великоБритания

Регистрация
27.02.2017
Сообщения
13 483
Адрес
Харьков
Пол
мужской
Г. Игнатов. Бред бесполезного величия — Великобритания и её новые авианосцы (аудио)
 
Регистрация
15.11.2018
Сообщения
4 182
Пол
мужской
Великобритания должна будет пересмотреть свои обязательства в рамках Конвенции по кассетным боеприпасам 2008 года, если она хочет одержать победу в гипотетическом военном конфликте с Россией, пишут местные СМИ.

Как пишет The Daily Telegraph со ссылкой на доклад Объединенного королевского института по исследованию вопросов безопасности и обороны, в случае столкновения российские вооруженные силы будут «значительно превосходить и опережать» ВС Великобритании, в результате чего «вражеская артиллерия сможет безнаказанно выполнять свои огневые задачи», передает ТАСС.

Чтобы избежать этого, авторы доклада предлагают инвестировать в дорогостоящее высокоточное оружие или пересмотреть обязательства, которые Великобритания взяла на себя согласно Конвенции по кассетным боеприпасам.

Автор документа Джек Уотлинг отметил, что в армейских кругах существует понимание важности артиллерии и интерес к возобновлению развития такого типа вооружений, но пока не понятно, разделяет ли эту позицию правительство страны.

Напомним, в начале ноября The Daily Telegraph писала, что Западу нужно «поумнеть» и «дать отпор» Москве в Арктике.
Британия собралась пересмотреть отказ от кассетных боеприпасов на случай «войны с Россией»

...но, боюсь, джентльмены не понимают, что в случае такого конфликта кассетные боеприпасы им помогут очень и очень слабо. Да и высокоточные как бы не очень, потому что на их артиллерийско-дуэльный укол контрбатарейной шпагой русские могут незатейливо, зато от всей душевной широты гвоздить дубиной РСЗО разных калибров, с развитием каковых у Британии вообще почти никак. Это, конечно, не может не забавлять - то, что джентльмены хоть и хреново, но учат уроки ВСУ на Донбассе - но, похоже, с идеологической зашоренностью ("на Донбассе воюет Российская Армия! - значит, в случае конфликта с ней война будет такая же...") этот урок им пойдет очень не впрок.

Даже если обойдется без вежливых... то есть тактичных ядрен-батонов.
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
13 483
Адрес
Харьков
Пол
мужской
Русофобия может сыграть с Борисом злую шутку

История показала, что созданный образ запросто может использоваться против создателей. Так было в Китае с антияпонской истерией, так будет на Украине с русофобией, и так происходит в Великобритании – с той же русофобией.



Британские консерваторы пали жертвой собственных фейков. Теперь их обвиняют в работе на Россию.

Вы сюда смотрите
Еще недавно казалось, что правительства мастерски освоили практику конструирования реальности через подконтрольные СМИ. Именно средства массовой информации внушали населению, что такое «хорошо» и чем оно отличается от «плохо»; как правильно жить; кто является врагом этой правильной жизни; и наконец, кто виноват в тех или иных проблемах, созданных благодаря ошибкам самой правящей элиты.
Однако история показала, что в какой-то момент созданный образ начинает использоваться против создателей. Так, например, было в Китае – взращенный китайским правительством антияпонизм привел к тому, что регулярные скандалы, устраиваемые китайским МИДом в отношении «героизирующих милитаризм» японцев, перестали быть контролируемыми. Дипломатические демарши стали сопровождаться антияпонскими погромами, что уже сильно вредило инвестиционному облику Китая. Более близкий пример – Украина. Взращенная в стране русофобия частично легитимирует нынешнюю деструктивную политику режима, однако очень серьезно осложнит для Киева неизбежный в будущем процесс нормализации российско-украинских отношений.
В похожей ловушке сейчас оказалась британская элита – правящая Консервативная партия во главе с премьер-министром Борисом Джонсоном. Взращенный ими крокодильчик русофобии стал пожирать рейтинг, а также политические карьеры своих создателей.
А начиналось все очень многообещающе. Сконструированное британскими спецслужбами «дело Скрипалей» – якобы нападение российских спецслужб на мирно живущую Великобританию – решило сразу несколько задач, стоящих перед кабинетом Терезы Мэй. Во-первых, отвлекло внимание населения Великобритании от Брексита. Англичане с упоением следили за скрипалиадой, что позволяло правительству Терезы Мэй выводить из общественной дискуссии наиболее острые вопросы будущего соглашения с ЕС. Во-вторых, дело Скрипалей отвлекло внимание Европы. В Лондоне понимали, что Евросоюз будет выкручивать британским переговорщикам руки, что сама Великобритания после успешного референдума по Брекситу будет превращаться в общеевропейского изгоя. Дело Скрипалей и тот образ жертвы, который приобрела Британия, позволил ей хотя бы на какое-то время перехватить инициативу и повыкручивать руки уже самому Брюсселю на предмет ввода антироссийских санкций. Ну и вишенкой на торте стала просто сама по себе шпилька в адрес Москвы – британские власти известны своим многовековым «теплым» отношением к России.

