуация «что-то с памятью моей стало» объясняется еще проще. Считается, что России явно не с руки вбрасывать в свои и без того непростые отношения с бывшими союзниками еще и вопрос сведения исторических счетов.
С одной стороны это так. Но с другой – не совсем так. Особенно если мы трезво оценим то, чем сейчас занимаются так называемые европейские «лимитрофы» и какого накала антироссийскую политику они сегодня проводят. И, более того, насколько хорошо эта их новая русофобия рифмуется с откровенно враждебными по отношению к России делами и планами основных западных держав.
Фактически сегодня вполне уместно говорить о формировании нового сплошного антироссийского западного фронта против России, дальнейшей задачей которого будет, вполне вероятно, очередной «Drang nach Osten!», каких было уже немало в нашей истории.
А если дело обстоит так, а оно обстоит именно так, то тема сведения исторических счетов, а говоря точнее, объективного представления роли и места каждой из противостоящих сегодня России стран в предыдущих военных нашествиях на наше Отечество, явно перестает быть второстепенной.
Чтобы ни у кого из нас не было ни малейшего повода думать, будто воевали мы «в основном» с немцами, а остальные были просто на «подтанцовке». Нет и еще раз нет! Такая трактовка истории мало того, что политически нецелесообразна, она еще и неправдива по сути.

И сегодня надо в полный голос напоминать о том, как было всё на самом деле. О том, что во все исторические времена Запад фактически действовал единым фронтом и совершал захватнические набеги на наши земли. Будь то во времена польского Лжедмитрия, шведа Карла 12, француза Бонапарта, или немца Адольфа Гитлера это всегда были нашествия армий «двунадесяти языков», то есть практически всей Европы.
И потому – большое спасибо венгерскому правительству, которое без лишнего стеснения напомнило нам о такой «мелочи», как двухсоттысячное (всего-то навсего!) венгерское вторжение на советскую территорию. А ведь в том же строю западного агрессора стояли тогда еще и сотни тысяч румын, итальянцев, испанцев, французов, финнов, голландцев, бельгийцев, датчан, словаков, чехов, хорватов, австрийцев и даже поляков. Кого там только не было!
Так вот, тема этой совместной Западной агрессии против России, на мой взгляд, сегодня недопустимо запущена и практически не раскрыта. Что, конечно же, совершенно нехорошо с точки зрения понимания нами истинной природы прошлых западных нашествий на Русь и вполне возможных будущих.
Когда то, еще во время войны, а точнее в 1943 году, в Москве, на территории ЦПКиО им Горького была открыта выставка захваченного в боях трофейного оружия противника. На этой выставке тема общеевропейской агрессии против нашей страны буквально бросалась в глаза. Потому что здесь было выставлено, наряду с немецким, оружие практически всех европейских армий, брошенное на покорение СССР. Французские танки «Сомуа» и автомобили «Рено», немецкие САУ, переделанные из тех же французских танков, чешская, венгерская и финская бронетехника, артиллерия и минометы от самых разных европроизводителей, масса стрелкового оружия всех мировых марок.

Это было очень наглядно и предельно убедительно. Советские люди своими глазами видели – с каким монстром они на самом деле столкнулись. И что против них воюет не только Германия, но и практически вся Европа. Тем больше была их гордость за свою страну и вера в нашу победу, раз мы не спасовали перед такой махиной.




К сожалению эту очень поучительную экспозицию вскоре после войны расформировали. А её экспонаты либо уничтожили, либо передали в различные военные музеи.
И сегодня нет в России ни одной такой площадки. на которой тема объединенного на почве агрессивной русофобии Запада, которая на сегодня едва ли не самая для нас актуальная, была бы представлена достаточно рельефно и выразительно.
И, конечно же, это совершенно неправильно, если мы хотим доносить до наших людей историческую правду во всей её полноте. И вооружать их этой правдой против нынешних и будущих супостатов.
И вот здесь самое время вернуться к тому, с чего начинался этот рассказ. С исторической по значению инициативы министерства обороны России о возвращении в нашу страну важной части её военно-исторического наследия – трех десятков танков Т-34-85. Событие, наилучшим образом иллюстрирующее готовность российского военного руководства вносить очень существенный, если не решающий вклад в восстановление исторической правды во всей её полноте. В рамках которой теме многократных агрессивных нашествий объединенного Запада на нашу страну должно быть отведено одно из центральных мест.
В том числе и в формате натурной военно-технической мегаэкспозиции, по типу той, которая действовала в Москве в период войны. И которая камня на камне не оставляла от сочиненной впоследствии на политзаказ скообоченной сказочки про злодея Гитлера, против которого героически сражалась чуть ли не вся Европа.

