Россия и Китай - цивилизованное сотрудничество

Регистрация
27.02.2017
Сообщения
10 189
Адрес
Харьков
Пол
мужской

С 5 по 7 июня в Россию с государственным визитом прибывает Председатель КНР Си Цзиньпин, который также является Генеральным секретарем ЦК правящей Коммунистической партии Китая (КПК) и возглавляет Центральный военный совет (ЦВС) КНР — высший орган по руководству Вооруженными силами страны. В рамки визита китайского партийного, государственного и военного лидера включено его участие в 23-м Петербургском экономическом форуме (ПЭФ).
2700
Ожидается, что Владимир Путин и Си Цзиньпин примут участие в мероприятиях II Российско-китайского энергетического бизнес-форума, который вплетен в программу первого дня ПЭФ — 6 июня. Первый такой форум прошел в Пекине в конце ноября 2018 года.
В преддверии визита лидера КНР, пресс-конференцию провел заместитель главы МИД Китая Чжан Ханьхуэй, раскрывший ряд его деталей, из которых выстраивается общая тематика предстоящих переговоров. По ней можно судить о приоритетах расширяющегося российско-китайского взаимодействия, а также о том, чем, какими процессами в мире, вокруг и внутри наших стран они обусловлены.
Первый тезис пекинской пресс-конференции: «В настоящее время международная обстановка претерпевает беспрецедентные за последние сто лет изменения. Набирает обороты унилатерализм, который оказывает серьезное влияние на основные принципы международных отношений. Усугубляются горячие региональные проблемы. Нарастают общие угрозы и вызовы, стоящие перед человечеством».
Сто лет назад закончилась Первая мировая война, почти устранившая путем разрушения трех европейских, а также Османской империй препятствия на пути полноценной глобализации. По этим ее итогам в мире должен был воцариться «новый мировой порядок», исключающий империалистическое многоцентрие. И устанавливающий монополию наиболее сильного англосаксонского империализма, представленного осью Лондон-Вашингтон и связью этого центра с проектной полуколониальной и колониальной периферией (Канада, Австралия, Новая Зеландия, Южная Африка, Индия).

Однако «новый мировой порядок» рухнул, так и не установившись, и произошло это вследствие победы в России Великой Октябрьской социалистической революции. «Лакмусовых бумажек» того, что он рухнул, так и не состоявшись, несколько. Одна — не вхождение США в ими же и созданную Лигу Наций, которая тем самым превратилась в мертворожденную, промежуточную инстанцию, неспособную сыграть роль «мирового правительства».
Другая «лакмусовая бумажка» — послевоенное перераспределение сфер военно-морского влияния. Знаменитые «14 принципов» президента США Вудро Вильсона, которые устанавливали «свободу морской торговли», дополнялись решениями Вашингтонской морской конференции (1921−1922 гг.), которые брали эту «свободу» под англосаксонский контроль, устанавливая его гегемонию в бассейне Тихого океана. Третий «лакмус» — формирование структур крайнего право-реакционного течения — фашизма.
В 1919 году в Италии и Германии сложились его протоструктуры — Итальянский союз борьбы (FIC) и Немецкая рабочая партия (DAP), которые также синхронно, в 1921 году, были преобразованы в Национальную фашистскую партию (PNF) и Немецкую национал-социалистскую рабочую партию (NSDAP), которые возглавили Муссолини и Гитлер. Четвертая, пятая и шестая взаимосвязанные «лакмусовые бумажки» объединены резко возросшей тогда активностью олигархических кланов.

В тех же 1919−1921 годах в Лондоне и Вашингтоне появились взаимосвязанные концептуальные проектные центры — Chatham House и Совет по международным отношениям (СМО). Решение же о разделении этих центров принималось в Париже на обеде у Эдмона де Ротшильда, а кадровый состав СМО формировался на базе ряда олигархических структур, близких к ФРС. Кроме того, в мае 1920 года, на секретной встрече учредителей Федрезерва под председательством главы Минфина США Эндрю Меллона, была резко снижена ключевая ставка Федрезерва и созданы предпосылки для экономического бума.
Завершится он в феврале 1929 года, на такой же встрече, под председательством того же Меллона и президента Банка Англии Монтегью Нормана, таким же резким подъемом ключевой ставки, который и спровоцировал «Великую депрессию». Еще следует вспомнить Декларацию главы МИД Британии Артура Бальфура, адресованную Уолтеру Ротшильду, — о создании в Палестине под британским мандатом еврейского государства (2 ноября 1917 г., на фоне установления в России советской власти).

Суммируем: Великий Октябрь, обнулив победу Запада и его достижения в Первой мировой войне, побудил англосаксонские концептуальные центры, подконтрольные олигархам, взяться за подготовку новой мировой войны. Для этого:
— в Европе был заложен фашистский плацдарм,
— подводилась база под будущий исход еврейского населения в Палестину, то есть под Холокост,
— устанавливалась глобальная англо-американская военно-морская гегемония, исключавшая выход будущего нацизма из-под западного контроля с целью направления его против Советской России,
— закладывался бикфордов шнур ведущего к войне глобального экономического кризиса.

И если на пресс-конференции в китайском МИД проводится параллель именно с событиями столетней давности, а, скажем, не с распадом СССР или кануном Второй мировой войны, значит, ситуация как минимум очень похожа. Да мы и сами видим эту похожесть: неудачу, вслед за первой, терпит вторая попытка установления «нового мирового порядка», и в западных интеллектуальных штабах зреют планы, как переломить эту негативную для них тенденцию. Причём любой ценой, а отнюдь не только «мирными» средствами. А Чжан Ханьхуэй тем временем еще и уточняет, в чем эти попытки проявляются:
— «униталатерализм» — это практика односторонних подходов, свойственная однополярному миру; следовательно, в архив сдается даже та пародия на многополярность, что заимствована у Збигнева Бжезинского и представлена нам в виде соответствующей одноименной концепции в «Великой шахматной доске»;
— оказавшиеся под угрозой «принципы международных отношений» — это ни что иное, как односторонний пересмотр в соответствующих интересах Устава ООН, прописанных в нем «Целей и принципов»;
— «нарастание региональных проблем» видно невооруженным глазом; причём с запуском венесуэльского кризиса, где Россия и Китай занимают схожие позиции, англосаксонский Запад впервые даже не с 80-х, а с ранних 60-х годов сталкивается со «встречным» противостоянием в «подбрюшье» своих границ за пределами североатлантического региона;
— «общей угрозой и вызовом» человечеству со всей очевидностью является стремление концептуальных элит Запада сохранить монополию на потребление на порядок больше всей остальной планеты, из чего и проистекает проблема локальных загрязнений окружающей среды, которой пытаются придать видимость «глобальных климатических изменений», лицемерно возлагая эту ответственность на человека.

Второй тезис пекинской пресс-конференции вытекает из первого. У укрепляющейся «зрелости» российско-китайских отношений два подтекста — историческая память, основанная на общности судеб в XX столетии. И в России, и в Китае: революционный крах многовековой государственности, отчаянная борьба за выживание с внешними и внутренними врагами, иностранное вторжение, которое нанесло непоправимый ущерб, самые беспрецедентные в мире потери в борьбе с этим вторжением, большая часть которых — гражданские лица, жертвы военных преступлений агрессора. И — историческая смелость двинуться непроторенным путем, без сомнения спасшая на самых крутых поворотах исторической судьбы.
Другой подтекст — очевидное совпадение геополитических интересов. Совместное противодействие силам, которые, не имея отношения к Евразии, пытаются ею управлять с помощи стратегии хаоса, которую они насаждают по периметру сухопутных границ России и КНР. У каждой из сторон «главный фронт» свой: у российской — на атлантическом направлении, у китайской — на тихоокеанском. И каждая для другой в этом внешнем противостоянии — стратегический тыл. В любые времена, а в нынешние особенно, наличие такого тыла — уникальное преимущество, и в экономической конкуренции, и в «холодной или даже «горячей» конфронтации.

Третий тезис Чжан Ханьхуэя — о формах российско-китайского сотрудничества. Очень важно, что оно не исчерпывается экономикой и торговлей, рост которой динамичен и измеряется впечатляющими цифрами рекордного товарооборота. От взаимодействия экономических субъектов и, шире, двух государств, прочерчивается и широкий гуманитарный вектор, который укрепляет межгосударственное сближение расширением контактов между людьми, то есть той самой народной дипломатией, которая на уровне человеческих контактов способна достичь и уже достигает результатов, не подвластных никакому официозу. И важнейшим показателем позитивной динамики в российско-китайских отношениях как раз и является то, что совпадают, дополняя друг друга, оба этих вектора — официальный и общественный.
Показателен еще один важный момент. После повторного избрания Си Цзиньпина на высший государственный пост в марте 2018 года минуло уже более года, но визит со статусом государственного для китайского лидера, тем не менее, — первый. Это наглядная демонстрация приоритетов внешней политики КНР, приуроченная не только к 70-летию дипломатических отношений, но и, главное, к 70-летию создания Китайской Народной Республики, которое будет отмечаться 1 октября 2019 года.
Для исторической памяти китайского народа — это двойная дата. Не только основание нынешней государственности, доказавшей свою жизнеспособность мощным раскрытием национального потенциала, но и прекращение военного кошмара, продолжавшегося — только официально — с 1931 года. А фактически — с 1927 года, когда будущие потрясения в полный рост предъявили себя в трагических шанхайских событиях.
В ходе пресс-конференции замминистра китайского МИД особо подчеркнул, что Владимир Путин и Си Цзиньпин «всесторонне обобщат опыт прошедших 70 лет в двусторонних отношениях и разработают стратегический план дальнейшего развития связей» между двумя странами. Никакие изменения международной обстановки — на этом был сделан особый акцент — не должны повлиять на характер этих отношений.
Ибо, добавим, строятся они не на сиюминутной тактической основе и отнюдь не с целью только лишь противостоять американской экспансии, а с задачей создать естественно-исторический и столь же естественный пространственный центр Евразии, способный стать оплотом стабильности всего континента. На пресс-конференции этот вопрос не детализировался, но вполне понятно, что речь идет о поэтапном сопряжении сфер исторической ответственности России и Китая — от постсоветского пространства до Юго-Восточной Азии.

Совместный формат ШОС скрепляется, с одной стороны, проектом «Пояса и пути», а с другой — проектом Большого Евроазиатского партнерства. По сути, формируется единое экономическое и геополитическое пространство, в котором рецидивы любого негативного внешнего воздействия из-за пределов Евразии надежно блокируются совместными усилиями двух главных евразийских держав.
Именно поэтому, рассуждая об ожиданиях от визита Си Цзиньпина в Россию, замглавы МИД КНР и употребил формулировку, говорящую о «вступлении российско-китайских отношений в новую эпоху, их значительном вкладе в развитие и возрождение наших двух стран, а также в поддержание мира и стабильности во всем мире».
И это закономерно: мир в Евразии равен миру во всем мире, ибо периферийные противоречия и конфликты всегда раздуваются затем, чтобы, разжигая пожар, плавно «экспортировать» его в центры глобальной политики. И в этом смысле стратегическое партнерство Москвы и Пекина становится важнейшим инструментом предотвращения такого пожара, что соответствует объективным жизненным интересам всех народов нашего и других континентов.

Владимир Павленко, Regnum
 
Последнее редактирование модератором:
Регистрация
29.11.2018
Сообщения
2 559
Пол
мужской
Древняя цивилизация, ухо нужно держать востро :01:
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
10 189
Адрес
Харьков
Пол
мужской

Американские санкции и рост тарифов все больше сближают Россию и Китай, открывая новые возможности для развития двусторонней торговли в сельскохозяйственной и энергетической сферах. Об этом говорят многие эксперты, подчеркивая, что экономики стран дополняют друг друга.

Китайско-американская торговая война открыла путь к дальнейшему развитию экономического сотрудничества между Китаем и Россией.
«Торговая война между Китаем и США окажет пагубное влияние на мировую экономику. Это повлияет как на экономическое развитие Китая, так и России. Но в то же время она предоставила определенные возможности для развития экономического сотрудничества между Россией и Китаем», — заявил директор Института восточноевропейских, российских и центральноазиатских исследований Китайской академии наук (ИЭЭРКАС) Сунь Чжанчжи.
По его словам, торговая война США подталкивает Россию и Китай к увеличению взаимного товарооборота, особенно когда речь идет об энергетике и сельском хозяйстве. Он отметил, что в то же время режим санкций США и ЕС вынуждает Москву диверсифицировать партнеров и обратиться к Пекину.

Чтобы проиллюстрировать свою точку зрения, эксперт отметил, что ранее Китай импортировал сельскохозяйственные товары в основном из США и Канады. «Сейчас мы диверсифицируем поставщиков, импортируем сельхозпродукцию из других стран», — констатировал он, добавив, что это дает России большие возможности.
Между тем, Китай – крупнейший в мире покупатель соевых бобов – приостановил покупку американской сои на фоне развернувшей торговой войны, которая набирает обороны с начала прошлого месяца.
Очевидное решение Китая приостановить закупки американской сои окажет негативное влияние на американских фермеров. По данным «Forbes», цена на сою значительно упала на фоне тарифного бума между США и Китаем. В то время как соевый бушель (единицы объемы сыпучих тел, равная в международной торговле 38,69 килограммам) стоил 10.5 долларов до начала торговой войны Трампа, в 2018 году СМИ сообщили о понижении цены до 8,6 долларов.