По законам истерии
Однако очень быстро идея российского вмешательства (основанная не на доказательной базе, а на «хайли лайкли») стала приобретать признаки истерии. Степень влияния Москвы была резко гипертрофирована, и в Британии началась настоящая охота на русских агентов. Под раздачу попали российские СМИ (которых позиционировали чуть ли не главную угрозу незамутненному британскому сознанию), и сейчас настала очередь самих авторов антироссийского фейка – Консервативной партии.
Дело в том, что примерно полтора года назад в Британии начала работу специальная комиссия, которая должна была оценить степень вмешательства России в самое важное британское голосование за последние десятилетия – волеизъявление по Брекситу. Отчет по работе этой комиссии лег на стол Борису Джонсону еще в октябре, однако британский премьер вплоть до сегодняшнего дня не дал добро на публикацию результатов расследования. И его действия вполне логичны. Содержание доклада уже частично утекло в прессу. Скорее всего, в документе будет подчеркнут факт вмешательства, приведены примеры «недопустимых действий российского государства» (например, статьи российских СМИ, которые могли увидеть британские граждане – за полгода до референдума RT и «Спутник» выпустили якобы 260 таких текстов) и сделан вывод, что степень влияния России на результат сложно подсчитать.
Крайне многозначительная формулировка, которую могут (и будут) трактовать как вывод о весьма серьезном вмешательстве. Учитывая, что преимущество сторонников Брексита над противниками было минимальным (чуть менее четырех процентных пунктов), оппозиция вполне сможет заявить, что российское вмешательство критически повлияло на результат – и тем самым подорвать легитимность самого референдума. А вместе с ним и дискредитировать сторонников Брексита – то есть Консервативную партию и лично Бориса Джонсона. Накануне важнейших для премьера досрочных парламентских выборов (которые пройдут 12 декабря) подобная дискредитация недопустима. Она может привести не только к сокращению рейтинга Консервативной партии, но и к успешному выступлению на выборах лейбористов. Которые, оседлав тему нелегитимности референдума, могут потребовать проведения нового. А это минимум полгода только подготовки – и эти полгода серьезно обострят отношения Великобритании с ЕС (который ждет, что Лондон покинет тесные евросоюзовские ряды в конце января 2020-го).