Лживая эта сказочка и очень вредная. На самом деле эта Европа и тогда сражалась на стороне Гитлера и завтра, если до этого дойдет, охотно пойдет на Восток вслед за каким-нибудь новым бесноватым фюрером. Исторического опыта в этом смысле им не занимать. А нам ни в коем случае не следует об этом забывать.

Юрий Селиванов, специально для News Front

России нужно в три смены делать новые ракеты и новые ядерные заряды сверхбольшой мощности - 200-300 Мегатонн
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
5 449
Адрес
Харьков
Пол
мужской
Что для России ПАСЕ? Наследие 90-х?..

О «моменте истины» в дальнейшем сотрудничестве России и Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) заявил председатель комитета Госдумы по международным делам Леонид Слуцкий.

Дело в том, что генсек этой структуры направил в Госдуму письмо с предложением сформировать российскую делегацию для участия в работе в 2019 году. На следующей неделе вопрос об участии российской делегации в ПАСЕ будет рассмотрен в нижней палате парламента. Но уже сейчас с большой долей вероятности можно сказать, что Россия в ассамблею едва ли вернётся. Не исключено, что речь пойдёт о выходе из неё и Совета Европы.
Дело в том, что в письме ПАСЕ содержатся лишь критерии отбора представителей в делегацию, включая требования равных гендерных пропорций. При этом ничего не говорится об изменении дискриминационной ситуации, из-за которой в своё время Россия и приостановила своё членство в ПАСЕ. Видимо, предполагается, что российские делегаты в этой европейской структуре будут совершенно безголосыми, без каких-либо прав, и лишь выполнять функции мальчиков для битья.
«Лично я пока не вижу больших предпосылок для возвращения нашей делегации в ассамблею. Доклад Петры де Суттер не дал ключа к решению проблемы во взаимоотношениях Москвы и Страсбурга. Там нет конкретных рекомендаций по внесению в регламент ПАСЕ поправок об отмене санкционных статей, позволяющих лишать ключевых полномочий целые национальные делегации. Именно на этих изменениях настаивала Россия, и именно они являются основой для возобновления нашего сотрудничества», — прокомментировал ситуацию депутат Леонид Слуцкий.
Скорее всего, и само приглашение было формальным. Едва ли евробюрократы надеются, что Россия так заскучала по ПАСЕ, что сломя голову ринется туда по первому зову, не обращая внимания на продолжение дикой дискриминационной политики в отношении неё. Видимо, необходима новая пища для противопоставления, новые козыри для плача об изоляции, недоговороспособности и отсутствия стремления ко всему самому лучшему…

Что для России ПАСЕ? Наследие 90-х?..
Обивать пороги этой структуры молодая Россия начала с 1992 года — с этого момента она стала ходить там в статусе почётного гостя. Инкубационный период продлился четыре года, и, когда в стране из каждого утюга кричали: «Голосуй или проиграешь!», она стала официальным членом Совета Европы.
Тогда мы стремились во все международные институты, видя в этом панацею от полного обвала и путь к светлому будущему. Жили розовыми грёзами, что если будем белыми и пушистыми для всех, научимся широко улыбаться, то и нас пустят на столбовую дорогу цивилизации. И тогда вместо советской дружбы народов мы закружимся в хороводе со всеми самыми «передовыми» странами и народами. Так, смотришь, и сами, если не через 500 дней, то в скором времени, будем ходить в числе таких передовиков. Надо только со всеми сближаться и всему умному учиться и учиться, проходя прилежно все университеты под диктовку старших и более разумных господ.
Впрочем, что-то схожее сейчас происходит на Украине: там интегрируются ударно-факельными темпами, чтобы как можно поскорее с головой окунуться в пучину европейских грёз, а вынырнуть уже совершенно иными. До полной неузнаваемости.
Вот и мы одно время так хотели, чтобы мать родная не узнала: обстричь все советские и исконно русские «бороды», произвести полный евроремонт и облачиться в самые модные кафтаны самых престижных организаций.
Правда, с нынешней Украиной есть одна существенная разница: её и дальше будут обольщать и держать на коротком поводке перспектив близости к евроатлантической цивилизации для реализации вполне понятной стратегии по отношению к России. Ну а с ней — давний лозунг «Карфаген должен быть разрушен!». И никак иначе…