Российско-китайское энергетическое сотрудничество будет расти.
Профессор Шанхайского Университета Фудань Чжао Хуашэн, подчеркнул важность активизации российско-китайского энергетического сотрудничества, поскольку поставки СПГ в Китай осуществляются по 25% тарифам.
«Особенно перспективным направлением является природный газ, в том числе трубопроводный. Пока у нас не так много трубопроводного газа, Китай начал импортировать российский сжиженный природный газ (СПГ). Он приходит в Бохайский залив из Северного Ледовитого океана. В будущем поставки СПГ значительно возрастут», — подчеркнул профессор Хуашэн.
Помимо проекта «Сила Сибири», подписанного «Газпромом» и Китайской национальной нефтяной корпорацией (CNPC) в мае 2014 года, направленного на поставку 38 миллиардов кубометров природного газа в год в Китай, Россия начала поставки СПГ в Китай.
В настоящее время в России работают два завода СПГ: первый — «Ямал СПГ» на арктическом полуострове Ямал, другой – «Сахалин 2» на Дальнем Востоке.

Китай и Россия занимаются одной и той же проблемой.
Эксперты считают, что Россия и Китай оказались в схожей геополитической ситуации. По словам директора Института международных отношений Китайской академии наук Ли Юнцюая, США и их
союзники пытаются сдержать экономическое развитие России и Китая, при этом вопрос китайско-американского торгового дисбаланса используется в качестве «дымовой завесы».
«Соединенные Штаты ввели санкции в отношении Российской Федерации, и торговая война также может рассматриваться как тип санкций. Соединенные Штаты руководствуются принципом приоритета американских интересов в отношениях с другими странами. Но такой подход не имеет перспектив. Можно сказать, что соперничество между США и Китаем сближает Китай с Россией», — отметил Ли Юнцюай.

По количеству личных встреч президент России Владимир Путин стал лидером среди других коллег председателя КНР Си Цзиньпина.
Следующая встреча лидеров запланирована на 5-7 июня, когда Си Цзиньпин приедет в Россию для участия в Петербургском международном экономическом форуме.
Главы департамента стран Европы и Центральной Азии МИД Китая Чжан Ханьхуэй заявил, что лидеры России и Китая должны подписать два важных совместных документа входе государственного визита председателя КНР в Россию.
Первый документ – заявление о комплексном плане совместного развития и сотрудничества России и Китая. Второй охватывает вопросы, связанные с международной стратегической стабильностью.
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
10 189
Адрес
Харьков
Пол
мужской

Визит китайского лидера Си Цзиньпина в Россию с 5 по 7 июня, его предстоящее выступление на ПМЭФ (Петербургском международном экономическом форуме) — повод для…

А это зависит от угла зрения. У китайских СМИ это повод подробно рассказать о том, какие выгоды извлекают две наши страны из набирающего силу сотрудничества, и в таких рассказах много интересного (об этом чуть ниже). А американский журнал Foreign Affairs публикует материал под простым и понятным названием «Российско-китайское партнерство — угроза интересам США». Спасибо за откровенность, хотя мы и так догадывались.
Это замечательная публикация. В ней наконец-то признается, что три десятилетия попыток поссорить Москву с Пекином не только ни к чему не привели, но породили (среди прочих факторов) партнерство, которое уже не важно, как называется — союзом, альянсом или чем-то иным. Сегодня вопрос только в том, насколько серьезно это партнерство будет влиять на США (авторы считают, что очень серьезно). Так что Америка может разве что задумываться о снижении ущерба от того, что Москва и Пекин все больше сближаются.
Какая эпоха закатилась! Ссорили нас начиная с 1990-х, долго и нудно, по простой и примитивной схеме: выработать идею о том, почему конкретно Китай для России угроза, и вбросить эту идею в российское медийно-политическое пространство. Чем глупее и примитивнее, тем лучше, потому что с умными людьми все равно каши не сваришь, а вот неграмотный паникер — это хороший материал для обработки мозгов.

Давайте вспомним и перечислим все, что нам пытались внушить. «Демографическое давление» с перспективой заселения Сибири китайцами: провал, вместо этого заселять Китай стали россияне и особенно интенсивно — украинцы.
Далее, Китай — отсталая и бедная страна, России надо ориентироваться на технологическое партнерство с Западом. Провал: и из-за санкций несостоявшихся технологических партнеров по каким угодно фальшивым обвинениям. И из-за того, что китайцы стали неприлично богатыми. И потому, что мировой эпицентр технологического превосходства сильно сместился в Азию, а иначе с чего бы американцы устраивали свою борьбу с высокотехнологичными корпорациями типа Huawei?
Еще: мы конкурируем в борьбе за Среднюю Азию — но вот как раз там конкуренции нет как нет, а сплошное совпадение интересов…
Сегодня одно из самых захватывающих занятий — это следить за тем, как в США вылупляются все новые антикитайские пропагандистские уродцы, уже не направленные только на российскую публику. И сверять эти медиафантомы с реальностью. Китайцы дают партнерам денег, чтобы те попали от них (а не от Запада) в зависимость, они тотально следят за людьми, обижают мусульман и так далее. (А русские травят беглых агентов разведки, подсылают везде племянниц олигархов для коррумпирования политиков, вмешиваются в выборы и сбивают самолеты.)
Но это все — яды общего действия, а вот как все-таки развести именно нас с Китаем?

А уже никак. Или, словами авторов упомянутой американской статьи, «усилия с целью расколоть Москву и Пекин вряд ли будут эффективны».
Еще бы им быть эффективными — напасть сначала на Россию, потом еще и на Китай с санкциями и угрозами и ждать чего-то, кроме их дальнейшего сближения?
Ну, вообще-то, говорят авторы, администрация должна внимательно изучать проблему, избегать ситуаций, когда удар по Москве усиливает позиции Пекина (а именно — не трогайте Россию, когда она продает оружие тем, кто боится Китая). И еще США не должны оставаться в одиночестве — в такой ситуации потребуются союзники.
Так ведь это отдельная песня. Вот комментарий в гонконгской South China Morning Post насчет того, что нельзя одновременно запугивать союзников, требуя от них больше расходовать на безопасность, и при этом ослаблять их безопасность (и подрывать экономические позиции), втягивая в конфликт с Китаем.
А теперь — обещанные факты из китайских публикаций насчет развития экономических связей на отрезке от нынешних 100 миллиардов долларов нашего годового товарооборота до 200 миллиардов на горизонте.
Межрегиональные связи: есть программа прямого сотрудничества между нашими регионами в среднем течении Волги и китайскими — в среднем течении Янцзы. Прирост товарооборота в прошлом году — 30%. Запускаются новые предприятия в России, начинают дружить местные университеты… Это лишь один пример.
Или предстоящее создание приграничной зоны свободной торговли. Она пока в проекте. Но Китай напоминает, что у него таких соглашений с разными странами 17, причем каждая подобная зона первым делом ведет к резкому скачку экспорта партнеров в Китай, а не наоборот.

…Самое интересное, что у Москвы и Пекина есть разногласия и проблемы, да иначе и быть не могло. Например, психологические — наши народы ведь весьма разные. Скажем, россиянам несколько лет назад начало не нравиться новое зазнайство вполне рядовых китайцев (предпринимателей, чиновников и кого угодно), осознавших себя догнавшими и обогнавшими США по ряду показателей. Сейчас в Китай возвращается традиционная вежливость, спасибо Америке.
Или вопрос о том, до какой степени нам сближаться в противостоянии Западу. В сирийском конфликте или в Африке, которая, как казалось, стала уже совсем китайской зоной влияния, у нас партнерство получается. Но не вполне получается в финансовой части. В декабре готовили комплексное соглашение о расчетах в юанях — и китайцы затормозили. Потому что ломать долларовую монополию Запада надо осторожно, это уже не вопрос российско-китайских отношений, а куда более серьезный.
Так что соглашаться или спорить мы с Китаем будем еще не раз. Но то будут споры партнеров, а не результат очередной американской диверсии по нашему разводу.

Дмитрий Косырев, РИА
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
10 189
Адрес
Харьков
Пол
мужской

В 2019 году отмечается 70-летие со дня установления дипломатических отношений между Россией и Китаем. Прагматическое сотрудничество между этими странами за прошедшие годы доказало широкие перспективы развития отношений.

Обе страны нацелены на более глубокое сотрудничество в различных сферах, включая экономику, торговлю, международные обмены, науку и технику. Во всех сферах ведутся диалоги и подписываются соглашения. Таким образом Китай и Россия извлекают из своих близких политических отношений реальные прагматические результаты.
Масштабы китайско-российского сотрудничества подтверждает ряд мероприятий, состоявшихся в последние три недели.
16 мая в Москве прошел Российско-китайский деловой форум, на котором представители двух стран искали возможности дальнейшей координации и развития двустороннего торгово-экономического сотрудничества.
23 мая в Чебоксарах стартовало третье заседание Совета по сотрудничеству регионов Приволжского федерального округа РФ и Верхнего, Среднего течения реки Янцзы Китайской Народной Республики.

21 мая в Самарской области была введена в эксплуатацию солнечная электростанция, в строительство которой одно китайское предприятие инвестировало около $14,47 млн.
В Ульяновске, родном городе Ленина, Китай и Россия строят медицинский комплекс в портовой особой экономической зоне. Также при поддержке китайских партнеров город запускает первую в России промышленную ветряную электростанцию мощностью 250 с лишним мегаватт.
За последние несколько лет обе страны активизировали свои усилия по развитию сотрудничества в таких стратегических областях, как энергетика, аэрокосмическая промышленность и взаимосвязь, задействовали потенциал сотрудничества между малыми и средними предприятиями и способствовали созданию новых областей сотрудничества и точек роста.
Усилия уже дают результаты. В прошлом году двусторонняя торговля достигла рекордных $107,06 млрд, а рост был самым значительным среди десяти крупнейших торговых партнеров Китая.
Вечером 14 мая в «Аптекарском огороде», Ботаническом саду МГУ им. М. В. Ломоносова, состоялась премьера китайской оперы куньцюй — одной из старейших сохранившихся форм китайской оперы. Знаменитая опера куньцюй “Пионовая беседка” была показана и на Международном театральном фестивале имени Чехова.
26 мая в центре ЗИЛ в Москве был открыт Фестиваль китайской культуры, в ходе которого россияне смогли попробовать чай, спеть китайские песни, послушать китайские народные сказки, и поучаствовать в мастер-классах по кунг-фу и каллиграфии.

28 мая в российской Государственной Думе открылась выставка русской и китайской каллиграфии, на которую приехали каллиграфы из обеих стран.
За последние шесть лет Китай и Россия добились более высокого уровня культурных обменов в самых разнообразных формах, а также организовали большое количество масштабных общедоступных мероприятий.
Мероприятия государственного уровня включали в себя Год туризма, Год молодежных обменов, Год обмена между СМИ, а также Год сотрудничества и обмена на местном уровне.
Две страны обогатили культурные обмены, укрепили понимание и повысили интерес народов к культуре друг друга, организуя кинофестивали, переводя и публикуя книги, поощряя взаимодействие между музеями, театрами и другими институтами искусства.
Дружба между двумя народами также культивируется среди детей и молодежи.

В середине мая этого года учителя из Всероссийского детского центра «Океан», которые помогали детям, пострадавшим от Сычуаньского землетрясения 11 лет назад, были приглашены в Китай. Многие из тех, кто тогда получил помощь в центре, вернулись в Чэнду, столицу провинции Сычуань, чтобы снова увидеть своих добрых учителей.
Кроме того, в этом году мандаринский китайский язык был включен в список 43 предметов Единого государственного экзамена в России, и почти 300 школьников подали заявку на сдачу экзамена по китайскому языку.
Конкордия Курилова, бывший ректор Института Конфуция Дальневосточного федерального университета, ужа давно занимается развитием образовательного сотрудничества и укреплением дружбы между Китаем и Россией. Она считает, что нерушимая дружба между двумя народами обязательно будет передаваться из поколения в поколение.

Оригинал публикации —Еn.people.cn
ПереводЖурналистская правда
 
Регистрация
10.02.2017
Сообщения
22 527
Пол
женский
Награды
krasota
"Новатэк", Sinopec и "Газпромбанк" создадут СП для реализации СПГ в Китае
Соглашение было подписано в рамках визита Си Цзиньпина в Россию

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 5 июня. /ТАСС/. "Новатэк", китайская нефтехимическая корпорация Sinopec и "Газпромбанк" подписали базовые условия соглашения
о создании совместного предприятия по реализации СПГ и природного газа конечным потребителям на рынке КНР, сообщает "Новатэк".


"Создание совместного предприятия по торговле СПГ и природным газом на внутреннем рынке Китая не только позволяет гарантировать сбыт производимого СПГ, но и открывает возможности инвестирования в развитие сегмента конечного потребления на одном из крупнейших и наиболее быстрорастущем рынке газа и СПГ в мире", - отметил председатель правления "Новатэка" Леонид Михельсон.
Соглашение было подписано в рамках официального визита председателя Китайской народной республики Си Цзиньпина в Российскую Федерацию.

В настоящий момент ряд китайских компаний являются акционерами СПГ-проектов "Новатэка" - действующего "Ямал СПГ", а также планируемого "Арктик СПГ - 2"
(сделка об их участии в проекте пока не закрыта).


***:18::19:... пока некоторые :58:

 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
10 189
Адрес
Харьков
Пол
мужской

Визит Си Цзиньпина в Россию носит статус государственного. Но как сказал, встречая его в Кремле, Владимир Путин, не так важен статус, сколько возможность еще раз встретиться. Два президента общаются более чем регулярно. Три десятка встреч за шесть лет – это абсолютный рекорд: за предыдущие 64 года отношений КНР и России было едва ли не меньше. Председатель КНР назвал Путина своим самым близким другом – но можно ли доверять словам о дружбе в межгосударственных отношениях?