Агент против агента?
Не желая получать такие риски, британские власти воспользовались положением законодательства (запрещающего публиковать подобного рода отчеты в ходе предвыборной кампании) и заявили, что документ будет опубликован сразу же после выборов. Когда позиции Джонсона (назвавшего доклад чушью) уже ничего не будет угрожать.
Оппозиция понимает игру премьера и не желает выпускать его из петли. Представитель лейбористов по внешнеполитическим вопросам Эмили Торнберри уже потребовала от Бориса Джонсона опубликовать доклад как можно раньше. «В ином случае народ справедливо продолжит интересоваться, что он (премьер – прим. ред.) пытается скрыть и почему», – отметила госпожа Торнберри. И противники премьера уже намекают почему – Борис Джонсон, как выясняется, находится на содержании у Кремля. Британские СМИ раскопали, что с ноября 2018 года бизнесмены российского происхождения пожертвовали Консервативной партии как минимум полмиллиона фунтов.
Любопытно, что британский кабмин защищается в том числе и благодаря антироссийским страшилкам – и также с намеком на российское содержание. Лидер лейбористов Джереми Корбин сам недостаточно патриотичен – например, он не поддержал правительство Терезы Мэй, когда оно раскручивало маховик антироссийской истерии после истории со Скрипалями.
Конечно, в России могли бы просто с попкорном наблюдать за этой сварой, однако в ней нет ничего хорошего для Кремля. Кто бы ни победил, отношения между Лондоном и Москвой будут оставаться весьма арктическими. До тех пор, пока российская угроза не перестанет быть частью западной конструкции реальности.

Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ, ВЗГЛЯД
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
13 483
Адрес
Харьков
Пол
мужской
И. Данилов. Британское СМИ просит прислать оккупантов для спасения демократии (аудио)
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
13 483
Адрес
Харьков
Пол
мужской
А. Халдей. Принц Эндрю как символ вырождения британской аристократии (аудио)
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
13 483
Адрес
Харьков
Пол
мужской
Союз нерушимый бывших лютых врагов

Отношения США и Великобритании сегодня называют особыми. Страны поддерживают друг друга во всем, у них единая позиция по дипломатическим вопросам, они выступают единым фронтом в военных операциях. Но так было не всегда. История их взаимоотношений вызывает несколько резонных вопросов: как, пройдя через две войны и почти сто лет открытой вражды, эти страны стали одним целым? Когда произошла смена курса на сближение? Значительную роль в этом сыграли три человека.



Три войны
Американская независимость началась с восстания против жестоких налоговых поборов. Британская метрополия ограничивала развитие предпринимательской деятельности на территории колонии, чтобы продолжать поставлять жизненно необходимые товары в США и не давать их производить или покупать у других стран.
Путь колонистов к мировому экономическому господству, как известно, начался с опрокидывания ящиков с чаем с кораблей Ост-Индской кампании в бостонском порту в 1773 году. Затем было 10 лет кровопролитных боев и проблемных переговоров, которые закончились выводом регулярных войск и признанием независимости 13 колоний Конфедеративных Штатов. Англия проиграла эту гражданскую войну, потому что нестабильностью воспользовались ее старые враги — Голландия, Дания, Франция, Испания. Даже Россия поддержала Штаты демонстрацией своего флота у берегов Британской империи.
После объявления независимости Штатов оставалось много нерешенных вопросов, как мелких — вроде возвращения 250 конфискованных судов, так и более серьезных — вроде непризнания гражданства американцев: оказавшегося на территории Британии американца без разговоров забривали в армию.
Но отношения спасала единая религия. Англиканская церковь после войны за независимость разделилась — большинство решило отделиться от лондонского епископата, но общинные связи остались. В XVIII веке религиозная общность играла не только культурную, но и экономическую роль — всегда предпочтительнее было вести дела с людьми одной веры.