Обучение в европейской «бурсе» все эти годы проходило несладко. Там секли за Чечню, за «Свидетелей Иеговы»*, за грузинский конфликт 2008 года, за нарушение прав человека, за запрет гей-парадов и ущемление прав всяческих меньшинств, за Pussy Riot и всё-всё-всё. После 2014 года российскую делегацию окончательно поставили в угол на горох, а после и вовсе оформили для неё особую безголосую резервацию, чтобы все смотрели, ужасались, показывали пальцем, а также кидали помидорами санкций. Ну и, само собой, пошли штамповать резолюции по Украине с неизменным акцентом на «российской агрессии». Контора пишет…
Тут надо понимать, что Совет Европы изначально был одним из инструментов единения «цивилизованного» мира в противостоянии с Советским Союзом и социалистическим блоком. После распада Союза и блока возникли иллюзии «победителей», пошло головокружение от успехов. Плюс «свежая кровь» в лице страстных неофитов из стран Восточной Европы и бывшего СССР обновила старые меха. Неофиты очень стараются понравиться «дедам», а потому преуспели в русофобских наигрышах до такой степени, что вошли в особый транс. На Россию же смотрели исключительно как на неполноценное государство, от которого одни проблемы, поэтому цивилизовывать и цивилизовывать (как завещал им Бжезинский и иже с ним).

Вот сейчас нам скажут, что это всё сложившиеся механизмы и институты, которые показали свою результативность и за многие десятилетия отлично зарекомендовали себя, про отлаженный мировой порядок, который звучит будто земная симфония, но вот только мы вносим в неё диссонанс… А что если посмотреть на всё это иначе? Как на старую, изношенную и достаточно токсичную ветошь времён холодной войны, которая, подстраиваясь под новые условия, приобрела совершенно уродливые формы. Вместо сглаживания противоречий и добрососедства — дискриминация и деление на правильных и неполноценных, а где-то подспудно регулярно возникает образ врага, вынесенный из колыбели, а также идея фикс про современный Карфаген. Что если вся эта ветошь, произведённая на фабриках холодной войны, и производит разбалансировку мира и является его основной угрозой? Может, пора избавиться от штампов, порождённых отношениями «учитель — ученик»? Размагнитить миражный магнетизм так называемого «цивилизованного мира» — и тогда мы поймём, что мир много больше, чем ПАСЕ и Совет Европы, и что речь идёт не о нашей изоляции, а, наоборот, об избавлении от резервации, участь которой нам уготовили. О свободе, в том числе и мировоззренческой.
Да и что толку сидеть в ПАСЕ и смотреть на политическую осетрину второй свежести, когда весь мир меняется, когда идут другие глобальные интеграционные процессы, вступающие в противоречия с новым тоталитаризмом, который стал свирепствовать в мире после окончания холодной войны. Когда, например, постепенно начинает реализовываться проект Евразийского парламента. Так, осенью прошлого года в турецкой Анталье на совещании спикеров парламентов стран Евразии (участвовали делегации из более чем 40 государств) был поднят вопрос о создании Евразийской ассамблеи. России, давно выросшей из коротких штанишек, необходимо направлять энергию на подобные перспективные формы интеграции.

1990-е в мировой политике с их гегемонизмом, скатыванием в откровенный колониализм и тоталитаризм завершаются. И в этом плане ПАСЕ и нынешний Совет Европы играют совершенно регрессивную и деструктивную роль. Там глубокий застой и проблемы с восприятием реальности, как отметил тот же Слуцкий. Надо ли нам всё это?
Вовсе не все дороги ведут в Рим. Вот это надо понимать и избавляться от вирусных стереотипов. Россия — самостоятельная, самодостаточная цивилизация, совершенно равноправная с евроатлантической, и она должна мостить свои дороги.

* Управленческий центр «Свидетелей Иеговы» в России («Свидетели Иеговы») — религиозное объединение, признанное экстремистским и запрещённое на территории России (решение Верховного суда РФ от 20.04.2017, апелляционное определение Апелляционной коллегии Верховного суда РФ от 17.07.2017).

Андрей Рудалёв, RT
 
Регистрация
25.03.2017
Сообщения
17 865
Адрес
Россия
Пол
мужской
Танки НАТО завязнут в грязи, как только будут съезжать с дороги - они паркетные внедорожники - по лужайкам ездить на салонах продаж. Они боятся грязи - грязь брызнет, и в ремонт.
 
Сверху Снизу