Путин с Си Цзиньпином проведут вместе почти три дня – среду в Москве, а четверг и пятницу в Санкт-Петербурге. Уже в Кремле было сказано много слов о беспрецедентном характере отношений двух стран, о том, что нет пределов для их совершенствования. И еще больше будет сказано на экономическом форуме в Северной столице. Но главными словами все же следует признать те, что сказал Си Цзиньпин при подписании совместных документов:
«Мы с президентом Путиным установили тесные рабочие контакты, а также глубокую личную дружбу. За прошедшие шесть лет мы встречались почти тридцать раз. Россия для меня самое посещаемое иностранное государство, а президент Путин для меня самый близкий друг и хороший коллега».
Эту же мысль он высказал еще накануне в интервью российской прессе – и там она была более развернута:
«Среди иностранных коллег президент Путин для меня – самый близкий и самый надежный друг, мне очень дорога глубокая дружба с ним. Наше общение основано на глубоком взаимодоверии и искренней дружбе. Мы уважаем и понимаем друг друга, доверяем друг другу. У нас близкие взгляды на мировой процесс и совпадающие концепции по государственному управлению. На наших плечах лежит историческая миссия национального возрождения».
Конечно, обычно такие заявления оценивают снисходительно – этикет, дипломатическая вежливость, церемонии (еще и китайские), знаем, мол, мы цену всем этим словам. В России есть традиционная настороженность к любым заявлениям иностранных лидеров о дружбе с нами, как, впрочем, и к обратным уверениям наших руководителей. Понятно, что во многом это связано с тем, что в 90-е годы Борис Ельцин называл Клинтона своим «другом Биллом». А потом этот Билл бомбил Белград.

Путин крайне редко использует слово «друг» для характеристики своих отношений с иностранными руководителями, предпочитая называть так уже оставивших руководящее кресло коллег, например, Сильвио Берлускони и Герхарда Шредера. В отношениях с Ху Цзиньтао, предшественником Си, которые заняли почти десятилетие, слова о личной дружбе также не звучали. И только после появления тандема Путин – Си упоминание о личной дружбе стало обязательным практически на каждой встрече.
Да, изначально это было проявлением симпатии и желанием продемонстрировать настрой на развитие двусторонних отношений. Но дальше между двумя руководителями действительно возникла «личная химия», появилась явная симпатия, которая серьезным образом помогает сближению двух стран. На чем она основана?
В первую очередь, естественно, на совпадении представлений Путина и Си о будущем как их собственных стран, так и международных отношений – и о том, насколько важны для достижения этого крепкие отношения двух стран. Россия и Китай строят постамериканский мир вместе, дополняя и помогая друг другу. Само собой, что каждого в этом тандеме волнует в первую очередь своя страна – ее мощь, безопасность, выгода, интересы. Но учет интересов другой стороны происходит не в режиме вынужденных уступок, а через попытку нахождения оптимально выгодных для двух стран вариантов. Да, это очень сложно и долго, да, есть масса препятствий как объективных, в том числе и геополитических, так и субъективных, то есть эмоциональных и кадровых. Но есть главное условие успеха: понимание той огромной пользы, которую дает сближение двух стран. И личное доверие двух лидеров – и человеческое, и политическое.

Если корни политического доверия понятны, то причины, по которым установились доверительные человеческие отношения, на первый взгляд понять сложнее. Да, Путин и Си почти ровесники, да, они выросли и сформировались при коммунистическом строе, но у них совершенно разные психотипы, разный жизненный опыт, разный путь к власти. Не говоря уже о том, что они принадлежат к разным, хотя и великим, культурам и цивилизациям (впрочем, в этике китайцев и русских, на самом деле, гораздо больше общего, чем многим кажется). Однако у них есть очень важная общая черта – искренность, то есть умение говорить прямо и честно. И это позволяет двум сильным лидерам не просто находить общий язык, но и доверять друг другу. Доверие в большой политике – бесценная вещь, которую невозможно заменить никакими симулякрами.
Конечно, ни Путин, ни Си ни на секунду не забывают о том, что их отношения, это отношения двух государств. То есть речь идет о политической дружбе, просто подкрепленной человеческой симпатией. Ни о какой безоглядности и речи быть не может – личное доверие проверяется политической практикой, то есть конкретными делами, которые делают обе стороны как для развития двусторонних отношений, так и на мировой арене. И тут Россия и Китай ведут себя солидарно: не просто по всем ключевым точкам (Сирия, Иран, КНДР, сейчас Венесуэла), но и по стратегическим вопросам.
Нужно успокоить тех, кто в России или Китае не верит в стратегический характер отношений двух стран и ждет подвоха от «коварных русских» или «хитрых китайцев», а то и удара в спину. Путину и Си нет смысла обманывать друг друга, даже если представить, что они бы этого захотели. Потому получаемое ими от доверительных отношений куда больше и серьезней, чем то, что можно получить от нечестной игры. Путин видит, что Си уверен в выгоде для Китая близких отношений с Россией, а Си видит ту же самую уверенность у Путина.

Понятно, что две такие крупные, к тому же соседние страны, просто не могут не иметь различных опасений в отношении друг друга: от комплексов, приобретенных историческим опытом, до всевозможных надуманных страхов и естественных опасений.
Российская элита, традиционно западно-ориентированная, вообще плохо знает и понимает Китай, чем активно пользуются противники нашего сближения, разыгрывая китаефобские темы, вплоть до «Китай все захватит, Китай все скупит».
Китайская элита, в свою очередь, часто подозревает Россию в двойной игре: в неискренности политики сближения, в том, что Москва просто вынужденно разворачивается на Восток, столкнувшись с давлением Запада. И при случае, если Вашингтон поманит, может вернуться в состав «Большой восьмерки», пожертвовав при этом отношениями с Китаем.
И то, и другое глубоко ошибочно. Решение Путина о развороте на Восток отвечает стратегическим интересам России, как и выстраивание долгосрочных близких отношений с Китаем. Это – курс 21-го века, который позволит нам перестроить всю систему международного баланса сил, закрыть «атлантический век».
Китайская экспансия в Россию столь же надуманная тема. Сильная и выступающая вместе с Китаем Россия куда выгоднее Пекину, чем любые мифические варианты с «возвращением Приморья в случае распада России». А что касается Запада – так его век заканчивается. И вместе с Китаем Россия еще развернет Европу от Атлантики к Евразии.

Русские могут верить китайцам, а китайцы русским именно потому, что им выгодно работать вместе, взаимовыгодно. А доверие лидеров – это огромный плюс и ускоритель наших отношений.
Тем более что опыт российско-китайских отношений показывает, как много зависит от человеческого фактора. Если взять 70-летний период, прошедший с момента провозглашения КНР (а в этом году отмечается и юбилей нового Китая, и юбилей наших отношений), то наглядно видно, как сильно влияли на их состояние наши лидеры.
В истории советско-китайских отношений было всего две пары: Сталин –Мао и Хрущев – Мао.
Два вождя встречались всего однажды – во время визита Мао в Москву в декабре 1949-го. Правда, визит продолжался два месяца, и встреч было несколько, но их отношения были сложными и необычными. Они заключили полноценный военный и политический союз, впервые в истории две страны стали ближайшими союзниками.
В 50-е казалось, что союз Москвы и Пекина перевернет мир: коммунизм одолеет капитализм, Восток одолеет Запад. Все процессы в мире подтверждали это. Запад терял контроль над миром, Азия и Африка уходили из-под его ног. При этом Китай был беден и разорен десятилетиями гражданской войны и войны с японцами. А СССР был сверхдержавой, из-за внушенного себе страха перед которой американцы рыли бомбоубежища. СССР много помогал Китаю, и у двух стран были общие цели на мировой арене.

Но отношения Хрущева и Мао не сложились, хотя у них было несколько встреч на протяжении пяти лет. С 1954 по 1959 год они общались пять раз – три визита Хрущева в Пекин и два – Мао в Москву. Долгие разговоры и обсуждения вопросов геополитики не привели к установлению взаимного доверия: Хрущев не знал и не понимал Китай, Мао не уважал Хрущева и не доверял ему.
После поездки Хрущева в США, Мао решил, что Москва отказывается от борьбы за мировую революцию. СССР для него оказался предателем – Китай хотел отомстить Западу за вековое унижение, за интервенции и опиумные войны, вернуть себе положение мирового лидера, и думал, что русские так же серьезно настроены на противостояние с Западом, как и они. А тут Хрущев внезапно наводит мосты с Америкой.
В итоге ссора двух стран, сначала формально идеологическая, а потом уже и открытая конфронтация, достигшая своего максимума к 1969 году на Даманском. Почти три десятилетия отношения двух стран были заморожены и стали оттаивать только в середине 80-х. Но тогда ничего не успели. К моменту визита Горбачева в 1989 году в Пекин ни о каком установлении доверительных отношений между ним и Дэн Сяопином не могло быть и речи: СССР разваливался, а Китай, учась в том числе и на наших ошибках, набирал скорость реформ.
В 90-е годы у Ельцина и Цзян Цзэминя были неплохие отношения – они симпатизировали друг другу. Но Россия балансировала на грани развала, а в геополитическом плане откровенно ориентировалась на Запад. Только в последние пару лет прошлого века Москва начала демонстрировать самостоятельность: ставший премьером Примаков всегда выступал за создание оси Москва – Дели – Пекин. В последний месяц своего правления Ельцин из Пекина даже грозил Клинтону – как, мол, мы с другом Цзян Цзэминем решим, так все и будет. Смотрелось это жалко: Россия была в состоянии, немногим лучше, чем сам Ельцин.

Но и когда Россия стала выбираться из обвала, Пекин не спешил доверять Москве. Путин несколько лет общался с Цзяном, потом наступил период Ху Цзиньтао – когда уже было видно, что Россия вступает в серьезные контры с США. Но в силу как личных качеств Ху, так и характера тогдашнего китайского коллективного руководства (сохранял большое влияние Цзян Цзэминь), и, конечно, вследствие общей тогдашней тактики Китая (не высовываться на международной арене, быть незаметными), никаких доверительных и близких личных отношений у Путина и Ху Цзиньтао не получилось.
Зато, когда осенью 2012-го генсеком ЦК КПК был избран Си Цзиньпин, все стало понятно. Потому что заканчивался период постоянной смены китайских лидеров (при Ху действовало возрастное ограничение, фактически не позволявшее быть генсеком более 10 лет, а с приходом Си стало понятно, что долго это правило не протянет) – и можно было выстраивать стратегические планы на десятилетия вперед, понимая, что китайский лидер также рассматривает долгосрочную перспективу.
Потому что по характеру Си Цзиньпина было видно, что он всерьез и надолго, что он будет сам принимать решения и что с ним можно идти «на американца». То есть на построение нового, постатлантического, постзападного миропорядка – на то, чего хотели Мао и Сталин, и о чем не смогли договориться Мао и Хрущев.

Петр Акопов, ВЗГЛЯД
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
10 189
Адрес
Харьков
Пол
мужской

В этом году отмечается 70 лет со дня установления дипломатических отношений между Китаем и Россией. О перспективах развития корреспондент сайта «Гуаньча» расспросил главу исследовательского института Китая Фуданьского университета Чжан Вэйвэя. В современном мире российско-китайские отношения наиболее ценны, а США — колосс на глиняных ногах, считает он.

С 5 по 7 июня председатель КНР Си Цзиньпин будет находиться в России с государственным визитом, а также примет участие в 23-м международном экономическом форуме в Санкт-Петербурге.
14 мая в гостинице «Москва» состоялась конференция, посвященная стратегическому диалогу между аналитическими центрами России и Китая. Она была организована китайским Фондом исследований реформ и развития CITIC (Foundation for Reform and Development Studies), исследовательским институтом Китая при Фуданьском университете, шанхайским исследовательским институтом стратегического развития «Чуньцю» (Shanghai Spring and Autumn Development Strategy Institute) и российским аналитическим центром мировых и евразийских исследований. В конференции приняли участие председатель правления Фонда исследований реформ и развития CITIC Кун Дань, директор Чжан Вэйвэй, старший научный сотрудник Ли Шимо, помощник директора Ли Бо, а также заместитель генерального секретаря Фонда Ван Сянсуй, профессор пекинского университета Цао Хэпин, профессор университета Цинхуа Ли Сигуан, главный экономист Государсвенного банка Китая Ши Ванюань и другие. В ходе заседания обсуждались вопросы стратегических отношений между Россией и Китаем, экономик этих двух стран, обмена и сотрудничества в области культуры и цифровых технологий, а также сотрудничества в Северо-Восточной Азии в условиях современного многополярного мира.
В этом году отмечается 70 лет со дня установления дипломатических отношений между Китаем и Россией. О перспективах развития российско-китайских отношений корреспондент сайта «Гуаньча» расспросил главу исследовательского института Китая Фуданьского университета Чжан Вэйвэя. Ниже приведен текст интервью.

Гуаньча: Какой эффект на российско-китайские отношения и обстановку во всем мире произведет данный визит председателя КНР Си Цзиньпина?
Чжан Вэйвэй:
Я считаю, что Россия и Китай, как два крупных государства, в настоящее время представляют собой единственные силы, охраняющие мир во всем мире. За прошедшие шесть лет председатель КНР Си Цзиньпин более 30 раз встречался с российским президентом Владимиром Путиным. Это говорит о том, насколько тесны отношения между Россией и Китаем, а также о личной дружбе между лидерами двух стран, которая во многом способствовала развитию отношений всестороннего стратегического партнёрства.
В современном мире российско-китайские отношения всестороннего стратегического партнёрства стали наиболее ценными и важными двусторонними отношениями. Министр иностранных дел Ван И говорил: «Если Китай и Россия будут вместе, в мире станет больше спокойствия, безопасности и стабильности». Мы имеем основание верить, что визит Си Цзиньпина будет способствовать повышению благосостояния народов двух стран и направит развитие обстановки в более мирное русло.