Вторая война 1812-1814 годов чудом окончилась для американцев нейтрально. Стремясь расширить свои владения, федеральное правительство устремилось в сторону канадских земель. Пока Наполеон держал блокаду британских островов в Европе, в США надеялись, что смогут одержать быструю победу против отрезанных частей королевских войск в Канаде.
На скорое поражение Наполеона в российских землях никто не рассчитывал, но даже не это подкосило американцев. Британия подкупила индейские племена, которые успешно наносили точечные удары по американцам еще много лет до и после этой войны, истощив армию. Только несколько удачных военных маневров позволили республиканцам оставить границы в довоенных пределах.
Важно отметить, что даже в то время за войну были далеко не все члены Палаты представителей. Существовала вполне открытая сенатская оппозиция решению о вступлении в войну. А в 1815 году предприниматели и администрация Новой Англии безболезненно восстановили все свернутые торговые связи с Британией.
Во время Гражданской войны Севера и Юга в 1861-1865 годах британский истеблишмент поддержал проигравшую сторону. С южанами у англичан были более прочные торговые связи. И хотя напрямую Великобритания не ввязывалась в войну, потому что сама имела тяжелый военный конфликт в Мексике, британцы регулярно поставляли южанам оружие и деньги.

Борьба доктрин
С таким малоприятным багажом США и Британия входили в XX век. Если до этого государственные деятели Соединенных Штатов мыслили в рамках Доктрины Монро — политики невмешательства в дела европейских держав, то с приходом к власти президента Вудро Вильсона и ростом экономической мощи США все начало меняться.
Доктрина президента Джеймса Монро разделяла сферы влияния на европейскую и американскую без права вмешательства в политику другого континента. Для своего времени (первой половины XVIII века) она была очень удачным политическим решением, позволившим без существенных международных потерь присоединить к США Техас, Калифорнию, Аризону и другие земли и даже вести приятельские отношения с Россией во время Крымской войны и в дальнейшем.
Первым шагом к потеплению отношений США и Великобритании стал договор Хея-Паунсфота от 1901 года, который аннулировал экономические ограничения для американцев при строительстве Панамского канала. С этим договором канал, хотя и оставался открытым для всех судов, полностью контролировался военным флотом США.
Он стал возможен, потому что дипломатические круги Великобритании превозмогли гордыню и признали, что теряют влияние в мире. Тем более фокус внимания смещался в сторону усиливающейся Германии. Англия поменяла риторику.

Собрания, которые проводятся в Вестминстере, не имеют юрисдикции над другими странами. Ни они, ни исполнительная ветвь власти, если только они не решат пренебречь международным правом, не могут вмешиваться во внутренние дела других стран. Британия не должна угрожать другим странам, если она не готова подкрепить слова силой. Прежде всех сражений — дипломатия, так же как судебное разбирательство начинается с письма адвоката. Угрозы бесчестны, они призывают людей мира разговаривать языком войны, — Роберт Солсбери, премьер-министр Великобритании в 1985-1902 годах.
Вторым актом сближения стала испано-американская война, начавшаяся в 1898 году. Сражения проходили за влияние над островами, в частности на Кубе. Британия сначала поддерживала испанское правительство, потому что считала, что с Испанией проще договориться о сохранении торговых путей через Кубу.
Американцы пообещали британцам, что дадут Кубе независимость, что устроило Британию настолько, что они стали фактически единственным союзником США в этой войне. Штаты сдержали свое слово в 1902 году. Взамен они поддержали Лондон в Бурской войне, пожертвовав доверием простых американцев.

Первый think tank
На рубеже веков в США все более влиятельным человеком становился Эдвард Хауз, предприниматель и политтехнолог в современном понимании этого слова. Построив бизнес-карьеру, он начал страстно интересоваться выборами, познакомился с видными функционерами Демократической партии. Он помог одержать победу демократу Джеймсу Хоггу в родном Техасе, хотя его оппонент Джордж Кларк был на голову впереди.
За спинами менеджеров кампании, которые выступали на публике, высказывались в прессе, сидел молодой мужчина 35 лет, который выстраивал стратегию действий, направлял, концентрировал и рассеивал политическое усилие и даже предлагал нужные слова, — из биографии Хауза «Филипп Дрю: Администратор».
За эту помощь Хауза наградили званием «полковника», хотя он никогда не служил. Он помог выиграть выборы демократам в Техасе еще три раза и даже собирался помочь демократам на президентских выборах, но этому помешали разногласия с главой партии Уильямом Брайаном.
В 1911 году он переехал из Техаса в Нью-Йорк и тесно сблизился с губернатором Вудро Вильсоном, будущим президентом США. В 1912 году Хауз провел успешную президентскую кампанию для своего друга и стал его советником. Несмотря на то что он не занимал никаких официальных постов и всегда от них отказывался, ему выделили несколько комнат в Белом доме.
Немалую часть срока Вильсона Хауз провел в Европе во время Первой мировой войны, пытаясь найти подходы к разным игрокам. Там он познакомился с министром иностранных дел Великобритании Эдвардом Греем, фактическим создателем Антанты и яростным сторонником сближения США и Великобритании. Их взгляды совпали.

Для подготовки позиции США на близящихся мирных переговорах Хауз выбрал 21 ученого, которые должны были подготовить для Вудро Вильсона обширную дорожную карту по переустройству мира. Научное предприятие финансировал соратник Хауза, старший партнер банка JPMorgan Томас Ламонт.
Это был первый think tank в современном понимании этой фразы — независимый научный кластер, продающий свои знания администрации США. В их обязанности входило составление выгодного для США плана устройства для каждого значимого региона в мире. В группу вошли философы, историки, политологи во главе с Сидни Мезесом, Вальтером Липпманном и его преемником Исайей Боуманом.
Именно эти люди рекомендовали США настаивать на независимости Люксембурга. В зависимости от исхода революции в России Украину и Балтийские страны предлагалось всеми силами отделять от бывшей империи. Благодаря их предложениям Румыния обрела современные территории. Но главным достижением этого «исследования» было создание Лиги наций. Идея не принадлежала им, но часть рабочих процессов и Конституцию наднационального органа разработали именно в этом мозговом центре.
В администрации Вудро Вильсона ходила шутка, отражавшая политическую мощь полковника Хауза:
— Как пишется фамилия госсекретаря Вудро Вильсона Роберта Лансинга?
— Х-А-У-З.

Особые отношения
Именно Хауз помог Вудро Вильсону изложить знаменитые «Четырнадцать пунктов», которые помогли завершить Первую мировую. Сегодня эти пункты до сих пор составляют основу взгляда Демократической партии на внешнюю политику США. Они представляют собой провозглашение глобализации при сохранении национальных интересов разных стран. Пункты даже тогда были довольно утопичным и миролюбивым политическим воззванием. После Второй мировой они не могли сохраниться в изначальном виде.
Однако они стали плацдармом для «особых отношений» между Великобританией и США. Без крепкого симбиоза экономических, культурных, религиозных связей подобный альянс двух заклятых противников построить бы не удалось. Но и без политической воли, проявленной сначала британскими политиками, а затем и американскими, не было бы взаимной поддержки двух стран во всех войнах XX века.
Именно чутье Хауза, утопическое миропонимание Вильсона и принципиальность министра Эдварда Грея стали основой для совместной политической воли, раскрывшейся в полной мере во второй половине XX века.
Многие считают, что «особые отношения», провозглашенные Черчиллем в 1946 году, не более чем миф. США пользуются главенствующим положением в экономической гонке, чтобы давить на Великобританию. А премьер-министра Британии Тони Блэра вообще называли «верным пуделем Штатов». Но даже после того, как Британия фактически предала идеалы вильсоновской парадигмы, выйдя из ЕС, Соединенные Штаты не отказались от сотрудничества с Британией на всех уровнях.

Сергей Харламов, RUPOSTERS
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
13 483
Адрес
Харьков
Пол
мужской
Джонсон намерен держать дистанцию от Трампа

Да, они похожи. Оба из Нью-Йорка. Но служат разным государствам. Хотя кое-кто считает, что Джонсон собирается продать британское здравоохранение американским фармацевтическим гигантам. Приходится доказывать, что его с Трампом ничего не связывает, кроме НАТО.