— Вы сами недавно были в России, произвела ли на вас поездка какое-нибудь особое впечатление? Отношения между США, Китаем и Россией сейчас очень сильно влияют на международную обстановку. Россия подверглась экономическим санкциям, а Китай оказался вовлеченным в торговую войну. Каким образом это может нарушить баланс в отношениях между этими тремя странами?
— Во время визита мы много общались с российскими аналитиками и представителями СМИ. Их интересовало мое мнение по поводу отношений между США, Россией и Китаем. Я говорил им, что руководители России и Китая — зрелые политические лидеры, а отношения стратегического партнерства между двумя странами переживают небывалое расширение и углубление. Нынешний лидер США недостаточно сформировался не только в политическом, но и, по мнению многих, в психологическом плане. Он производит впечатление человека, не внушающего доверие, у которого мысли расходятся с действиями, а это неуклонно ведёт к ослаблению США. Из-за политической и экономической поддержки, которую Китай оказывает России, американские санкции не смогут нанести ей серьезный урон.
Некогда Россия была сверхдержавой, но и сейчас она все ещё остаётся крупной и влиятельной страной, у нее есть свои представления, идеи и опыт противостояния США. При необходимости Россия сможет принять меры. По тому, как безжалостно она обошлась с США в ходе урегулирования кризисов в Сирии и Венесуэле, все поняли, что США — всего лишь колосс на глиняных ногах. Важность эффективного сотрудничества между Россией и Китаем выражается во взаимодействии по многим острым вопросам в условиях сложной и переменчивой международной ситуации, подобной которой не было уже около века.

— Как россияне относятся к возвышению Китая?
— В целом положительно. Люди видят, как быстро развивается Китай, и надеются, что он сможет сыграть ещё большую роль на международной арене. Многие из тех, кто бывал в Китае, говорят, что страна меняется невероятно быстрыми темпами. Они интересуются всем тем, что происходило в Китае, тем, как страна добилась таких успехов, а также российско-китайскими отношениями в целом. Опросы общественного мнения показывают, что общество поддерживает развитие дружбы и сотрудничества между Россией и Китаем.
В интервью, которое у нас брал Дмитрий Киселев, мы ответили на ряд вопросов, касающихся торговой войны между Китаем и США и отношений стратегического партнерства. После интервью Киселев поблагодарил нас за уверенные ответы, которые, как он подметил, шли из самого сердца. С такими друзьями, сказал Киселев, нам можно успокоиться. Мы также встретились со многими знакомыми из правительства и аналитических центров. Все они с надеждой ждут приезд председателя Си Цзиньпина и уверены в дальнейшем укреплении отношений стратегического партнёрства между двумя нашими странами.

— Сообщается, что «Хуавэй» планирует развернуть сотрудничество с Россией в области распространения интернета 5G и что уже подписаны некоторые соглашения. Каким образом следует трактовать стратегическое значение сотрудничества «Хуавэй» с Россией после запрета, наложенного на эту китайскую компанию Соединёнными Штатами в ходе торговой войны? Каковы перспективы торгово-экономического сотрудничества между Китаем и Россией?
— За эти четыре дня в Москве я встречал работников компании «Хуавэй» практически каждый день: в гостинице, ресторанах и на улице. Все они были мужчинами-инженерами, все заходят на сайт «Гуаньча» и смотрят передачу «Это и есть Китай», поэтому нам было о чем поговорить. «Хуавэй» разворачивает в России огромные проекты, и это, безусловно, хорошо скажется как на самой компании, так и на российско-китайских отношениях.
Сотрудничество компании «Хуавэй» с Россией — важная часть всего торгово-экономического и научно-технического сотрудничества между Россией и Китаем. Интенсивность сотрудничества России с компанией «Хуавэй», в то время как США наложили на нее жестокий запрет, говорит о том, что взаимное доверие и научно-техническое сотрудничество между Россией и Китаем вышло на новый уровень.
Если рассмотреть данный вопрос ещё шире, российско-китайское торгово-экономическое сотрудничество очень быстро развивалось все эти годы. В 2018 году объем двусторонней торговли вырос на 27% и преодолел отметку в 100 миллиардов долларов. Крупные проекты сотрудничества создаются также в сферах энергоресурсов, инфраструктуры, авиации и космоса. Началось сотрудничество китайской инициативы «Один пояс, один путь» и ЕАЭС, а также сотрудничество в сферах цифровой экономики и «умных городов».
Торгово-экономическое сотрудничество между Россией и Китаем обладает огромным потенциалом. Из-за торговой войны с США Китай стал покупать сою у России, чему она очень рада. Возможность потерять крупнейший в мире рынок сои подтвердила бессмысленность ведения Соединёнными Штатами торговой войны.

— Когда вы говорите о китайской модели, то часто упоминаете СССР. Какие уроки Китай извлёк из советского социализма?
— Многое в китайской модели заимствовано у Советского Союза — например, пятилетние планы и демократический централизм — однако все это было реформировано и модернизировано китайцами.
Так, современные пятилетние планы в Китае — уже не то же самое, что обязательные к исполнению «пятилетки» в плановой экономике СССР, когда точно было известно, сколько пар обуви должен произвести каждый обувной завод. Пятилетние планы в современном Китае носят руководящий характер, определяют более общее, стратегическое направление. Такая система была создана Китаем на основе закостенелой советской плановой экономики.
То же самое произошло с «демократическим централизмом», созданным Лениным. В Китае он отошёл от своей демократической составляющей и превратился в систематизированный процесс принятия решений, обеспечивающий централизацию демократии и эффективности. Перед принятием пятилетний план в современном Китае обычно проходит через все слои общества, обсуждается в партии и аналитических центрах, а также за их пределами, многократно изучается и согласуется на всех уровнях, поэтому он очень эффективен. Когда речь заходит об этой проблеме, многих русских это заставляет задуматься.

— Что же вызывает у них больше всего переживаний?
— Помню, как впервые за обеденным столом упомянул, что при оценке того или иного руководящего деятеля, китайцы часто употребляют выражение «70% достижений, 30% ошибок». Мои русские собеседники тут же оживились: «Почему же у нас не принято так говорить? Для нас человек либо хороший, либо плохой, для русской культуры свойственно впадать в крайности, поэтому в стране постоянно происходят перемены, отвергается человек, отвергается система, все отвергается, как если бы после мытья ребенка выплеснули вместе с мыльной водой».
Один российский политик сказал нам, что сначала он поддерживал радикальные реформы Горбачева: «Я думал, что мы окажемся в раю, но вместо этого мы попали в ад». Восхождение Китая в условиях данной модели заставляет многих россиян задуматься о своем прошлом.
В китайской культуре во всем важна мера, излишек также плох, как и недостаток, в этом и заключается великая мудрость китайской цивилизации. Кроме того, китайцы умеют учиться у других, перенимать их достоинства, в этом и заключается секрет успеха Китая. Я говорил своим российским друзьям, что Дэн Сяопин учился в СССР в 1926 году, Ленин тогда уже умер, но еще проводилась его новая экономическая политика. Дэн Сяопин увидел, что социализм может сочетаться с рыночной экономикой, и неоднократно подтверждал это в ходе исследований. Он запустил в Китае политику реформ и открытости под влиянием новой экономической политики Ленина. Мои российские друзья сказали мне в ответ на это, что, кажется, китайцы знают о советской истории больше них самих, и это весьма печально.

«Гуаньча», Китай

Перевод ИноСМИ
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
10 189
Адрес
Харьков
Пол
мужской

Раньше считалось, что самый страшный сон англосаксов – это союз России и Германии. Оказалось, что это союз России и Китая.

От «Советского Информбюро».
Люблю такие расклады. Когда все новости из разных точек приходят почти одновременно, и все отображают реальную ситуацию в каждой из точек.
Из США вещают Wall Street Journal: «По состоянию на конец прошлого года отношение корпоративной задолженности к валовому внутреннему продукту США, согласно данным Федеральной резервной системы, достигло 73,1%, что немного ниже максимального показателя в 73,7%, установленного в 2009 году.
Между тем сумма американского корпоративного долга с кредитным рейтингом BBB – то есть самой низкой категории кредитов инвестиционного уровня – более чем удвоилась с момента прошлого кризиса».
Одновременно глава ФРС Джером Пауэлл заявляет, что «Федеральный резерв готов отреагировать на торговые войны, которые ведёт Трамп, и готов снижать базовую учётную ставку».
Причём текущая ставка находится в диапазоне 2,25-2,5%, поэтому манёвр для снижения и стимулирования таким образом роста экономики существенно ограничен. Фактически Пауэлл констатирует наличие рецессии в США.
При этом примерно четверть американцев берут кредиты для покупки еды. Не покупки домов, не приобретения автомобиля, не оплаты образования – еды. Это к вопросу, «как хорошо там, где нас нет».

И в это же время, когда Трамп вводит пошлины и ведёт торговые войны против Китая, ЕС и даже Мексики, в Петербурге проходит очередной международный экономический форум.
Где крупнейшие мировые корпорации (я не преувеличиваю, можете сами посмотреть список участников) выстраиваются в очередь, чтобы иметь возможность торговать и сотрудничать с «порванной и изолированной» Россией.
И одновременно с этим в Москве проходит встреча президента России Владимира Путина и главы Китая Си Цзиньпина (в визите принимает участие китайское правительство почти в полном составе). Восьмой визит председателя Си в Россию с момента вступления в должность и тридцатая его встреча с Путиным.
На которой на самом высоком уровне подписали целый ряд важных стратегических соглашений.

Из ключевого:
— Россия теперь будет поставлять в Китай сою (вместо США);
— Россия теперь будет поставлять в Китай пшеницу (вместо США);
— Россия будет поставлять в Китай больше СПГ (вместо США);
— Россия уже начала поставлять в Китай молоко (список аккредитованных компаний увеличили до 33), готовятся поставлять сухое молоко и сыворотку;
— «Хуавэй» подписал договор с «МТС» (тот самый «Хуавэй», которого США изо всех сил пытаются задавить);
— «Алибаба» подписал договор с «Мейл.ру»;
— русские будут строить ещё два блока на китайской АЭС;
— ещё несколько совместных проектов, как в России, так и в Китае.

Председатель Си назвал Путина «самым близким иностранным коллегой и самым лучшим другом». Путин не остался в долгу. Я не помню, они уже пили на брудершафт?
Раньше считалось, что самый страшный сон англосаксов – это союз России и Германии. Оказалось, что это союз России и Китая.
Картина маслом.

P.S.
В Хасанском районе «Яблоко», остатки «Открытой России» и прочие грантоеды из последних сил пытаются помешать строительству СПГ-терминала для торговли с Китаем. Кому это выгодно, думаю, объяснять не надо.
И, конечно, нужно срочно, кровь из носу, пролетарскую революцию в России (со специально обученными на деньги Ходорковского нигде не работающими «профессиональными пролетариями» во главе). Иначе гегемон долго не продержится!

Александр Роджерс, Журналистская правда
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
10 189
Адрес
Харьков
Пол
мужской
Д. Лекух. Большой китайский размен. КНР допускает российский СПГ на свои рынки (аудио)
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
10 189
Адрес
Харьков
Пол
мужской

Пекин и Москва пытаются установить более тесные экономические связи перед лицом усиливающегося давления на Китай со стороны США, а также продолжающихся санкций в отношении России. От 70% до 90% китайско-российской торговли осуществляется в американских долларах, тогда как юани используются только в 2% российских внешних транзакций. Эксперты считают, что надо использовать юань.

Китай и Россия должны отказаться от использования американского доллара в финансовых транзакциях, чтобы минимизировать способность Вашингтона запугивать другие страны и заставлять их следовать его правилам под угрозой применения санкций. Такое мнение высказал один из главных помощников российского президента Владимира Путина.
Эти два государства хотят сократить на некоторое время свою зависимость от доллара США и продолжают обсуждать вопрос о создании новой системы прямых расчетов юань — рубль, хотя принятие решения по этому вопросу уже много раз откладывалось.
«Соединенные Штаты — самая мощная экономика в мире. Если мы хотим уйти от долларовой гегемонии, то в первую очередь нам нужно перестать использовать доллары, поскольку американская экономика основана на долларовых резервах, которыми владеют другие страны, и это предоставляет Вашингтону возможность заставлять другие страны играть по их правилам, а также вселяет в американцев уверенность, — подчеркнул экономист Сергей Глазьев. — Влияние Соединенных Штатов, в конечном итоге, ослабнет, если мы это сделаем».
Зависимость российской экономики от американского доллара была проиллюстрировала с помощью трех неудачных попыток на этой неделе во время работы Петербургского международного экономического форума обменять китайские юани на российские рубли. Три крупнейших российских банка отказались провести такого рода транзакцию, объяснив это тем, что они продают рубли только за американские доллары.

Пекин и Москва пытаются установить более тесные экономические связи перед лицом усиливающегося давления со стороны администрации Соединенных Штатов на Китай и продолжающихся санкций в отношении России. Как ожидается, председатель КНР Си Цзиньпин встретится в среду в Москве со своим российским коллегой Владимиром Путиным, а затем направится во второй по размеру российский город, чтобы в четверг принять участие в ежегодном экономическом форуме.
В ходе последней по времени эскалации продолжающегося уже год торгового конфликта между Китаем и Соединенными Штатами Вашингтон заявил, что внесение компании «Хуавэй» в черный список было сделано по причинам, связанным с национальной безопасностью, и теперь американским и иностранным компаниям, работающим с запатентованным в Америке оборудованием, запрещается поставлять свою продукцию крупнейшему китайскому производителю телекоммуникационного оборудования.
На прошлой неделе Китай предпринял ответный шаг и опубликовал собственный список «ненадежных организаций», в который вошли те компании, действия которых причиняют ущерб китайском фирмам по причинам неэкономического характера.
«Китай, глубоко обеспокоенный американскими санкциями, ведет себя очень осторожно в том, что касается сотрудничества с Россией, — отметил Глазьев. — Россия тоже обеспокоена санкциями, но это происходит по причине уже введенных жестких санкций».