Если верить слухам, то им есть что обсудить по-свойски, без посторонних. Скажем, «российское вмешательство». Дональд охотно поделился бы с Борисом опытом наплевательства на подобные сплетни. Ведь британцу тоже «шьют» участие русских. Но Джонсон, как выяснили СМИ, намерен сторониться Трампа, чтобы ни дай Бог не остаться с ним один на один. И даже – рядом. А то подумают, что их еще что-то связывает, кроме НАТО, на саммит которого хозяин Белого дома и прилетает. Причем, в понедельник. А значит, Джонсону уже сегодня надо как-нибудь увернуться от его объятий.
Именно такой совет дали премьер-министру его помощники. Свести до минимума контакты с американцем. Так это или нет, но их двусторонняя встреча в распорядке не значится. Только пара мероприятий со всей честной компанией и все. Это потому, что боятся консерваторы трамповского красноречия. Уж слишком настойчиво выказывает он Борису свое расположение. А репутация у него в Британии не ах, чтобы принимать его похвалы за манну небесную. К тому же у тори и так все идет к победе. Лейбористы отыграли нескольку пунктов. Но социология по-прежнему отдает правящей партии самодостаточное большинство в палате общин.

Ради него Джонсон все это и затеял. И он вполне обходится без посторонней помощи. Особенно покровительственно-панибратской. Тем паче, от того, кто держит себя с ним за старшего панибрата. Да, они похожи. Оба из Нью-Йорка. Но служат разным государствам. Хотя Джереми Корбин сомневается. На каждом углу кричит, что Джонсон собирается продать британское здравоохранение американским фармацевтическим гигантам. И это, говорит, лишь эпизод той самой «самой большой в истории торговой сделки», которую Трамп пообещал Джонсону за жесткий выход из ЕС. По словам лидера оппозиции, она вся состоит из подобного рода «взаимовыгоды».
Джонсон, чтобы развеять эти подозрения, даже пообещал, если останется премьером, сосредоточиться на укреплении связей с Европой, не смотря на разрыв с ней, а не с Америкой. А Трампу в субботнем радиоэфире весьма конкретно порекомендовал держаться от избирательной кампании подальше. «Было бы лучше, если бы президент США не принимал участие в наших выборах. Было бы лучше, если бы США и Великобритания вообще никогда не вмешивались в выборы друг друга». Было бы лучше, если бы они не вмешивались и в выборы других. Но пусть хотя бы меж собой разберутся.

Джонсон мог бы ответить Трампу той же монетой. Правда, для начала ему надо удержаться в кресле премьера и разобраться с Brexit. А потом тоже мог бы проявить повышенное внимание к судьбе американского президента. Сказать, например, что Трамп – это «лучшее, что есть у Америки», а Байден, или любой другой от демократов, – это «плохой выбор для США». Но вряд ли Борис на это пойдет. И не потому, что англичанам несвойственно лезть в чужие дела. С них как раз и повелось. А потому, что у них не принято складывать все яйца в одну корзину. Тем более, если эти яйца с таким трудом удастся сохранить. В том числе, видимо, и от Трампа.

Михаил Шейнкман, радио Sputnik
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
13 483
Адрес
Харьков
Пол
мужской
До выборов в Великобритании менее 10 дней: Консерваторы эксплуатируют тему ”закон и порядок”, лейбористы продолжают менять свою предвыборную стратегию

Остаётся меньше десяти дней до выборов, а значит обе главные партии пытаются воспользоваться любым событием в свою пользу.