Китай и Россия уже договорились об углублении сотрудничества как в рамках возглавляемого Пекином проекта «Один пояс, jдин путь», так и с возглавляемым Москвой Евразийским экономическим союзом. Им нужно активнее использовать местные валюты, а фондовые биржи в Китае и России должны использовать юани там, где это возможно, сказал Глазьев.
«Юань следует использовать как основную валюту [в торговле] между Китаем и Россией», — добавил он.
С мнением Глазьева согласен Чжоу Ли (Zhou Li), бывший директор Управления внешних связей Центрального комитета Коммунистической партии Китая.
Чжоу, работавший в качестве дипломата в Москве, считает, что два бывших союзника периода холодной войны должны объединить усилия для противодействия американским санкциям на фоне усиливающейся враждебности в отношениях с Вашингтоном.
Сотрудничество должно включать в себя общую оценку рисков, с которыми могут столкнуться китайско-российские отношения в результате использования американской «длинной руки», политики применения санкций с целью заставить других игроков подчиняться американским правилам, отметил Чжоу.
Китай и Россия должны создать не основанную на долларе систему расчетов в области торговли энергоносителями, добавил он. Россия в настоящее время является крупнейшим поставщиком нефти в Китай, а вскоре она станет также крупнейшим поставщиком в Китай природного газа, а произойдет это уже в конце года, когда начнутся поставки голубого топлива по газопроводу «Сила Сибири» в Китай.

«В некоторых чувствительных областях эти две страны должны расширить использование местных валют, чтобы исключить долгосрочные ограничения на наши финансовые инвестиции со стороны гегемонии доллара», — сказал он. Кроме того, он подчеркнул, что России и Китаю следует ускорить переговоры по созданию системы расчетов для безналичной торговли с целью укрепления финансовой независимости.
В 2014 году Китай и Россия подписали 38 энергетических, торговых и финансовых сделок, а также соглашение об обмене валюты на сумму 150 миллиардов юаней (22 миллиарда долларов). Россия пыталась расширить торговые связи с Китаем после того, как ее насильственная аннексия Крыма стала причиной введения санкций со стороны Соединенных Штатов и Европейского союза.
Российский Центральный банк вывел в прошлом году 101 миллиард долларов своих золотовалютных резервов — крупнейшая для страны операция такого рода — из номинированных в долларах активов и перевел их в евро, юани и иены. По мнению аналитиков, этот шаг означает, что теперь Россия имеет четверть мировых валютных резервов в юанях, что отражает ее предпочтительное отношение к Китаю, которому она отводит в будущем более значимую роль в качестве партнера по торговым инвестициям.
В настоящее время от 70% до 90% китайско-российской торговли все еще осуществляется в американских долларах, тогда как юани используются только в 2% российских внешних транзакций.

Осознавая всю сложность разработки альтернативы американскому доллару, Россия в конце прошлого года отложила заключение сделки с Пекином относительно увеличения прямых операций рубль — юань. Эти две страны вели переговоры по поводу запуска трансграничной системы для улучшения прямых оплат торговых счетов, а также по вопросу об использовании выпущенных в Китае кредитных карт «Юнионпэй» (UnionPay) в России, а российских карт «Мир» в Китае.
Китайские инвестиции сокращаются также в наиболее перспективных областях, таких как энергетический сектор в России, поскольку Китай замедлил усилия по интернационализации своей валюты из-за опасений по поводу оттока капитала на фоне замедляющейся экономики.

Лора Чжоу, South China Morning Post, Гонконг

Перевод ИноСМИ
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
10 189
Адрес
Харьков
Пол
мужской
Д. Лекух. Общий интерес. Почему КНР просит об увеличении поставок по "Силе Сибири"
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
10 189
Адрес
Харьков
Пол
мужской

Более двух десятилетий назад четыре постсоветских государства — Россия, Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан — договаривались с Китаем о мерах доверия на границе и отводе войск из приграничных районов. После того как переговоры были успешно завершены, удобный пятисторонний формат решено было сохранить, а затем и расширить.

В 2001 году, с присоединением к нему Узбекистана, родилась Шанхайская организация сотрудничества.
Теперь на днях (13–14 июня) в Бишкеке состоится уже 19-й саммит ШОС с участием глав 12 государств: восьми членов организации, в состав которой два года назад влились Индия и Пакистан, и четырех стран-наблюдателей: Афганистана, Белоруссии, Ирана и Монголии. И спецпредставитель президента России по делам ШОС посол Бахтиер Хакимов на днях с полным основанием сказал мне, что на одной площадке, по сути, собираются лидеры не просто стран — участниц межрегионального объединения, а сразу нескольких цивилизаций, «целых миров».
В этом нет преувеличения. Бесспорен вклад древних цивилизаций — китайской, индийской, центральноазиатской, персидской, русской — в историю и культуру всего человечества. В современном мире зона ответственности ШОС — это более 60% территории Евразии с населением свыше 3,2 млрд человек. В совокупности страны — члены организации производят четверть общемирового ВВП.

Хантингтон был неправ?
Идейная основа ШОС — так называемый шанхайский дух, основанный на равноправии и взаимном доверии стран-участниц, на уважении к многообразию культур, стремлении к взаимной выгоде и совместному развитию. По сути, это прямое опровержение известной теории американского политолога Сэмюела Хантингтона о «столкновении цивилизаций» как чуть ли не главном источнике конфликтов в современном мире.
Не случайно председатель КНР Си Цзиньпин в преддверии своего недавнего государственного визита в Москву и Санкт-Петербург указывал, что в ШОС «Китай и Россия вместе с другими государствами-членами, отказавшись от риторики о столкновениях цивилизаций, мышления холодной войны, игры с нулевой суммой и других стереотипов, выстроили конструктивное партнерство на основе принципов неприсоединения к блокам, отсутствия конфронтации и ненаправленности против третьих сторон, сформировали эталон нового типа международных отношений в духе равноправия, справедливости и взаимовыгодного сотрудничества».
Правда, справедливости ради надо признать, что Хантингтон пытался представить себе будущее после холодной войны, а та в последние годы, уже после его кончины, разгорелась с новой силой. Но теория его по-прежнему популярна, поскольку США и Запад продолжают доминировать в мировом идеологическом и информационном пространстве.

Кто на нас с альянсом?
Благодаря этому за океаном не то чтобы отрицают, а просто игнорируют факты, не вписывающиеся в заранее заданную повестку дня. Это относится и к ШОС.
Один из опорных постулатов американской пропаганды сводится к тому, что у США есть друзья и союзники, а у других держав их просто нет. А потому, дескать, и на такие объединения, как ШОС или БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР), можно как бы вовсе не обращать внимания.
Вот свежий пример. Комментируя недавний вояж президента США Дональда Трампа в Европу, бывший заместитель госсекретаря, а ныне гарвардский профессор Николас Бернс пишет в газете USA Today: «Соединенные Штаты бесспорно стали глобальной державой не только благодаря своей военной и экономической мощи, но и благодаря своим несравненным альянсам».
«Они [альянсы] кратно усиливают американское влияние, — поясняет отставной дипломат, служивший, в частности, постпредом США в НАТО. — Они также обеспечивают огромное различие в силах между США и основными конкурентами. У России и Китая нет таких союзников, на которых те могут рассчитывать».
Как говорится, блажен, кто верует. Хотя на самом деле смысл комментария Бернса — не столько хвастливый, сколько тревожный: дескать, союзников надо беречь, а Трамп ими «пренебрегает», «не обязуется их защищать» и даже «допускает возможность полного выхода из НАТО».

«США теряют Европу»?
Пресса США пестрит в последнее время подобными предостережениями — особенно в контексте конфронтационной торгово-экономической политики Трампа в отношении Китая. Так, газета Washington Post полагает, что пока хозяин Белого дома ссорится со своими партнерами, Москва и Пекин «цементируют альянс для XXI века». Все мировые СМИ облетела фраза Си Цзиньпина о том, что он считает президента России Владимира Путина своим «самым близким и самым надежным другом среди иностранных коллег».
Попутно выясняются любопытные подробности насчет взаимоотношений между западными «друзьями и единомышленниками». Журнал Atlantic, например, подробно описал, как Вашингтон настойчиво, хотя пока и безуспешно, пытается выкрутить руки своим европейским союзникам, чтобы те вместе с ним единым фронтом выступили против китайского проекта международного сотрудничества «Один пояс и один путь».

В публикации рассказывается о провале установочной апрельской встречи по этому вопросу в Госдепартаменте США, но указывается, что тема может быть вынесена на августовский саммит G-7 западных держав во Франции. К тому же Вашингтон и Брюссель договорились проводить по ней «ежеквартальные координационные совещания», — пишет издание.
Но при этом напоминает, что в свое время Америка уже пыталась настоять, чтобы ее союзники и партнеры держались подальше от учрежденного в Пекине Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, и только сама оконфузилась. И теперь, по словам журнала, «старшие должностные лица в Брюсселе» считают подход администрации Трампа к Китаю «основанным на заблуждении, будто слабеющая великая держава способна развернуть ход истории и вернуться к своему славному прошлому». В целом комментарий озаглавлен «В своей битве с Китаем США теряют Европу».

Тигры и обезьяна
Между прочим, на Петербургском международном экономическом форуме Путина спрашивали, «где место России в схватке за экономическое первенство». И он ответил китайской пословицей: «Когда тигры дерутся в долине, умная обезьяна сидит и смотрит, чем это закончится».
Хотя тут же указал и на смену ролей: теперь уже Россия с Китаем и другими друзьями отстаивают «справедливые, демократические принципы развития международных экономических связей», а США, которые прежде «всегда пропагандировали нам идеи свободной торговли, демократии на международной экономической арене и т.д.», ныне используют «различные ограничения, тарифные войны», опасные для всей мировой экономики.
Честно говоря, у меня это вызывает вопрос: раз угроза очевидна, значит, ее надо как минимум сдерживать? Вот и профильный замглавы МИД РФ Сергей Рябков еще два года назад утверждал, что России «нужен двухтрековый подход к отношениям с США: во-первых, сдерживание там, где мы видим агрессивные действия американцев», а во-вторых — «вовлечение США в диалог, но только по тем направлениям, которые выгодны и нужны нам». На днях он мне подтвердил, что эта его личная точка зрения не изменилась.
Просто это, видимо, легче сказать, чем сделать. Вязать лапы разъяренному тигру охотников мало: себе дороже выйдет.

Друзья на словах и на деле
ШОС, как уже упоминалось, — организация не блоковая и не конфронтационная. Казарменной дисциплины в ней нет, решения принимаются консенсусом.
И даже понятие «лидерства», которым американцы маскируют свое главенство в собственных альянсах, «шанхайскому духу» не соответствует. Во всяком случае, я так и не вытянул из Хакимова такого определения, как ни старался. Дипломат согласился лишь констатировать, что «Россия и Китай были и остаются теми двумя странами, которые в основном развивают эту организацию». Но тут же добавил, что в такой же роли хотелось бы видеть и всех остальных, особенно Индию.
Дружат шосовцы не «против кого-то», а исключительно в собственных общих интересах. Но если эти интересы объективно требуют, например, дедолларизации, ослабления зависимости от американской валюты, то страны не стесняются об этом говорить, не особо оглядываясь на «дядю Сэма».
Между прочим, по моим наблюдениям, ни у Трампа, ни у его предшественника в Белом доме Барака Обамы не наблюдалось и не наблюдается реально близких доверительных отношений с кем-либо из зарубежных коллег. При Обаме это даже служило поводом для пересудов в президентском пресс-пуле.
А что касается Трампа, то на словах у него «фантастические» отношения со всеми, кому он хоть раз в жизни жал руку. Но на деле, когда в 2016 году репортеры Washington Post готовили биографическую книгу о нем и прямо спросили его, с кем он дружит, Трамп сначала взял нехарактерную для него долгую паузу, а потом сказал: «Интересный вопрос. Дружеские отношения у меня в основном связаны с бизнесом… Есть люди, с которыми я годами не общаюсь, но считаю их друзьями». И назвал — не для печати — имена трех давних деловых партнеров.

Популярное объединение
ШОС в целом как организация популярна. Помимо регулярных членов и наблюдателей у нее на сегодняшний день шесть официальных партнеров по диалогу — Азербайджан, Армения, Камбоджа, Непал, Турция и Шри-Ланка. Эти же страны минус Турция, но плюс Бангладеш и Сирия подавали заявки на статус наблюдателя.
А на статус партнера по диалогу претендуют также Украина, Мальдивы, Египет, Израиль, Бахрейн, Катар и Саудовская Аравия. От Киева заявка поступила еще при правлении Виктора Януковича в 2012 году; с тех пор, по словам Хакимова, ее «никто не отзывал».
Ближайшие кандидаты на полноправное членство — Афганистан и Иран, хотя в Бишкеке решений по ним, как я понял, не ожидается. По поводу Ирана российский дипломат сказал, что после отмены санкций Совета Безопасности ООН эта страна отвечает всем формальным критериям членства в ШОС. А двусторонние американские санкции в этом контексте силы не имеют.

После Бишкека — Челябинск
В Бишкеке уже объявлено, что по итогам саммита ожидается подписание примерно двух десятков документов. Среди них — соглашение по СМИ, готовящееся по российской инициативе. Хакимов рассказал, что ШОС традиционно активно работает по укреплению информационно-коммуникационной безопасности, добивается принятия в ООН правил ответственного поведения государств в данной сфере.
Против России и Китая в США и близких к ним странах сейчас, по сути, идет информационная война. Спецпредставитель президента РФ по делам ШОС сказал, что атаки могут быть направлены против конкретных членов организации, но «отсидеться в стороне», по его убеждению, «не удастся никому».
Хотя отсиживаться, по-моему, никто и не собирается. Я ездил недавно на бишкекский Медиафорум ШОС, там все говорили о готовности к тесному практическому взаимодействию. Нас радушно принимали. В разговорах с местными жителями (уйгуром, киргизами, русскими) я убедился, что ШОС для них — не абстракция. С организацией связываются надежды на поддержание мира, стабильности и безопасности в регионе, на усиление интеграции, включая открытие границы с Казахстаном, в перспективе — на устойчивое экономическое развитие и улучшение жизни людей.
В 2020 году председательствовать в ШОС и БРИКС предстоит России. Уже решено, что саммиты обеих организаций пройдут в Челябинске.

Шитов Андрей, ТАСС
 
Регистрация
25.03.2017
Сообщения
19 591
Адрес
Россия
Пол
мужской

В этом году отмечается 70 лет со дня установления дипломатических отношений между Китаем и Россией. О перспективах развития корреспондент сайта «Гуаньча» расспросил главу исследовательского института Китая Фуданьского университета Чжан Вэйвэя. В современном мире российско-китайские отношения наиболее ценны, а США — колосс на глиняных ногах, считает он.

С 5 по 7 июня председатель КНР Си Цзиньпин будет находиться в России с государственным визитом, а также примет участие в 23-м международном экономическом форуме в Санкт-Петербурге.
14 мая в гостинице «Москва» состоялась конференция, посвященная стратегическому диалогу между аналитическими центрами России и Китая. Она была организована китайским Фондом исследований реформ и развития CITIC (Foundation for Reform and Development Studies), исследовательским институтом Китая при Фуданьском университете, шанхайским исследовательским институтом стратегического развития «Чуньцю» (Shanghai Spring and Autumn Development Strategy Institute) и российским аналитическим центром мировых и евразийских исследований. В конференции приняли участие председатель правления Фонда исследований реформ и развития CITIC Кун Дань, директор Чжан Вэйвэй, старший научный сотрудник Ли Шимо, помощник директора Ли Бо, а также заместитель генерального секретаря Фонда Ван Сянсуй, профессор пекинского университета Цао Хэпин, профессор университета Цинхуа Ли Сигуан, главный экономист Государсвенного банка Китая Ши Ванюань и другие. В ходе заседания обсуждались вопросы стратегических отношений между Россией и Китаем, экономик этих двух стран, обмена и сотрудничества в области культуры и цифровых технологий, а также сотрудничества в Северо-Восточной Азии в условиях современного многополярного мира.
В этом году отмечается 70 лет со дня установления дипломатических отношений между Китаем и Россией. О перспективах развития российско-китайских отношений корреспондент сайта «Гуаньча» расспросил главу исследовательского института Китая Фуданьского университета Чжан Вэйвэя. Ниже приведен текст интервью.

Гуаньча: Какой эффект на российско-китайские отношения и обстановку во всем мире произведет данный визит председателя КНР Си Цзиньпина?
Чжан Вэйвэй:
Я считаю, что Россия и Китай, как два крупных государства, в настоящее время представляют собой единственные силы, охраняющие мир во всем мире. За прошедшие шесть лет председатель КНР Си Цзиньпин более 30 раз встречался с российским президентом Владимиром Путиным. Это говорит о том, насколько тесны отношения между Россией и Китаем, а также о личной дружбе между лидерами двух стран, которая во многом способствовала развитию отношений всестороннего стратегического партнёрства.
В современном мире российско-китайские отношения всестороннего стратегического партнёрства стали наиболее ценными и важными двусторонними отношениями. Министр иностранных дел Ван И говорил: «Если Китай и Россия будут вместе, в мире станет больше спокойствия, безопасности и стабильности». Мы имеем основание верить, что визит Си Цзиньпина будет способствовать повышению благосостояния народов двух стран и направит развитие обстановки в более мирное русло.

— Вы сами недавно были в России, произвела ли на вас поездка какое-нибудь особое впечатление? Отношения между США, Китаем и Россией сейчас очень сильно влияют на международную обстановку. Россия подверглась экономическим санкциям, а Китай оказался вовлеченным в торговую войну. Каким образом это может нарушить баланс в отношениях между этими тремя странами?
— Во время визита мы много общались с российскими аналитиками и представителями СМИ. Их интересовало мое мнение по поводу отношений между США, Россией и Китаем. Я говорил им, что руководители России и Китая — зрелые политические лидеры, а отношения стратегического партнерства между двумя странами переживают небывалое расширение и углубление. Нынешний лидер США недостаточно сформировался не только в политическом, но и, по мнению многих, в психологическом плане. Он производит впечатление человека, не внушающего доверие, у которого мысли расходятся с действиями, а это неуклонно ведёт к ослаблению США. Из-за политической и экономической поддержки, которую Китай оказывает России, американские санкции не смогут нанести ей серьезный урон.
Некогда Россия была сверхдержавой, но и сейчас она все ещё остаётся крупной и влиятельной страной, у нее есть свои представления, идеи и опыт противостояния США. При необходимости Россия сможет принять меры. По тому, как безжалостно она обошлась с США в ходе урегулирования кризисов в Сирии и Венесуэле, все поняли, что США — всего лишь колосс на глиняных ногах. Важность эффективного сотрудничества между Россией и Китаем выражается во взаимодействии по многим острым вопросам в условиях сложной и переменчивой международной ситуации, подобной которой не было уже около века.

— Как россияне относятся к возвышению Китая?
— В целом положительно. Люди видят, как быстро развивается Китай, и надеются, что он сможет сыграть ещё большую роль на международной арене. Многие из тех, кто бывал в Китае, говорят, что страна меняется невероятно быстрыми темпами. Они интересуются всем тем, что происходило в Китае, тем, как страна добилась таких успехов, а также российско-китайскими отношениями в целом. Опросы общественного мнения показывают, что общество поддерживает развитие дружбы и сотрудничества между Россией и Китаем.
В интервью, которое у нас брал Дмитрий Киселев, мы ответили на ряд вопросов, касающихся торговой войны между Китаем и США и отношений стратегического партнерства. После интервью Киселев поблагодарил нас за уверенные ответы, которые, как он подметил, шли из самого сердца. С такими друзьями, сказал Киселев, нам можно успокоиться. Мы также встретились со многими знакомыми из правительства и аналитических центров. Все они с надеждой ждут приезд председателя Си Цзиньпина и уверены в дальнейшем укреплении отношений стратегического партнёрства между двумя нашими странами.

— Сообщается, что «Хуавэй» планирует развернуть сотрудничество с Россией в области распространения интернета 5G и что уже подписаны некоторые соглашения. Каким образом следует трактовать стратегическое значение сотрудничества «Хуавэй» с Россией после запрета, наложенного на эту китайскую компанию Соединёнными Штатами в ходе торговой войны? Каковы перспективы торгово-экономического сотрудничества между Китаем и Россией?
— За эти четыре дня в Москве я встречал работников компании «Хуавэй» практически каждый день: в гостинице, ресторанах и на улице. Все они были мужчинами-инженерами, все заходят на сайт «Гуаньча» и смотрят передачу «Это и есть Китай», поэтому нам было о чем поговорить. «Хуавэй» разворачивает в России огромные проекты, и это, безусловно, хорошо скажется как на самой компании, так и на российско-китайских отношениях.
Сотрудничество компании «Хуавэй» с Россией — важная часть всего торгово-экономического и научно-технического сотрудничества между Россией и Китаем. Интенсивность сотрудничества России с компанией «Хуавэй», в то время как США наложили на нее жестокий запрет, говорит о том, что взаимное доверие и научно-техническое сотрудничество между Россией и Китаем вышло на новый уровень.
Если рассмотреть данный вопрос ещё шире, российско-китайское торгово-экономическое сотрудничество очень быстро развивалось все эти годы. В 2018 году объем двусторонней торговли вырос на 27% и преодолел отметку в 100 миллиардов долларов. Крупные проекты сотрудничества создаются также в сферах энергоресурсов, инфраструктуры, авиации и космоса. Началось сотрудничество китайской инициативы «Один пояс, один путь» и ЕАЭС, а также сотрудничество в сферах цифровой экономики и «умных городов».
Торгово-экономическое сотрудничество между Россией и Китаем обладает огромным потенциалом. Из-за торговой войны с США Китай стал покупать сою у России, чему она очень рада. Возможность потерять крупнейший в мире рынок сои подтвердила бессмысленность ведения Соединёнными Штатами торговой войны.

— Когда вы говорите о китайской модели, то часто упоминаете СССР. Какие уроки Китай извлёк из советского социализма?
— Многое в китайской модели заимствовано у Советского Союза — например, пятилетние планы и демократический централизм — однако все это было реформировано и модернизировано китайцами.
Так, современные пятилетние планы в Китае — уже не то же самое, что обязательные к исполнению «пятилетки» в плановой экономике СССР, когда точно было известно, сколько пар обуви должен произвести каждый обувной завод. Пятилетние планы в современном Китае носят руководящий характер, определяют более общее, стратегическое направление. Такая система была создана Китаем на основе закостенелой советской плановой экономики.
То же самое произошло с «демократическим централизмом», созданным Лениным. В Китае он отошёл от своей демократической составляющей и превратился в систематизированный процесс принятия решений, обеспечивающий централизацию демократии и эффективности. Перед принятием пятилетний план в современном Китае обычно проходит через все слои общества, обсуждается в партии и аналитических центрах, а также за их пределами, многократно изучается и согласуется на всех уровнях, поэтому он очень эффективен. Когда речь заходит об этой проблеме, многих русских это заставляет задуматься.

— Что же вызывает у них больше всего переживаний?
— Помню, как впервые за обеденным столом упомянул, что при оценке того или иного руководящего деятеля, китайцы часто употребляют выражение «70% достижений, 30% ошибок». Мои русские собеседники тут же оживились: «Почему же у нас не принято так говорить? Для нас человек либо хороший, либо плохой, для русской культуры свойственно впадать в крайности, поэтому в стране постоянно происходят перемены, отвергается человек, отвергается система, все отвергается, как если бы после мытья ребенка выплеснули вместе с мыльной водой».
Один российский политик сказал нам, что сначала он поддерживал радикальные реформы Горбачева: «Я думал, что мы окажемся в раю, но вместо этого мы попали в ад». Восхождение Китая в условиях данной модели заставляет многих россиян задуматься о своем прошлом.
В китайской культуре во всем важна мера, излишек также плох, как и недостаток, в этом и заключается великая мудрость китайской цивилизации. Кроме того, китайцы умеют учиться у других, перенимать их достоинства, в этом и заключается секрет успеха Китая. Я говорил своим российским друзьям, что Дэн Сяопин учился в СССР в 1926 году, Ленин тогда уже умер, но еще проводилась его новая экономическая политика. Дэн Сяопин увидел, что социализм может сочетаться с рыночной экономикой, и неоднократно подтверждал это в ходе исследований. Он запустил в Китае политику реформ и открытости под влиянием новой экономической политики Ленина. Мои российские друзья сказали мне в ответ на это, что, кажется, китайцы знают о советской истории больше них самих, и это весьма печально.

«Гуаньча», Китай

Перевод ИноСМИ
С Китаем у нас все будет хорошо
 
Регистрация
25.03.2017
Сообщения
19 591
Адрес
Россия
Пол
мужской

Более двух десятилетий назад четыре постсоветских государства — Россия, Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан — договаривались с Китаем о мерах доверия на границе и отводе войск из приграничных районов. После того как переговоры были успешно завершены, удобный пятисторонний формат решено было сохранить, а затем и расширить.

В 2001 году, с присоединением к нему Узбекистана, родилась Шанхайская организация сотрудничества.
Теперь на днях (13–14 июня) в Бишкеке состоится уже 19-й саммит ШОС с участием глав 12 государств: восьми членов организации, в состав которой два года назад влились Индия и Пакистан, и четырех стран-наблюдателей: Афганистана, Белоруссии, Ирана и Монголии. И спецпредставитель президента России по делам ШОС посол Бахтиер Хакимов на днях с полным основанием сказал мне, что на одной площадке, по сути, собираются лидеры не просто стран — участниц межрегионального объединения, а сразу нескольких цивилизаций, «целых миров».
В этом нет преувеличения. Бесспорен вклад древних цивилизаций — китайской, индийской, центральноазиатской, персидской, русской — в историю и культуру всего человечества. В современном мире зона ответственности ШОС — это более 60% территории Евразии с населением свыше 3,2 млрд человек. В совокупности страны — члены организации производят четверть общемирового ВВП.

Хантингтон был неправ?
Идейная основа ШОС — так называемый шанхайский дух, основанный на равноправии и взаимном доверии стран-участниц, на уважении к многообразию культур, стремлении к взаимной выгоде и совместному развитию. По сути, это прямое опровержение известной теории американского политолога Сэмюела Хантингтона о «столкновении цивилизаций» как чуть ли не главном источнике конфликтов в современном мире.
Не случайно председатель КНР Си Цзиньпин в преддверии своего недавнего государственного визита в Москву и Санкт-Петербург указывал, что в ШОС «Китай и Россия вместе с другими государствами-членами, отказавшись от риторики о столкновениях цивилизаций, мышления холодной войны, игры с нулевой суммой и других стереотипов, выстроили конструктивное партнерство на основе принципов неприсоединения к блокам, отсутствия конфронтации и ненаправленности против третьих сторон, сформировали эталон нового типа международных отношений в духе равноправия, справедливости и взаимовыгодного сотрудничества».
Правда, справедливости ради надо признать, что Хантингтон пытался представить себе будущее после холодной войны, а та в последние годы, уже после его кончины, разгорелась с новой силой. Но теория его по-прежнему популярна, поскольку США и Запад продолжают доминировать в мировом идеологическом и информационном пространстве.

Кто на нас с альянсом?
Благодаря этому за океаном не то чтобы отрицают, а просто игнорируют факты, не вписывающиеся в заранее заданную повестку дня. Это относится и к ШОС.
Один из опорных постулатов американской пропаганды сводится к тому, что у США есть друзья и союзники, а у других держав их просто нет. А потому, дескать, и на такие объединения, как ШОС или БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР), можно как бы вовсе не обращать внимания.
Вот свежий пример. Комментируя недавний вояж президента США Дональда Трампа в Европу, бывший заместитель госсекретаря, а ныне гарвардский профессор Николас Бернс пишет в газете USA Today: «Соединенные Штаты бесспорно стали глобальной державой не только благодаря своей военной и экономической мощи, но и благодаря своим несравненным альянсам».
«Они [альянсы] кратно усиливают американское влияние, — поясняет отставной дипломат, служивший, в частности, постпредом США в НАТО. — Они также обеспечивают огромное различие в силах между США и основными конкурентами. У России и Китая нет таких союзников, на которых те могут рассчитывать».
Как говорится, блажен, кто верует. Хотя на самом деле смысл комментария Бернса — не столько хвастливый, сколько тревожный: дескать, союзников надо беречь, а Трамп ими «пренебрегает», «не обязуется их защищать» и даже «допускает возможность полного выхода из НАТО».