Консерваторы продолжают раскручивать тему раннего освобождения Усман Хана. Борис Джонсон уже успел пообещать, что новое консервативное правительство закроет нынешние лазейки в законе и осуждённые террористы будут отбывать полное наказание. Оппозиция тут же обвинила консерваторов в попытке использовать трагедию в собственных электоральных интересах.
Такое обвинение может показаться логичным, но тут стоит напомнить, что левые партии сами активно используют подобные трагедии ради собственных целей. Можно вспомнить страшный пожар в башне Гренфелл в июне 2017, когда лейбористы открыто обвиняли консерваторов в ненависти к бедным жильцам социального жилья.
Пока консерваторы эксплуатируют тему ”закон и порядок”, лейбористы продолжают менять свою предвыборную стратегию. Отправлены в далёкий чулан самые активные сторонники второго референдума и Евросоюза.
Партия всерьёз опасается за свои округа на севере Англии и пытается всеми силами остановить наступление консерваторов. Вместе с Джереми Корбином в предвыборное турне по промышленным округам отправился Иан Лавери (лидер шахтерского профсоюза).
Левые политики вспоминают старые бои между шахтерами и правительством Тэтчер, а так же пугают, что консерваторы вновь отберут часть пенсии у старых работяг. Тут стоит заметить, что сам Иан Лавери, на посту лидера шахтерского профсоюза, назначил себя пенсию в размере 165 тысяч фунтов в год. Ему точно не стоит беспокоиться о помощи правительства.

Westminster
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
13 483
Адрес
Харьков
Пол
мужской
Лондон может напоследок преподнести сюрприз Европейскому Союзу

В эти дни в Великобритании ничто не следует воспринимать как должное, однако весьма вероятно, что 2020 год станет годом, когда наконец-то произойдёт Брексит.



Большинство граждан Великобритании, вероятно, с облегчением выдохнут, когда закончится эта, казалось бы, бесконечная агония, в то время как большинство европейских лидеров, вероятно, будут рады, что им не придётся спорить по поводу очередной отсрочки. Но останется немало вопросов, которые предстоит решить, пишет экономист и эксперт по государственной политике Жан Пизани-Ферри в статье для издания Project Syndicate.
На вопрос «Кто потерял Великобританию?» нужно ответить, что, прежде всего, сама Великобритания. Какие бы ошибки ни допустили другие 27 членов Европейского союза, они не могут нести ответственность за необычайное поведение трёх одинаково дилетантских правительств Великобритании за последние пять лет.
Тем не менее из того, что произошло в Британии, можно извлечь несколько уроков. Во-первых, как указал обозреватель Вольфганг Мюнхау в Financial Times, битва в Великобритании за членство в ЕС была проиграна задолго до того, как она началась. С 1990-х годов ведущие эксперты и СМИ регулярно изображали удушающую бюрократию ЕС, одержимую расширением своей собственной власти. Немногие высокопоставленные политики осмелились противостоять таким предрассудкам.

К сожалению, подобные тенденции в настоящее время видны и в других основных странах ЕС. Во Франции 56% граждан — столько же, сколько в Великобритании — склонны «не доверять» ЕС. Избиратели из рабочего класса особенно недовольны ЕС. Большую уверенность в ЕС выразили в Германии, но политика Европейского центрального банка оказалась под угрозой. В течение многих лет циркулировали ужасные истории о скрытых операциях ЕЦБ. В бестселлере немецкой газеты Bild теперь утверждают, что немецкие вкладчики потеряли $132 млрд за время пребывания в должности бывшего президента ЕЦБ Марио Драги (или «графа Драгила», как назвали его редакторы). Многим европейским политикам, как и их британским коллегам, легче потворствовать таким представлениям, чем противостоять им. Это прокладывает путь для будущих негативных последствий.
В то же время, ЕС следовало бы провести самокритический анализ своих действий. Когда бывший премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон стремился получить временный лимит в отношении мигрантов из Центральной и Восточной Европы, было бы целесообразно выработать вместе с ним то или иное решение. А после того, как ЕС начал переговоры по Брекситу с преемницей Кэмерона Терезой Мэй, возможно, было бы разумно ответить на ряд её предложений в отношении Брексита. После референдума о членстве Великобритании в ЕС, состоявшемся в июне 2016 года, 27 европейских стран проявили удивительную сплочённость, удивительную последовательность политики, поразительным образом лишённой всякой стратегии. Их позиция мотивировалась не столько желанием ограничить взаимный ущерб, сколько страхом, что любое смягчение в переговорах с Великобританией может привести к дальнейшей раздробленности. Их кажущаяся сила скрывала внутреннюю слабость.