«США теряют Европу»?
Пресса США пестрит в последнее время подобными предостережениями — особенно в контексте конфронтационной торгово-экономической политики Трампа в отношении Китая. Так, газета Washington Post полагает, что пока хозяин Белого дома ссорится со своими партнерами, Москва и Пекин «цементируют альянс для XXI века». Все мировые СМИ облетела фраза Си Цзиньпина о том, что он считает президента России Владимира Путина своим «самым близким и самым надежным другом среди иностранных коллег».
Попутно выясняются любопытные подробности насчет взаимоотношений между западными «друзьями и единомышленниками». Журнал Atlantic, например, подробно описал, как Вашингтон настойчиво, хотя пока и безуспешно, пытается выкрутить руки своим европейским союзникам, чтобы те вместе с ним единым фронтом выступили против китайского проекта международного сотрудничества «Один пояс и один путь».

В публикации рассказывается о провале установочной апрельской встречи по этому вопросу в Госдепартаменте США, но указывается, что тема может быть вынесена на августовский саммит G-7 западных держав во Франции. К тому же Вашингтон и Брюссель договорились проводить по ней «ежеквартальные координационные совещания», — пишет издание.
Но при этом напоминает, что в свое время Америка уже пыталась настоять, чтобы ее союзники и партнеры держались подальше от учрежденного в Пекине Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, и только сама оконфузилась. И теперь, по словам журнала, «старшие должностные лица в Брюсселе» считают подход администрации Трампа к Китаю «основанным на заблуждении, будто слабеющая великая держава способна развернуть ход истории и вернуться к своему славному прошлому». В целом комментарий озаглавлен «В своей битве с Китаем США теряют Европу».

Тигры и обезьяна
Между прочим, на Петербургском международном экономическом форуме Путина спрашивали, «где место России в схватке за экономическое первенство». И он ответил китайской пословицей: «Когда тигры дерутся в долине, умная обезьяна сидит и смотрит, чем это закончится».
Хотя тут же указал и на смену ролей: теперь уже Россия с Китаем и другими друзьями отстаивают «справедливые, демократические принципы развития международных экономических связей», а США, которые прежде «всегда пропагандировали нам идеи свободной торговли, демократии на международной экономической арене и т.д.», ныне используют «различные ограничения, тарифные войны», опасные для всей мировой экономики.
Честно говоря, у меня это вызывает вопрос: раз угроза очевидна, значит, ее надо как минимум сдерживать? Вот и профильный замглавы МИД РФ Сергей Рябков еще два года назад утверждал, что России «нужен двухтрековый подход к отношениям с США: во-первых, сдерживание там, где мы видим агрессивные действия американцев», а во-вторых — «вовлечение США в диалог, но только по тем направлениям, которые выгодны и нужны нам». На днях он мне подтвердил, что эта его личная точка зрения не изменилась.
Просто это, видимо, легче сказать, чем сделать. Вязать лапы разъяренному тигру охотников мало: себе дороже выйдет.

Друзья на словах и на деле
ШОС, как уже упоминалось, — организация не блоковая и не конфронтационная. Казарменной дисциплины в ней нет, решения принимаются консенсусом.
И даже понятие «лидерства», которым американцы маскируют свое главенство в собственных альянсах, «шанхайскому духу» не соответствует. Во всяком случае, я так и не вытянул из Хакимова такого определения, как ни старался. Дипломат согласился лишь констатировать, что «Россия и Китай были и остаются теми двумя странами, которые в основном развивают эту организацию». Но тут же добавил, что в такой же роли хотелось бы видеть и всех остальных, особенно Индию.
Дружат шосовцы не «против кого-то», а исключительно в собственных общих интересах. Но если эти интересы объективно требуют, например, дедолларизации, ослабления зависимости от американской валюты, то страны не стесняются об этом говорить, не особо оглядываясь на «дядю Сэма».
Между прочим, по моим наблюдениям, ни у Трампа, ни у его предшественника в Белом доме Барака Обамы не наблюдалось и не наблюдается реально близких доверительных отношений с кем-либо из зарубежных коллег. При Обаме это даже служило поводом для пересудов в президентском пресс-пуле.
А что касается Трампа, то на словах у него «фантастические» отношения со всеми, кому он хоть раз в жизни жал руку. Но на деле, когда в 2016 году репортеры Washington Post готовили биографическую книгу о нем и прямо спросили его, с кем он дружит, Трамп сначала взял нехарактерную для него долгую паузу, а потом сказал: «Интересный вопрос. Дружеские отношения у меня в основном связаны с бизнесом… Есть люди, с которыми я годами не общаюсь, но считаю их друзьями». И назвал — не для печати — имена трех давних деловых партнеров.

Популярное объединение
ШОС в целом как организация популярна. Помимо регулярных членов и наблюдателей у нее на сегодняшний день шесть официальных партнеров по диалогу — Азербайджан, Армения, Камбоджа, Непал, Турция и Шри-Ланка. Эти же страны минус Турция, но плюс Бангладеш и Сирия подавали заявки на статус наблюдателя.
А на статус партнера по диалогу претендуют также Украина, Мальдивы, Египет, Израиль, Бахрейн, Катар и Саудовская Аравия. От Киева заявка поступила еще при правлении Виктора Януковича в 2012 году; с тех пор, по словам Хакимова, ее «никто не отзывал».
Ближайшие кандидаты на полноправное членство — Афганистан и Иран, хотя в Бишкеке решений по ним, как я понял, не ожидается. По поводу Ирана российский дипломат сказал, что после отмены санкций Совета Безопасности ООН эта страна отвечает всем формальным критериям членства в ШОС. А двусторонние американские санкции в этом контексте силы не имеют.

После Бишкека — Челябинск
В Бишкеке уже объявлено, что по итогам саммита ожидается подписание примерно двух десятков документов. Среди них — соглашение по СМИ, готовящееся по российской инициативе. Хакимов рассказал, что ШОС традиционно активно работает по укреплению информационно-коммуникационной безопасности, добивается принятия в ООН правил ответственного поведения государств в данной сфере.
Против России и Китая в США и близких к ним странах сейчас, по сути, идет информационная война. Спецпредставитель президента РФ по делам ШОС сказал, что атаки могут быть направлены против конкретных членов организации, но «отсидеться в стороне», по его убеждению, «не удастся никому».
Хотя отсиживаться, по-моему, никто и не собирается. Я ездил недавно на бишкекский Медиафорум ШОС, там все говорили о готовности к тесному практическому взаимодействию. Нас радушно принимали. В разговорах с местными жителями (уйгуром, киргизами, русскими) я убедился, что ШОС для них — не абстракция. С организацией связываются надежды на поддержание мира, стабильности и безопасности в регионе, на усиление интеграции, включая открытие границы с Казахстаном, в перспективе — на устойчивое экономическое развитие и улучшение жизни людей.
В 2020 году председательствовать в ШОС и БРИКС предстоит России. Уже решено, что саммиты обеих организаций пройдут в Челябинске.

Шитов Андрей, ТАСС
Сейчас рост ВВП рассекретят, и покажут удвоение? В Англии удавятся, а бандеровцы запьют от горя
 
Регистрация
25.03.2017
Сообщения
19 591
Адрес
Россия
Пол
мужской

Более двух десятилетий назад четыре постсоветских государства — Россия, Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан — договаривались с Китаем о мерах доверия на границе и отводе войск из приграничных районов. После того как переговоры были успешно завершены, удобный пятисторонний формат решено было сохранить, а затем и расширить.

В 2001 году, с присоединением к нему Узбекистана, родилась Шанхайская организация сотрудничества.
Теперь на днях (13–14 июня) в Бишкеке состоится уже 19-й саммит ШОС с участием глав 12 государств: восьми членов организации, в состав которой два года назад влились Индия и Пакистан, и четырех стран-наблюдателей: Афганистана, Белоруссии, Ирана и Монголии. И спецпредставитель президента России по делам ШОС посол Бахтиер Хакимов на днях с полным основанием сказал мне, что на одной площадке, по сути, собираются лидеры не просто стран — участниц межрегионального объединения, а сразу нескольких цивилизаций, «целых миров».
В этом нет преувеличения. Бесспорен вклад древних цивилизаций — китайской, индийской, центральноазиатской, персидской, русской — в историю и культуру всего человечества. В современном мире зона ответственности ШОС — это более 60% территории Евразии с населением свыше 3,2 млрд человек. В совокупности страны — члены организации производят четверть общемирового ВВП.

Хантингтон был неправ?
Идейная основа ШОС — так называемый шанхайский дух, основанный на равноправии и взаимном доверии стран-участниц, на уважении к многообразию культур, стремлении к взаимной выгоде и совместному развитию. По сути, это прямое опровержение известной теории американского политолога Сэмюела Хантингтона о «столкновении цивилизаций» как чуть ли не главном источнике конфликтов в современном мире.
Не случайно председатель КНР Си Цзиньпин в преддверии своего недавнего государственного визита в Москву и Санкт-Петербург указывал, что в ШОС «Китай и Россия вместе с другими государствами-членами, отказавшись от риторики о столкновениях цивилизаций, мышления холодной войны, игры с нулевой суммой и других стереотипов, выстроили конструктивное партнерство на основе принципов неприсоединения к блокам, отсутствия конфронтации и ненаправленности против третьих сторон, сформировали эталон нового типа международных отношений в духе равноправия, справедливости и взаимовыгодного сотрудничества».
Правда, справедливости ради надо признать, что Хантингтон пытался представить себе будущее после холодной войны, а та в последние годы, уже после его кончины, разгорелась с новой силой. Но теория его по-прежнему популярна, поскольку США и Запад продолжают доминировать в мировом идеологическом и информационном пространстве.

Кто на нас с альянсом?
Благодаря этому за океаном не то чтобы отрицают, а просто игнорируют факты, не вписывающиеся в заранее заданную повестку дня. Это относится и к ШОС.
Один из опорных постулатов американской пропаганды сводится к тому, что у США есть друзья и союзники, а у других держав их просто нет. А потому, дескать, и на такие объединения, как ШОС или БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР), можно как бы вовсе не обращать внимания.
Вот свежий пример. Комментируя недавний вояж президента США Дональда Трампа в Европу, бывший заместитель госсекретаря, а ныне гарвардский профессор Николас Бернс пишет в газете USA Today: «Соединенные Штаты бесспорно стали глобальной державой не только благодаря своей военной и экономической мощи, но и благодаря своим несравненным альянсам».
«Они [альянсы] кратно усиливают американское влияние, — поясняет отставной дипломат, служивший, в частности, постпредом США в НАТО. — Они также обеспечивают огромное различие в силах между США и основными конкурентами. У России и Китая нет таких союзников, на которых те могут рассчитывать».
Как говорится, блажен, кто верует. Хотя на самом деле смысл комментария Бернса — не столько хвастливый, сколько тревожный: дескать, союзников надо беречь, а Трамп ими «пренебрегает», «не обязуется их защищать» и даже «допускает возможность полного выхода из НАТО».

«США теряют Европу»?
Пресса США пестрит в последнее время подобными предостережениями — особенно в контексте конфронтационной торгово-экономической политики Трампа в отношении Китая. Так, газета Washington Post полагает, что пока хозяин Белого дома ссорится со своими партнерами, Москва и Пекин «цементируют альянс для XXI века». Все мировые СМИ облетела фраза Си Цзиньпина о том, что он считает президента России Владимира Путина своим «самым близким и самым надежным другом среди иностранных коллег».
Попутно выясняются любопытные подробности насчет взаимоотношений между западными «друзьями и единомышленниками». Журнал Atlantic, например, подробно описал, как Вашингтон настойчиво, хотя пока и безуспешно, пытается выкрутить руки своим европейским союзникам, чтобы те вместе с ним единым фронтом выступили против китайского проекта международного сотрудничества «Один пояс и один путь».

В публикации рассказывается о провале установочной апрельской встречи по этому вопросу в Госдепартаменте США, но указывается, что тема может быть вынесена на августовский саммит G-7 западных держав во Франции. К тому же Вашингтон и Брюссель договорились проводить по ней «ежеквартальные координационные совещания», — пишет издание.
Но при этом напоминает, что в свое время Америка уже пыталась настоять, чтобы ее союзники и партнеры держались подальше от учрежденного в Пекине Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, и только сама оконфузилась. И теперь, по словам журнала, «старшие должностные лица в Брюсселе» считают подход администрации Трампа к Китаю «основанным на заблуждении, будто слабеющая великая держава способна развернуть ход истории и вернуться к своему славному прошлому». В целом комментарий озаглавлен «В своей битве с Китаем США теряют Европу».

Тигры и обезьяна
Между прочим, на Петербургском международном экономическом форуме Путина спрашивали, «где место России в схватке за экономическое первенство». И он ответил китайской пословицей: «Когда тигры дерутся в долине, умная обезьяна сидит и смотрит, чем это закончится».
Хотя тут же указал и на смену ролей: теперь уже Россия с Китаем и другими друзьями отстаивают «справедливые, демократические принципы развития международных экономических связей», а США, которые прежде «всегда пропагандировали нам идеи свободной торговли, демократии на международной экономической арене и т.д.», ныне используют «различные ограничения, тарифные войны», опасные для всей мировой экономики.
Честно говоря, у меня это вызывает вопрос: раз угроза очевидна, значит, ее надо как минимум сдерживать? Вот и профильный замглавы МИД РФ Сергей Рябков еще два года назад утверждал, что России «нужен двухтрековый подход к отношениям с США: во-первых, сдерживание там, где мы видим агрессивные действия американцев», а во-вторых — «вовлечение США в диалог, но только по тем направлениям, которые выгодны и нужны нам». На днях он мне подтвердил, что эта его личная точка зрения не изменилась.
Просто это, видимо, легче сказать, чем сделать. Вязать лапы разъяренному тигру охотников мало: себе дороже выйдет.