Для ЕС сейчас приоритетно поддержать взаимовыгодное сотрудничество с Великобританией и предотвратить опасность того, что Британия станет проводить агрессивную конкурентную стратегию в сфере правового регулирования.
Совместные оборонные инициативы с участием британских и континентальных партнёров, скорее всего, смогут пережить Брексит, сотрудничество в рамках многосторонней системы почти наверняка продолжится, а специальные проекты, вероятно, будут процветать. Жертвой Брексита может оказаться экономическая интеграция с единым европейским рынком.
Великобритания является крупным экспортёром банковских, страховых, бухгалтерских, коммуникационных и профессиональных услуг, половина из которых направляется в ЕС. Если лозунг сторонников Брексита «вернуть контроль» Лондону что-то значит, он подразумевает использование британского законодательства вместо законодательства ЕС. На следующий день после Брексита режим регулирования в Британии будет идентичен режиму, который существует на территории торговых партнёров по ЕС, потому что в 2018 году Великобритания приняла закон, который просто скопировал все законы ЕС во внутреннее законодательство. Но по мере того, как парламент Великобритании постепенно вносит поправки в эти законы, а ЕС принимает свои собственные новые законы, две правовые системы начнут расходиться. Вопрос в том, насколько далеко они могут разойтись, не ставя под угрозу экономические связи и не подрывая процветание?
Есть два возможных сценария. Во-первых, Великобритания может принимать законы, отличные от законов ЕС, но основанные на тех же основных принципах. В этом случае национальные законы Великобритании будут воплощать различные подходы к регулированию, но при этом создавать ограниченные препятствия для торговли услугами.

Во-вторых, существует возможность того, что Великобритания попытается подорвать законодательство ЕС. Данный сценарий часто называют «Сингапур-на-Темзе», при котором Великобритания будет устанавливать менее строгие стандарты финансовой стабильности, будет более мягко подходить к вопросу о защите данных и, возможно, внесёт изменения в трудовое законодательство в надежде привлечь больше инвесторов. Подобные действия были бы справедливо признаны европейскими партнёрами Великобритании неэффективными и привели бы к тому, что ЕС ограничил бы доступ на свои рынки для британских экспортёров услуг.
По какому маршруту пойдёт Британия? В идеале Великобритания могла бы договориться с ЕС об общих принципах и придерживаться их. Но поскольку некоторые из самых непреклонных сторонников Брексита открыто мечтают завершить дело бывшего премьер-министра Маргарет Тэтчер и превратить Великобританию в рай с низким уровнем регулирования, в ЕС чувствуется обеспокоенность по данному поводу. Существует серьёзный риск запуска агрессивного британского дерегулирования и ответной реакции со стороны ЕС, что будет иметь пагубные последствия для торговли услугами.

ЕС не должен просить Великобританию рабски копировать европейское законодательство. Но в Брюсселе должны ясно дать понять, что агрессивная конкуренция в сфере регуляции неприемлема. ЕС должен предложить Великобритании выбор: либо она соглашается придерживаться общих принципов и проявить сдержанность в плане регулирования, чтобы сохранить хороший доступ к европейскому рынку, либо она может отказаться от этого, что может сказаться на британском экспорте в ЕС.
Учитывая то, что Брексит рано или поздно случится, будущие историки, вероятно, будут вспоминать 2020 год как год, когда ослабленный и уязвимый Европейский союз решил сделать себя ещё более слабым и уязвимым. Задача его лидеров сейчас состоит в том, чтобы не усугубить ситуацию.

Максим Исаев, Regnum
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
13 483
Адрес
Харьков
Пол
мужской
И. Данилов. Великобританию унижает "могучий карлик": он поставил ей ультиматум (аудио)
 
Сверху Снизу