Друзья на словах и на деле
ШОС, как уже упоминалось, — организация не блоковая и не конфронтационная. Казарменной дисциплины в ней нет, решения принимаются консенсусом.
И даже понятие «лидерства», которым американцы маскируют свое главенство в собственных альянсах, «шанхайскому духу» не соответствует. Во всяком случае, я так и не вытянул из Хакимова такого определения, как ни старался. Дипломат согласился лишь констатировать, что «Россия и Китай были и остаются теми двумя странами, которые в основном развивают эту организацию». Но тут же добавил, что в такой же роли хотелось бы видеть и всех остальных, особенно Индию.
Дружат шосовцы не «против кого-то», а исключительно в собственных общих интересах. Но если эти интересы объективно требуют, например, дедолларизации, ослабления зависимости от американской валюты, то страны не стесняются об этом говорить, не особо оглядываясь на «дядю Сэма».
Между прочим, по моим наблюдениям, ни у Трампа, ни у его предшественника в Белом доме Барака Обамы не наблюдалось и не наблюдается реально близких доверительных отношений с кем-либо из зарубежных коллег. При Обаме это даже служило поводом для пересудов в президентском пресс-пуле.
А что касается Трампа, то на словах у него «фантастические» отношения со всеми, кому он хоть раз в жизни жал руку. Но на деле, когда в 2016 году репортеры Washington Post готовили биографическую книгу о нем и прямо спросили его, с кем он дружит, Трамп сначала взял нехарактерную для него долгую паузу, а потом сказал: «Интересный вопрос. Дружеские отношения у меня в основном связаны с бизнесом… Есть люди, с которыми я годами не общаюсь, но считаю их друзьями». И назвал — не для печати — имена трех давних деловых партнеров.

Популярное объединение
ШОС в целом как организация популярна. Помимо регулярных членов и наблюдателей у нее на сегодняшний день шесть официальных партнеров по диалогу — Азербайджан, Армения, Камбоджа, Непал, Турция и Шри-Ланка. Эти же страны минус Турция, но плюс Бангладеш и Сирия подавали заявки на статус наблюдателя.
А на статус партнера по диалогу претендуют также Украина, Мальдивы, Египет, Израиль, Бахрейн, Катар и Саудовская Аравия. От Киева заявка поступила еще при правлении Виктора Януковича в 2012 году; с тех пор, по словам Хакимова, ее «никто не отзывал».
Ближайшие кандидаты на полноправное членство — Афганистан и Иран, хотя в Бишкеке решений по ним, как я понял, не ожидается. По поводу Ирана российский дипломат сказал, что после отмены санкций Совета Безопасности ООН эта страна отвечает всем формальным критериям членства в ШОС. А двусторонние американские санкции в этом контексте силы не имеют.

После Бишкека — Челябинск
В Бишкеке уже объявлено, что по итогам саммита ожидается подписание примерно двух десятков документов. Среди них — соглашение по СМИ, готовящееся по российской инициативе. Хакимов рассказал, что ШОС традиционно активно работает по укреплению информационно-коммуникационной безопасности, добивается принятия в ООН правил ответственного поведения государств в данной сфере.
Против России и Китая в США и близких к ним странах сейчас, по сути, идет информационная война. Спецпредставитель президента РФ по делам ШОС сказал, что атаки могут быть направлены против конкретных членов организации, но «отсидеться в стороне», по его убеждению, «не удастся никому».
Хотя отсиживаться, по-моему, никто и не собирается. Я ездил недавно на бишкекский Медиафорум ШОС, там все говорили о готовности к тесному практическому взаимодействию. Нас радушно принимали. В разговорах с местными жителями (уйгуром, киргизами, русскими) я убедился, что ШОС для них — не абстракция. С организацией связываются надежды на поддержание мира, стабильности и безопасности в регионе, на усиление интеграции, включая открытие границы с Казахстаном, в перспективе — на устойчивое экономическое развитие и улучшение жизни людей.
В 2020 году председательствовать в ШОС и БРИКС предстоит России. Уже решено, что саммиты обеих организаций пройдут в Челябинске.

Шитов Андрей, ТАСС
Потенциал роста ВВП для России только за счет расширения сотрудничества с Китаем очень большой – удвоение и утроение.
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
10 189
Адрес
Харьков
Пол
мужской
А. Неукропный. Китай поможет России отстоять Арктику (аудио)
 
Последнее редактирование:
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
10 189
Адрес
Харьков
Пол
мужской

Американское экспертное сообщество постепенно открывает для себя так называемое китайское экономическое оружие, под которым подразумевается китайский контроль или как минимум влияние на глобальные производственные цепочки. Если раньше американских сторонников экономической и торговой войны с Китаем беспокоили в основном его массированные вложения в американские государственные облигации, а также «долговая кабала», в которую Пекин якобы загоняет своих африканских и азиатских партнеров по проекту «Один пояс — один путь», то сейчас появляется понимание, что китайское влияние на мировую (и опосредованно на американскую) экономику выходит далеко за рамки финансового сектора. Очень вероятно, что эта (еще только начинающаяся) эволюция восприятия повлияет на те меры, которые Вашингтон будет принимать для того чтобы торпедировать китайскую экономику и политическое влияние Пекина в других странах, включая даже некоторые страны Евросоюза, а также Россию.

Кристофер О’ди — видный член НКО Business Executives for National Security и Naval War College Foundation на страницах National Review объясняет суть проблемы: «Господство Китая в мировом производстве основывается на триаде коммерческих возможностей, которые стали побочными продуктами индустриализации страны. В Китае накоплен опыт в области строительства и эксплуатации портов, контейнерных перевозок и логистики, а также электронных сетей. В совокупности это позволило стране предложить иностранным компаниям удобство универсального шоппинга — недорогое производство и надежное глобальное распространение с прибрежных производственных площадок Китая. Китайская портовая и логистическая сеть также позволяет осуществлять кибер-надзор, увеличивает китайские финансовые рычаги влияния на западные страны и обеспечивает Китаю круглосуточное присутствие в глобальном океане, что угрожает ограничить доступ ВМС США к растущему списку коммерческих объектов и портов под китайским контролем.»
Есть подозрение, что «вторым коллективным Huawei» станут все китайские инфраструктурные, логистические и портовые компании, — в том смысле, что администрация Трампа, вероятно будет ставить перед европейскими, азиатскими и особенно африканскими партнерами Китая бинарный выбор: или китайские компании немедленно изгоняются из всех портов или США будут применять к нарушителям меры дипломатического и экономического воздействия по аналогии с теми, которыми они угрожают странам, желающим все-таки оставить продукцию Huawei на собственном рынке телекоммуникационной инфраструктуры.

Успехи США в смысле блокирования доступа Huawei к ключевым международным рынкам пока нельзя считать выдающимися, ибо даже коллеги США по НАТО, среди которых выделяется Германия, продолжают сопротивляться американскому давлению и настаивать на сотрудничестве с Huawei. Однако Вашингтон еще только начал свою кампанию давления, и было бы наивно полагать, что в дело не пойдут санкции. На примере американского сопротивления строительству «Северного потока — 2» очень хорошо видно, что американцы не стесняются использовать санкции или угрозы санкций против частных компаний в качестве инструмента геополитического давления. Скоро в санкционных списках почти гарантированно окажутся сначала европейские телекоммуникационные компании и банки, работающие с Huawei, а потом дело вполне может дойти до тех логистических и промышленных компаний, которые работают с китайскими партнерами, с китайскими портовыми операторами и особенно с китайским «Фондом шелкового пути».
Может показаться, что вся эта история имеет лишь косвенное отношение к России и ее интересам, но этот взгляд на вещи, скорее всего, является ошибочным, ибо у американской экономической войны с Китаем почти неизбежно появится «арктическое измерение», которое затрагивает интересы нашей страны самым прямым образом. Дело в том, что до начала российско-китайского сотрудничества в арктической сфере Вашингтон мог всегда утешать себя тем, что в любой момент американский флот может просто заблокировать китайскую внешнюю торговлю — просто за счет закрытия для китайских товаров прохода через Суэцкий канал, Панамский канал и Малаккский пролив.

Москва путем продвижения идеи использования «Северного морского пути» (который находится под российским контролем и под защитой российских вооруженных сил) воленс-ноленс лишает Вашингтон важнейшего козыря в противостоянии с Китаем, и это не может не беспокоить наших американских партнеров, которые уже активно обсуждают возможные методы воздействия на Россию. Это не конспирология, а активная экспертная дискуссия во всех западных СМИ, причем многие издания не стесняются открыто писать о необходимости как-то бороться с Россией в Арктике именно из-за того, что доступ к «Северному морскому пути» — это важный элемент китайской экономической безопасности и экспансии. За примерами далеко ходить не надо, достаточно процитировать сравнительно свежую колонку японского агенства деловой информации Nikkei, которую написал британский журналист Хампри Хоксли:
«Одним из наиболее значительных практических достижений визита китайского президента Си Цзиньпина в Россию в этом месяце (июнь 2019-го. — Прим. авт.) стало создание совместного предприятия по строительству флота ледокольных танкеров. Список подписантов проекта включает в себя китайский судоходный конгломерат Cosco, российскую судоходную компанию «Совкомфлот», российскую энергетическую компанию «Новатэк» и пекинский «Фонд Шелкового пути».

Таяние льда, открытие торговых путей и растущие территориальные претензии превращают некогда забытый регион в зону, представляющую большой интерес для великих держав мира, а США открыто описывают Арктику как арену глобальной конкуренции. Усиление российско-китайского арктического альянса совмещает контроль Москвы над большей частью береговой линии и экономическую мощь Китая и его решимость расширять цепочки поставок и влияние на полярный Север.»
Если США возьмутся за разрыв китайских производственных и логистических цепочек (а дополнительным бонусом такого разрыва будет серьезный ущерб европейским компаниям), то под раздачу попадут не только Греция, Италия и Шри-Ланка (это всего лишь некоторые из стран, которые активно сотрудничают с Китаем по портовым и логистическим темам «Шелкового пути»), но и Россия. В этом сценарии от России впредь будут требовать не только отдать Украине Крым, Грузии Абхазию и Южную Осетию, а также отказаться от «Северного Потока — 2», но и закрыть для Китая Северный морской путь, а в идеале — передать его под «международное управление». Идти на уступки в арктическом вопросе нельзя, а угрозы санкций можно смело игнорировать — в любом случае на арктической нефти и на арктической торговле (особенно если она останется единственным открытым для Китая маршрутом на европейские рынки) мы заработаем больше, чем потеряем от любых американских мер экономического воздействия.

Иван Данилов, РИА
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
10 189
Адрес
Харьков
Пол
мужской
И. Полонский. Россия и Китай: плюсы и противоречия сближения в XXI веке (аудио)
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
10 189
Адрес
Харьков
Пол
мужской

Российский «золотой стандарт», когда национальная валюта будет обеспечена драгметаллами, может оказаться гораздо более привлекательным, чем обеспеченный ничем доллар.

Для США куда опаснее российская ставка на золото, чем её ядерные ракеты.
Так считает американский экономист Байрон Кинг, об этом он написал в колонке на Daily Reckoning.
Он заметил, что со стороны американских политиков есть большое внимание к российскому вооружению, к ядерному потенциалу. Однако внимание следует заострять не на этом, а на запасах драгоценных металлов.
«Я считаю, что самым мощным оружием России могут быть не ее ядерные боеголовки, а золото. Самым быстро развивающимся «оружием» в российском геополитическом арсенале являются запасы драгоценного металла, а также национальная валюта РФ – рубль», – цитирует его «ПолитРоссия».
Эксперт обратил внимание на то, что российскому руководству удалось пережить все кризисы, начиная с 1991 года и исправить ситуацию в стране. И одно из самых значимых достижений – стабилизация курса рубля, который на сегодняшний день является одной из самых недооценённых валют в мире.

Экономист заметил, что Россия сильно нарастила запасы золота в последние три года. И более того – добытое в России золото не покидает страну. По мнению Кинга, Россия намеренно конвертирует рубли в золото.
Эксперт полагает, что запасы России и Китая могут быть объединены. И тогда две страны смогут создать единую валюту, обеспеченную золотом, которая составит серьёзную конкуренцию доллару.
«Российское руководство не заинтересовано в ядерной войне, но оно может доставить США проблемы в финансовом секторе», – резюмировал он.
Экономический эксперт Александр Роджерс, уделявший много внимания российскому процессу дедолларизации и покупке золота, считает, что долларовая система уходит в прошлое.
«Всё больше экспертов считает, что доминировавшая до последнего времени в мире монетаристская финансовая система недееспособна.
Суть её заключается в том, что доллар обеспечивается долговыми обязательствами США (по сути «зуб даю»), а все остальные валюты обеспечиваются долларовыми резервами», — объяснил эксперт.
«И за соблюдением этого порядка следил МВФ, который на самом деле даже и называется «Интернешионал Монетари Фанд», то есть «монетаристский», а не «валютный», как у нас обычно переводят.

Но американское «зуб даю» оказалось слишком ненадёжным обеспечением для международной резервной валюты, поскольку в честное слово англосаксов уже давно верят только откровенные безумцы. Поэтому весь мир годами ищет альтернативу», — подчеркнул эксперт.
«И что-то типа российского «золотого стандарта», когда национальная валюта будет обеспечена золотом или корзиной из нескольких драгоценных металлов, может оказаться гораздо более привлекательным, чем обеспеченный ничем доллар.
Поэтому американские экономисты и высказывают подобные опасения», — считает А. Роджерс.
«Новая резервная валюта, имеющая более надёжное обеспечение, могла бы оздоровить мировую экономику», — считает экономический эксперт.

Ксения Мальцева, Журналистская правда
 
Сверху Снизу